Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

К западу от Збруча

Что стоит за мечтами галицких автономистов

Фото: Павел Паламарчук / РИА Новости

В августе этого года Минюст Украины зарегистрировал Украинскую Галицкую партию. До сих пор региональные партии на Украине существовали только в Крыму, который фактически уже перешел под российскую юрисдикцию. Можно, конечно, сразу увлечься и связать появление своей партии у галичан с сепаратистскими тенденциями на Западной Украине, однако это был бы слишком упрощенный взгляд на вещи. Конечно, во Львове, Тернополе и других городах региона давно бытует мнение, что, мол, галичанам куда бы лучше жилось не только без мятежного Донбасса, но и без центральных областей страны, однако этот бытовой сепаратизм пока остается на уровне разговоров и пересудов и вряд ли в ближайшее время обретет реальные очертания.

Актив Украинской Галицкой партии (УГП) представлен местной интеллигенцией, в том числе людьми из окружения львовского мэра Андрея Садового: публицистом Орестом Друлем, почетным консулом Нидерландов во Львове Богданом Панкевичем, руководителем Западноукраинского ресурсного центра Василием Полуйко и директором Ивано-Франковского фонда имени короля Юрия Виктором Кимаковичем. Политсовет партии возглавил культуролог, один из основателей Общества украинского языка имени Тараса Шевченко Игорь Мельник.

В прошлом году Полуйко, рассказывая о целях создания УГП, пояснял, что деятельность партии будет сконцентрирована в первую очередь на территории этнической Галиции. «Если обратиться к истории Украины, — говорил Полуйко, — станет понятно, что региональное строительство политической партии или общественной организации было свойственно Галиции еще в начале ХХ века». Апеллируя к духовным ценностям галичан, активист отмечал, что, если у остальных украинских партий превалирует лозунг «Украина и Бог», то у УГП он будет звучать как «Бог и Украина». Говоря о возможном сотрудничестве с другими политическими силами страны, Полуйко допустил создание блока наподобие ХСС / ХДС в Германии, где деятельность ХСС сосредоточена на территории Баварии. Так и деятельность УГП в возможном альянсе будет сконцентрирована на Западной Украине.

Предполагается, что УГП не будет иметь определенного лидера. В ней применят периодическую ротацию руководителей, чтобы постоянно выбирать наиболее нравственных и эффективных. Спонсировать партию станут ее активисты и сторонники. Больше похоже на общественную организацию, а не на политическую партию, согласитесь. Однако такая подача своих идей, основанных, как указывается, «на ценностях, ментальности и приоритетах жителей Галичины», понятна — в условиях непрекращающейся войны в Донбассе любая попытка самоидентифицироваться по региональному признаку может быть воспринята в Киеве как проявление сепаратизма.

18 октября во Львове прошла международная конференция «Галицкие стратегии», организатором которой выступило общественное объединение «Европейская галицкая ассамблея», куда входят и основатели УГП. Руководит ассамблеей Владимир Павлив — украинский журналист, публицист и давний сторонник галицийской автономии. «Современные галичане, — писал Павлив в 2011 году, — не могут понять, что современная Украина не является наследником того "государства", которое на пару месяцев провозгласил Петлюра или на пару дней — Бандера. А Украина — это правопреемница УССР, а все ее элиты — логическое развитие и продолжение традиции элит того государства. Участие же в этой элите отдельных представителей Галичины не что иное, как имитация плюрализма, свободы и демократии».

Павлив утверждает, что как таковой Западной Украины не существует, поскольку между Буковиной, Закарпатьем, Галицией и Волынью огромная разница — культурная, ментальная, религиозная. Выступая за автономный статус для Галиции, Павлив заявлял в 2012 году, что все происходящее за Збручем (река на Украине, по которой в 1921-1939-х проходила граница между Польшей и СССР) его «совершенно не интересует». «Целостность Украинского государства для меня лично имеет меньшую ценность, чем благосостояние населения Галичины, ибо именно она является моей родиной», — отмечал он.

По мнению Павлива, Тернопольская, Львовская и Ивано-Франковская области могли бы самостоятельно пойти в Евросоюз, ну, возможно, прихватив с собой и Буковину с Закарпатьем. Но это на крайний случай. Наиболее реальной же в представлении галицких патриотов является формула, по которой строится автономия в ФРГ или в Швейцарии: ты немец, но ты баварец, ты украинец, но ты галичанин. То есть автономия со своим правительством, законодательным собранием, культурными и ментальными отличиями. По сути, именно такой автономией в составе Украины был Крым. К слову, столь же убыточный регион, как и западные области Украины: по состоянию на начало этого года соотношение доходов и дотаций из государственного бюджета составило на полуострове -(минус)1919 гривен (в Тернопольской области -3207, в Ивано-Франковской -2272). Только Львовская область перечисляла в госбюджет денег больше, чем получала из него.

Говоря о галицкой автономии, мы опять-таки возвращаемся к вопросу о федерализации Украины, сторонником которой, на минуточку, был главный украинский патриот Вячеслав Чорновол, погибший в 1999 году. Но его высказывания, что он видит Украину как федеративную народную республику, состоящую из Киевщины, Подолья, Волыни, Галичины, Слобожанщины, Запорожья и прочих автономных регионов, до сих пор используют в своей риторике те, кого власти предпочитают считать сепаратистами.

Да и, собственно, сама Галицкая ассамблея обязана своим появлением именно Чорноволу. В 1991 году он инициировал общие сессии Львовского, Терпонольского и Ивано-Франковского облсоветов, чтобы организовать местное самоуправление и укрепить «в массовом сознании дух соборности Украины». И если в Киеве соборность рассматривается сейчас исключительно как панацея от федерализации, то, очевидно, что в представлении Чорновола и других украинских авторитетов прошлого — таких, как Михаил Грушевский и Николай Костомаров — эти слова — федерализация и соборность — были синонимами. Данных взглядов, по всей видимости, и придерживаются нынешние галицкие автономисты.

Но, как уже говорилось, сегодня ставить вопрос о какой-либо автономии Галиции могут лишь совсем уже отчаянные головы. Появление и культивация подобных настроений неизбежно нанесут еще один удар по украинской государственности, и так переживающей не лучшие времена. А ведь тот же Чорновол именно Галицию — не Киев, Полтавщину или тем более Донбасс — видел основой для создания украинского национального государства. «Галичина не сама за себя, Галичина не сама по себе, Галичина сегодня — последняя крепость украинской нации, сдавать которую мы не имеем права и не будем этого делать», — утверждал Чорновол. И как бы ни хотелось отдельным жителям земель к западу от Збруча пробраться в Европу без остальной Украины, придется им пока делить участь менее «продвинутых» областей. Ключевое слово — пока.

Бывший СССР00:0219 августа

Мова против русского

Как русский язык на Украине стал главной угрозой правлению Зеленского