Мужской разговор

Угрозы главы СК шеф-редактору "Новой газеты" списали на "тяжелый день"

Шеф-редактор "Новой газеты" Сергей Соколов покинул Россию. Причиной такого шага в издании назвали угрозы, высказанные в адрес Соколова главой Следственного комитета России Александром Бастрыкиным. Союз журналистов уже обратился в прокуратуру с требованием проверить достоверность сведений об инциденте. В СК воздержались от официальных комментариев, но позднее Бастрыкин принес извинения за несдержанность.

Отношения "Новой" с СК и ранее не были безоблачны. В газете скептически оценивали работу следственных органов по расследованию убийства своей коллеги Анны Политковской. Издание, известное критическим отношением к власти, регулярно публиковало материалы и по другим громким уголовным делам, в которых зачастую нелицеприятно отзывалось о работе силовых структур.

Сергей Соколов, являющийся заместителем главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, возглавляет в издании отдел расследований, публикации которого нередко вызывают болезненную реакцию упомянутых в них правоохранительных органов. Издание пристально следило за тем, как ведется следствие по массовому убийству в кубанской станице Кущевской и какие меры принимаются по нормализации криминальной обстановки в Краснодарском крае.

Приговор одному из фигурантов "кущевского дела", которого признали невиновным в убийстве и оштрафовали на 150 тысяч рублей за укрывательство его участников, вызвал бурную полемику и многочисленные публикации. В них высказывались сомнения в справедливости подобного решения и давались нелестные характеристики работе следственной бригады.

"Новая газета" не осталась в стороне и опубликовала несколько материалов, один из которых был написан Соколовым. Журналист в резких выражениях обвиняет власти и силовые структуры в продажности и упрекает в том, что они не желают расследовать резонансные преступления, в то же время вводя жесткие меры за нарушения правил участия в митингах.

Публикация вышла 4 июня, и в тот же день глава СК Александр Бастрыкин пригласил ее автора принять участие в совещании региональных следственных органов в Нальчике, на котором должен был обсуждаться в том числе и ход расследования по Кущевской. Соколов предложение принял, но о разгоревшейся там конфронтации между главой СК и журналистом широко стало известно только спустя неделю.

13 июня в "Новой газете" было опубликовано открытое письмо ее главреда Муратова Бастрыкину. В нем упоминался инцидент, произошедший на совещании в Нальчике, а далее говорилось о том, что произошло позже. По версии Муратова, Соколов вернулся в Москву из Нальчика на самолете вместе с Бастрыкиным. После приземления охрана руководителя СК посадила журналиста в машину и отвезла "в подмосковный лесок". Там, как следует из письма, Бастрыкин тет-а-тет выразил Соколову претензии к редакционной политике газеты, а также угрожал его жизни.

Муратов в связи с произошедшим потребовал от главы СК публично гарантировать безопасность как автору не понравившейся ему статьи, так и всему журналистскому коллективу "Новой газеты". На период, пока не будет дано официальное разъяснение, главный редактор посоветовал своему заместителю выехать за пределы России.

Подробности разговора Муратов раскрывать не стал. Кое-какие обрывки все же просочились в СМИ. Так, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов рассказал "РБК Daily", что Соколов после разговора в лесу позвонил ему. С его слов, журналисту пригрозили "отрезать голову и отрубить ноги".

Издание Life News опубликовало аудиозапись дискуссии Бастрыкина и Соколова на совещании в Нальчике. Из нее следует, что журналист действительно извинился за эмоциональные эпитеты в своей публикации, но продолжал настаивать на фактах коррупции и пообещал их доказать. Бастрыкина извинения в такой форме не устроили, и руководитель Следственного комитета, приняв обвинения в ангажированности на свой счет, в резкой форме потребовал от Соколова покинуть совещание. В "Новой" отметили, что представленная аудиозапись была не полной, не уточнив подробностей.

Известие об угрозах со стороны столь высокопоставленного силовика вызвало оживленную реакцию в профессиональном сообществе. Несколько журналистов, в том числе замглавреда "Эха Москвы" Владимир Варфоломеев, решили провести акцию солидарности с коллегами у здания Следственного комитета. Их задержали за нарушение правил одиночного пикета, но вскоре отпустили после профилактической беседы. Столичный союз журналистов со своей стороны обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить на законность действия обоих участников конфликта. В надзорном ведомстве, правда, выразили сомнения, пусть и неофициально, в том, что скандал будет иметь какие-либо юридические последствия.

Днем 14 июня появилась информация, что Бастрыкин готов встретиться с Муратовым при посредничестве главреда "Эха Москвы" Алексея Венедиктова. "Новая" анонсировала, что на 17:30 14 июня назначена встреча руководителя СК с главным редакторами СМИ, на которой будет присутствовать Муратов.

Тем временем Бастрыкин дал эксклюзивное интервью "Известиям", в котором назвал ложью утверждения о том, что он кого-либо вывозил в лес. Глава СК признал, что его реакция на статью Соколова была излишне эмоциональной. При этом он выразил удивление, что на подготовку открытого письма Муратова, в котором, по словам Бастрыкина, "очень грамотно смешаны факты и откровенное вранье", ушла целая неделя с момента инцидента. Главный следователь также отметил, что публикация появилась после обысков, которые провел Следственный комитет у лидеров оппозиции в рамках расследования дела о беспорядках на Болотной площади.

Главред "Новой" Дмитрий Муратов уже заявил "Коммерсантъ FM", что у редакции есть план на случай развития событий по худшему сценарию. По его словам, в идеальном варианте обе стороны признали бы, что погорячились, и на этом инцидент был бы исчерпан. Но если Бастрыкин будет отрицать, что угрожал Соколову, то в запасе у редакции есть некие дальнейшие шаги, от которых уже нельзя будет отказаться.

Серьезное отношение руководства "Новой газеты" к угрозам, поступившим в адрес ее сотрудников, более чем оправданно. Изданию, уже почти двадцать лет специализирующемуся на актуальных расследованиях, приходится быть готовым к тому, что на журналистов, охотящихся за секретами, будет в свою очередь объявлена охота. Ее жертвами помимо Политковской стала внештатный корреспондент "Новой" Анастасия Бабурова, убитая вместе с адвокатом Станиславом Маркеловым, и до смерти избитый редактор отдела спецпроектов Игорь Домников.

Остаются неясными обстоятельства смерти Юрия Щекочихина, который занимал должность заместителя главного редактора "Новой газеты" и курировал отдел расследований. По официальной версии, он умер от естественных причин, но его коллеги полагают, что ему подкинули радиоактивные элементы. В последние годы жизни Щекочихин занимался коррупцией в Генпрокуратуре, делом "Трех китов" и отмыванием денег в Bank of New York.

У истории с конфликтом между "Новой" и руководством СК есть и еще один аспект. По некоторым данным, Бастрыкин остается единственным непереназначенным руководителем силового ведомства после вступления в должность нового президента. Между тем главный российский следователь успел нажить себе немало врагов, в том числе и в высших эшелонах власти: борьба СК с Генпрокуратурой давно стала притчей во языцех. Депутат Госдумы Александр Хинштейн предположил, что упомянутые выше обыски у оппозиционеров, а также их вызов на допрос в СК в день "Марша миллионов" свидетельствуют о том, что Бастрыкин пытается доказать свою нужность Кремлю еще и путем давления на политических оппонентов действующей власти.

О том, что вместе с активностью журналистского сообщества раскрутке этой истории способствовала аппаратная интрига, говорит тот факт, что уже к вечеру 13 июня о скандале был проинформирован Владимир Путин. Со своей стороны уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин призвал руководство страны назначить специальные, независимые следственные органы для расследования инцидента.

К вечеру 14 июня "Новая" сообщила о благополучном разрешении конфликта в ходе встречи Бастрыкина с главными редакторами. "Я не имел права срываться, но я сорвался. Приношу извинения", - цитирует издание главу СК. Со своей стороны Муратов: "Извинения принимаем. Не будем дробить день на части, это был тяжелый день 4 июня". То есть вопрос о том, был ли вывоз Соколова в лес, объявлен закрытым. Но налет двусмысленности при этом остался: или глава СК совершил уголовное преступление - "угроза убийством журналисту при исполнении обязанностей", или же руководство "Новой" оклеветало Бастрыкина. После того, как история попала в публичную сферу, ее завершение взаимными извинениями выглядит по меньшей мере странно.

РоссияПартнерский материал

Впереди планеты всей

Невероятный тест о способностях россиян