Новости партнеров

Катынь преткновения

Польша отвергла российский отчет о причинах гибели Качиньского

Гибель польской делегации, летевшей на траурные мероприятия в Катынь, вновь стала центральным вопросом в российско-польских отношениях. 17 декабря Варшава представила Москве свой официальный комментарий на российский отчет о причинах крушения самолета президента Леха Качиньского. Одновременно премьер-министр страны Дональд Туск назвал результат работы российских экспертов неприемлемым во многих отношениях: поляки усомнились как в некоторых частностях, так и в выводах. Эти слова в перспективе могут дать отсчет новому похолоданию в отношениях двух стран.

Межгосударственный авиационный комитет (МАК) объявил о завершении расследования обстоятельства авиакатастрофы 20 октября. Представители комитета отметили, что их польские коллеги имели возможность наблюдать за всеми этапами действия следователей, в работе комиссии принимали участие специалисты из РФ, Польши и США, а подготовка отчета шла с соблюдением норм Международной организации гражданской авиации
(ИКАО).

Согласно международным нормам, отчет должен быть опубликован после того, как польская сторона представит свои комментарии по нему. У Польши было на это 60 дней, которые как раз и истекли в конце второй декады декабря.

Стоит отметить, что негативная реакция Варшавы на содержание отчета не стала полной неожиданностью. СМИ намекали на то, что ход расследования, которое вели россияне, не до конца устраивал польскую сторону. Так, еще летом польский Newsweek опубликовал статью "МАК: коррумпированные правители неба?", в которой предположил, что отчеты комитета не всегда адекватно отражают обстоятельства авиапроисшествий. Одновременно поляки объявили сбор подписей за независимое международное расследование гибели высшего руководства страны; под петицией подписались триста тысяч человек.

А уже в декабре в Европарламенте состоялись слушания, посвященные расследованию катастрофы под Смоленском. На них выступали представители польской оппозиции, в частности - дочь погибшего президента Марта Качиньская. Она попросила у европейских государств поддержки для Польши и призвала организовать международную комиссию для установления причин крушения самолета. Качиньская заявила, что по итогам деятельности МАК часть вопросов остались непроясненными, а ряд доказательств (в частности - фрагменты Ту-154) оказались потеряны или уничтожены. На этом основании она сделала вывод, что россияне хотят скорее скрыть правду, чем ее установить.

Газета Rzeczpospolita публиковала список вопросов, на которые польские следователи не смогли получить ответ из отчета МАК. Прежде всего, им не хватило информации о аэродроме "Северный", в частности, о том, каков его статус (военный либо гражданский) и какое на нем использовалось оборудование в день катастрофы. Также следователи хотели бы иметь возможность самостоятельно исследовать обломки самолета и "черные ящики". Поляки жаловались на то, что место падения лайнера было недостаточно изучено, а фрагменты лайнера и даже тел погибших продолжали находить и спустя месяцы после катастрофы.

Однако российская сторона еще в ходе расследования ответила на некоторые претензии. Так, сбору обломков Ту-154 уделили дополнительное внимание, а судмедэксперты, занимавшиеся опознанием тел, были допрошены. Кроме того, критика хода расследования до поры исходила не от руководства страны, а лишь от польской оппозиции. Не без оснований можно было предположить, что партия Ярослава Качиньского "Закон и справедливость" стремится использовать авиакатастрофу под Смоленском в своих политических целях.

Однако в конце концов к точке зрения своих противников примкнул и премьер-министр Дональд Туск. 17 декабря поляки передали МАК свои комментарии к отчету о расследовании происшествия - они заняли 148 страниц (для сравнения, российский отчет о причинах ЧП составил 210 страниц). А Туск заявил о многочисленных нарушениях и недочетах, которые российская сторона допустила при составлении документа. По его словам, недостатков в отчете так много, что количество переходит в качество, и в выводах, которые сделала российская комиссия, можно усомниться.

Позднее в тот же день МАК выступил с сухим официальным заявлением, в котором подтвердил, что получил замечания от польских коллег, а также отказался комментировать политические заявления.

