Новости партнеров

Взяток больше нет

Всех фигурантов "игорного дела" выпустили из СИЗО

В 00:01 8 декабря из СИЗО выпустили двух последних фигурантов "игорного дела", остававшихся под арестом на территории России. У них истек предельный 18-месячный срок содержания под стражей. В изоляторе остается лишь бывший зампрокурора Подмосковья Александр Игнатенко - его до сих пор не экстрадировали из Польши. Срок его ареста истечет 9 февраля.

"Игорное дело" с самого начала объясняли борьбой прокуратуры и Следственного комитета, который отделился от нее в январе 2011 года (за месяц до возбуждения дела). По наблюдениям аналитиков, на стороне прокуратуры выступало МВД, а на стороне СК - ФСБ. Теперь, почти два года спустя, позиция аналитиков не изменилась. "На опасения, точнее, предположения, что у этого дела нулевая перспектива, указывают почти все. Потому что это дело связано с некими разборками, а не с попыткой установления истины. Если прокуратура отказывается поддерживать обвинение после процедуры, кто это обвинение будет поддерживать дальше?" - заявил глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

Действительно - следствию так и не удалось поместить на скамью подсудимых ни одного из фигурантов. Для того чтобы дело поступило в суд, обвинительное заключение должна утвердить прокуратура. Если же дело не поступает в суд на протяжении 18 месяцев, то фигуранта уже не могут содержать под стражей. То есть прокуратуре надо было всего-навсего создать волокиту, а подследственным - запастись терпением. И вот результат - практически все фигуранты "игорного" дела на данный момент находятся на свободе.

Но перед тем, как рассказать о судьбах фигурантов, напомним, в чем состояла суть дела. 1 июня 2009 года вступил в силу закон о запрете игорного бизнеса на всей территории России, за исключением нескольких специальных зон. Планировалось, что большинство россиян окажутся избавлены от повседневного искушения проигрывать деньги в автоматах, а "игорные зоны" превратятся из глухой провинции в "отечественные Лас-Вегасы". Но в реальности все оказалось иначе.

По словам бизнесмена Ивана Назарова, владевшего пятнадцатью казино в Подмосковье, закон действовал ровно двое суток. 3 июня сотрудники игорных заведений вышли на работу. Владельцам казино сообщили, что они могут смело продолжать свой бизнес, но при этом должны будут платить "новый налог". Кому этот "налог" платили владельцы других казино, Назаров не знает, а лично его покровителями, по его словам, стали сотрудники прокуратуры и (в меньшей степени) МВД. На взятки якобы уходило 10-12 миллионов рублей в месяц.

В феврале 2011 года СК возбудил в отношение Назарова дело о незаконном предпринимательстве. Прокуроры попытались помочь бизнесмену, но оказалось, что атака на владельца казино не являлась мелким недоразумением. ФСБ вскоре напрямую сообщила прессе, что прокуратуру подозревают в покровительстве игорному бизнесу. После этого глава прокуратуры Подмосковья Александр Мохов был переведен на низшую должность в транспортную прокуратуру, его заместитель Александр Игнатенко скрылся за границей, а несколько сотрудников прокуратуры и МВД были арестованы по подозрению во взяточничестве.

Сам Назаров вместе со своими помощниками Маратом Мамыевым и Аллой Гусевой тоже был помещен под арест. Кроме того, арестован был Олег Судаков, которого называли "серым кардиналом" ГУ МВД Подмосковья. Сообщалось, что он имел большое влияние в ведомстве, формально оставаясь безработным. Судаков воспринял арест очень нервно - он явился в суд с иконой божьей матери и шестью адвокатами.

Кроме того, следователи попытались обыскать дом зампредседателя Мособлсуда Василия Гавричкова, который вместе с Игнатенко являлся соучредителем дачного товарищества "Силанс". Обыск не состоялся, так как Гавричков обладает судейским иммунитетом.

Журналисты выяснили, что в получении взятки совместно с прокурором Клина Эдуардом Каплуном некоторое время подозревали замглавы Клинского района Владимира Калинина. Когда было возбуждено "игорное дело", Калинин уехал из России для прохождения лечения, но через полгода вернулся. Фигурантом дела чиновник так и не стал, сейчас он продолжает работать в прежней должности.

Впрочем, далеко не всегда у прокуроров с райадминистрацией складывались "деловые" отношения. Например, глава Серпуховского района Александр Шестун, в 2009 году сам находившийся под следствием по делу о взятке, еще до возбуждения "игорного дела" пытался добиться уголовного преследования Назарова. Шестун утверждал, что бизнесмен, пользуясь связями в прокуратуре, вымогал у него деньги. Дело о вымогательстве в итоге возбуждено не было, но и сам Шестун избежал наказания. По делу о взятке была осуждена только его заместитель Елена Базанова, получившая семь с половиной лет колонии и штраф в размере один миллион рублей. Сам Шестун до сих пор занимает свою должность.

В качестве свидетеля по "игорному делу" был допрошен начальник ГУ МВД Подмосковья Николай Головкин. Кроме того, в первые месяцы казалось, что от этого дела может косвенно пострадать сам генпрокурор Юрий Чайка. В связи с покровительством казино упоминался сын Чайки, Артем. Кроме того, некоторые СМИ сообщали, что один из фигурантов, помощник прокурора Серпухова Михаил Жданович, женат на личном секретаре генпрокурора Татьяне Семенеевой.

Впрочем, вскоре стало ясно, что никакие особенно важные персоны в число обвиняемых не попадут. Самым высокопоставленным фигурантом остался Игнатенко, которого объявили в розыск. В начале января 2012 года бывший заместитель областного прокурора был задержан в Польше. Польский суд разрешил экстрадицию уже 8 февраля, в марте были исчерпаны все возможности обжалования, а в мае приостановить экстрадицию отказался Европейский суд по правам человека. Однако выполнить это решение не удается до сих пор. Российская прокуратура то не предоставляет Польше гарантии безопасности обвиняемого, то теряет документы, то решает "вопрос организации передачи".

9 февраля 2013 года истечет срок ареста Игнатенко, и он может быть освобожден. Если же экс-прокурора успеют экстрадировать раньше этой даты, то в российском СИЗО его смогут держать не 18 месяцев, как его бывших подчиненных, а всего полгода. Таковы правила для обвиняемых, задержанных за границей.

По некоторым данным, в польском изоляторе Игнатенко живется несладко. Его адвокат утверждает, что россиянина содержат в одиночной камере, ему не дают книг (потому что не нашли специалиста, который мог бы проверять содержание произведений на русском языке) и разрешают всего одно часовое свидание раз в месяц. С момента задержания Игнатенко похудел на 30 килограммов и стал испытывать легкие недомогания на нервной почве.

Следователи еще в марте собирались приехать в Польшу и допросить Игнатенко, не дожидаясь экстрадиции. Однако эту схему должна была одобрить прокуратура - а она ответила отказом. Эксперты утверждают, что ранее подобных сложностей с заграничными допросами не возникало, прокуратура всегда одобряла решение следствия автоматически.

Еще одно странное решение касалось бывшего прокурора Ногинска Владимира Глебова. Он признал свою вину и хотел, чтобы его осудили в особом порядке. Однако прокуратура отказалась утверждать обвинительное заключение. Фактически Глебову пришлось самому доказывать стороне обвинения, что он виновен. В итоге он потерпел поражение - судебное рассмотрение не состоялось. Не утверждались обвинительные заключения и других фигурантов.

Понемногу обвиняемых начали освобождать. Уже летом 2011 года вышел на свободу бывший начальник управления по надзору за следствием прокуратуры Подмосковья Дмитрий Урумов, заключивший сделку со следствием. В феврале 2012 года под домашний арест были переведены экс-помощник прокурора Серпухова Жданович и сотрудник ЧОПа Сергей Семенеев. Затем был освобожден Глебов.

Также на свободу вышли Назаров, Мамыев и Гусева. Назаров, по его собственному признанию, не обнищал из-за потери казино. У него остался другой бизнес - в частности, несколько ресторанов. Этими заведениями бизнесмен с самого начала старался управлять без малейших нарушений закона, чтобы "в случае чего" нельзя было найти предлога для их закрытия. И вот когда черный день действительно наступил, резерв оправдал себя. "Конечно, я не отказался от красивой жизни. Но теперь не побрезгую прокатиться на метро, если на улице пробки", - рассказал Назаров о влиянии тюремного опыта.

В июле под домашний арест перевели бывшего прокурора Серпухова Олега Базыляна. В августе освободили бывшего сотрудника УБЭП Дмитрия Акулина. В том же месяце в СК пришел с повинной бывший прокурор Клина Каплун - единственный фигурант, остававшийся в розыске. Подозреваемого допросили и отпустили под обязательство о явке. Никаких обвинений беглецу в итоге так и не предъявили.

В сентябре из-под ареста были освобождены бывший прокурор Одинцовского района Роман Нищеменко и "серый кардинал подмосковной милиции" Судаков. Наконец, в 00:01 8 декабря (через минуту после истечения предельного срока ареста) на свободу были отпущены последние фигуранты: бывшие сотрудники МВД Фарит Темиргалиев и Михаил Куликов. Один только Игнатенко остался в польском изоляторе ожидать то ли экстрадиции, то ли освобождения.

Назаров не отказывается от своих показаний и не выступает на стороне прокуратуры. По словам бизнесмена, он хотел бы, чтобы дело все же обрело какой-то логический конец. Он заявил, что из всех бывших покровителей ему по-человечески жаль только Глебова, который не настаивал на взятках. Что касается жизни экс-прокуроров после ареста, то, по мнению Назарова, им нечего бояться. "У многих был крупный бизнес. Думаю, никто из них не пропадет. С голоду не помрут, это точно", - сказал предприниматель. Также Назаров отметил, что некоторые решения по делу выносил тот самый зампредседателя Мособлсуда Гавричков, дом которого хотели обыскать в самом начале расследования.

Впрочем, не для всех людей, связанных с "игорным делом", все закончилось так радужно. В феврале 2011 года в Подмосковье был убит Алексей Прилепский - водитель помощника Назарова, Мамыева. Мужчину нашли избитым и задушенным вскоре после того, как его работодателя поместили в СИЗО. А совсем недавно, в ноябре 2012 года, в Москве на улице зарезали сотрудника Фонда социального страхования Олега Гвоздева. По информации СМИ, в прошлом (еще до начала скандала) Гвоздев на протяжении нескольких лет работал на Назарова.

О результатах расследования убийства Гвоздева не сообщалось пока ничего. В рамках дела об убийстве Прилепского, по некоторым данным, был арестован друг Назарова и Мамыева, владелец игорных заведений Николай Захаров (после ареста Мамыева он собирался пригласить его водителя к себе на работу). Однако к чему это привело, состоялся ли суд, СМИ не сообщали. Следствие не связывает ни одно из убийств с "игорным делом". Но вдова Прилепского считает, что эта версия заслуживает рассмотрения. По словам вдовы, муж лично отвозил деньги прокурорам и владел "неудобной" информацией.

Более того, некоторые СМИ сообщали, что незадолго до ареста один из конкурентов якобы подыскивал киллера для самого Назарова. Таким образом, "игорное дело" спасло бизнесмену жизнь. Неудавшееся покушение тоже косвенно связано с прокурорами: бизнесмен, которого называли заказчиком убийства, является деловым партнером жены прокурора Нищеменко.

Конечно же, все это лишь слухи, для подтверждения или опровержения которых требуется профессиональное расследование и беспристрастное судебное разбирательство. Стоит ли ожидать начала громкого судебного процесса? В принципе, дело пока не закрыто и освобожденные из-под стражи фигуранты могут ходить на заседания из дома. Однако многие эксперты приходят к выводу, что Следственный комитет все-таки не смог довести "войну с прокуратурой" до финала.

В любом случае, статус "серьезного самостоятельного ведомства" СК уже заслужил. А следователь Денис Никандров, занимающийся "игорным делом", летом 2012 года был повышен в звании - теперь он является генерал-майором юстиции.