Мне не интересно ваше мнение

Оперная звезда подвела нью-йоркский театр Метрополитен

Одна из самых колоритных оперных звезд мира Анджела Георгиу отказалась от участия в постановке "Фауста" Гуно в нью-йоркской Метрополитен-опере. За неделю до этого имя Георгиу исчезло с афиши другого спектакля театра - "Ромео и Джульетта", причем видимых причин отказываться от ролей у певицы не было. Более того, из всех капризов румынской дивы этот неожиданный демарш оказался далеко не первым и уж точно не самым ярким.

О своем решении сняться с роли в "Фаусте", премьера которого должна состояться в ноябре 2011 года, Георгиу сообщила администрации Метрополитен-оперы несколько дней назад. Агент певицы пояснил, что она так и не смогла смириться с концепцией оперы, не понравившейся ей с самого начала: режиссер Дезмонд Макануфф перенес действие оперы Гуно в XX век, сделав Фауста физиком по профессии. По словам агента, Георгиу, известная своим консерватизмом, представляет себе "Фауста" в более романтическом ключе.

Чтобы определиться с этим представлением, певице потребовалось почти полгода: еще осенью 2010 года Георгиу общалась с Макануффом и была в восторге от него (но не от его замысла, частью которого певица не видела себя уже тогда). В опере Георгиу должна была исполнить партию Маргариты (сопрано), и теперь в этой роли ее заменит восходящая звезда Метрополитен-оперы россиянка Марина Поплавская, что, безусловно, приятно.

Отказ петь в "Ромео и Джульетте" Гуно был еще более неожиданным - показы оперы начались 3 марта, и буквально за несколько дней до премьерного спектакля Георгиу отказалась от участия в нем, сославшись на болезнь. В результате на роль была утверждена дублерша - кореянка Хон Хе Гён. По утверждению агента, причину недомогания, преследовавшего певицу несколько недель, так и не смог установить ни один врач.

Директор Метрополитен-оперы Питер Гелб стоически отреагировал на эти неожиданные и для администрации, и для публики отказы, но намекнул, что будущее певицы в театре весьма туманно. "Я не хочу делать никаких выводов, но мне кажется, что Анджела сама себе ставит палки в колеса. Мы планируем в будущем работать с Анджелой, но как можно петь, когда тебе мешает то одно, то другое?" - заметил он.

Тщательно замаскированное раздражение Гелба легко понять: своими в меру скандальными демаршами Георгиу продолжила досадную традицию, начало которой было положено еще в 1997 году. Тогда певица должна была исполнить роль Микаэлы в "Кармен" Франко Дзефирелли. По замыслу режиссера, невеста Хозе была блондинкой, то есть Георгиу на сцене должна была носить парик. Делать это она категорически отказалась. После долгих уговоров певица все-таки согласилась изменить внешность, но всякий раз, выходя на сцену, прятала парик под капюшоном.

Своим поведением певица терроризировала не только Метрополитен-оперу, но и другие оперные театры. В том же 1997 году Георгиу должна была петь в "Травиате" в Опере Бастилия. Когда режиссер постановки объяснил ей, что ее героиня умирает в больничной палате, певица воскликнула: "Никогда! Я должна умереть в одиночестве!" В другой постановке "Травиаты" - в Мадриде в 2003 году - Георгиу отказалась участвовать после первой же репетиции, заявив, что режиссер обошелся с материалом "вульгарно".

Румынская дива не стесняет себя обстоятельствами не только в общении с режиссерами, но и на сцене. В 2001 году Георгиу пела в "Реквиеме" Верди, который транслировался в прямом эфире по телевидению. Дирижировал концертом Клаудио Аббадо. В перерыве между ариями Георгиу достала из декольте губную помаду и подкрасила губы. В этот момент певица была не в фокусе, но в следующей сольной партии предстала с обновленным макияжем. До нее в опере такого никто себе не позволял.

Режиссеры увольняли Георгиу за прогуливание репетиций, объявляли ненормальной и обвиняли в оскорблении публики и коллег. Они же признавались в любви к ней, называя ее выдающейся певицей, способной воплотить любые их замыслы. Сама она репутации особенного значения не придает и, пропуская репетиции ради встреч с мужем (впрочем, теперь уже бывшим), заявляет, что лучшая разминка перед репетицией - это сон. "Я не способна встать рано. Репетиция в девять утра? Ни за что!"

Анджелу Георгиу можно смело отнести к тому почти исчезнувшему сейчас из мира серьезной музыки типу звезд, которые своим поведением по поводу и без бросают вызов кому и чему угодно. Эта старомодная в оперном мире своенравность, неловко перенятая поп-звездами, никогда не считалась признаком профессионализма, но пользуется неизменным успехом у публики (хоть и не всегда той, которая ходит в оперу). В сочетании с природным талантом и красотой именно склонность поскандалить делает певицу чрезвычайно привлекательной.

И это - ловушка для любых критиков. Таким певицам нельзя просто отдать должное, нельзя поставить одну две, три, четыре, пять звезд в рецензии и сразу же забыть об этом. Столкновение с этой свободой, все равно чем мотивированной, не может в принципе принести спокойствия - ни в созерцании (если все слишком хорошо), ни в уничижении (если все слишком плохо). Наверное, поэтому даже Питер Гелб, заканчивая комментарий по поводу отказа Георгиу петь в "Фаусте", заявил: "Добавлю для протокола: в этот раз парики ни при чем".