Случившееся нельзя назвать иначе, кроме как международным скандалом. Ситуацию только усложняет то, что резкие заявления Туск сделал вскоре после польского визита Дмитрия Медведева, в ходе которого обе стороны заявляли о новом этапе в отношениях. С российской стороны это не было пустым словом: незадолго до начала визита Госдума приняла резолюцию, по которой ответственность за Катынский расстрел была возложена на руководство СССР и лично Сталина.

Теперь следующий шаг вновь за россиянами - они должны рассмотреть претензии поляков и, по всей видимости, объявить о возобновлении расследования. МИД РФ уже выступил с комментарием, нацеленным на сглаживание конфликта, призвав "не политизировать" произошедшее. Нельзя исключить, что в роли дипломатов, улаживающих ситуацию, вскоре придется выступить высшему руководству РФ - Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину.

При этом российско-польские отношения, и без того непростые, еще более обострятся, если Польша продолжит начатое - например, предпримет шаги по созданию международной комиссии и втянет в расследование катастрофы представителей США и ЕС.

Стоит отметить, что ни отчет МАК, ни комментарии поляков пока не опубликованы. Однако причина катастрофы самолета Леха Качиньского давно не является секретом ни для кого. Более того, польская сторона никогда не отрицала того, что в кабине пилотов находились посторонние, а решение о посадке было ошибочным и, по всей видимости, принималось под давлением.

Чем именно Варшаву не устроил отчет МАК, можно догадываться по заявлениям, которые попадали в СМИ ранее. По всей видимости, польская сторона оказалась недовольна тем, что в документе недостаточное место уделено роли российских авиадиспетчеров. Польша изначально указывала на то, что диспетчеры аэродрома "Северный" ответственны за крушение наряду с пилотами: они предупредили экипаж самолета о плохих погодных условиях, но не стали препятствовать опасной посадке. Напротив, по мнению польской стороны, диспетчеры неоправданно взяли на себя руководство действиями пилотов, садившихся при нулевой видимости, а команду остановить снижение дали за мгновение до того, как самолет столкнулся с деревьями. Варшава также высказывала недоумение в связи с тем, что российские следователи денонсировали показания диспетчеров, которые были взяты вскоре после катастрофы, и предоставили польской стороне новые результаты допроса тех же людей.

Впрочем, в такой ситуации возлагать вину на диспетчера было бы странно - и на это тоже указывали эксперты, в том числе и международные. Автоматика на польском самолете работала исправно, и она постоянно сигнализировала об опасности, однако пилоты эти сигналы проигнорировали. Наземный диспетчер в такой ситуации выступает не более чем консультантом - дать прямую команду на снижение он не может, решение все равно остается за командиром экипажа. И прежде чем принять участие в посадке, российский диспетчер предлагал Ту-154 другое место для приземления, но польский экипаж ответил отказом. Видимо, действительно не по своей воле. Но почему за рискованные действия польских высокопоставленных лиц должны отвечать диспетчеры "Северного", сделавшие все, чтобы обеспечить безопасность пассажиров, непонятно.

Катастрофа президентского Ту-154 - переломное событие для современной Польши. Оно, безусловно, стало переломным и для Дональда Туска: после гибели Леха Качиньского были объявлены новые президентские выборы, на которых победил однопартиец премьер-министра Бронислав Коморовский. Одним из итогов ЧП под Смоленском стало потепление в российско-польских отношениях, причем началось оно не после победы Коморовского и смены политической конъюнктуры. Перелом произошел прямо в день катастрофы, и Туск, обнявшись с Путиным на месте падения самолета, сам дал старт переменам.

На этом фоне отповедь польских властей выглядит резким контрастом. Очевидно, что даже если отчет МАК действительно содержит недостатки, то об этом Варшава могла бы сообщить Москве приватно или хотя бы более сдержанно, без резких заявлений руководства страны. Очевидно, что реакция Туска - это жест политический, рассчитанный на достижение целей, значимых в первую очередь для польской верхушки. И вне зависимости от того, пошел ли он на обострение по своей воле или же поддался давлению со стороны оппозиции, может статься, что в российско-польских отношениях вновь началась зима.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры