Доверие к чижикам

Как Илья Юров сделал из банковского лидера финансового махинатора

Фото: Сергей Бобылев / «Коммерсантъ»

Бывшее руководство банка «Траст» заподозрили в выводе активов. Масштабы аферы исчисляются миллиардами рублей, что ставит владельца банка Илью Юрова в один ряд с такими опальными финансистами, как Сергей Пугачев или Андрей Бородин. А ведь в свое время «Траст» создавался как образец прозрачного и самодостаточного банковского бизнеса.

Возбуждение уголовного дела в отношении руководства банка «Траст» лишний раз заставляет посетовать на уровень фантазии российских банкиров. Если кто-нибудь из них попадает под колпак правоохранительных органов, то непременно из-за увода активов, формирования дутого капитала или липовых импортных контрактов. Ни тебе торговли на инсайде, ни завораживающих комбинаций с курсом доллара и акциями какой-нибудь госкомпании, ни даже сногсшибательной аферы с секьюритизацией потребкредитов. В общем, «Шайку воров с проспекта Сахарова» на таком материале не напишешь.

Вот и здесь, по данным МВД, Илья Юров и его подчиненные с помощью фиктивных кредитных договоров вывели в кипрские офшоры активы на 7 миллиардов рублей и 118 миллионов долларов. С точки зрения вкладчиков, это, конечно, астрономические суммы. Но применительно к самому Юрову вспоминается Салтыков-Щедрин: «От него кровопролитиев ждали, а он чижика съел».

Ведь в отличие от других своих печально известных предшественников вроде Сергея Пугачева или Андрея Бородина, Юров-то начинал как инвестбанкир. И еще в нулевых ухитрялся оперировать диковинными для иных его коллег понятиями: капитализация, ребрендинг, management buy out.

Хруст свободы

Успешные сделки и выгодные мандаты сделали возглавляемый Юровым «Доверительный и инвестиционный банк» (ДИБ) одним из самых прибыльных финансовых институтов страны. «У ДИБа полугодовая рентабельность достигает 50 процентов. Причем по чистой прибыли. Это очень неплохо. Вы по депозиту ни в одном российском банке столько не получите», — не без гордости говорил в 2002-м один из главных тогдашних акционеров, директор группы «Менатеп» Платон Лебедев.

Сам глава ДИБа осознавал, какие яйца несет его курица, и не прочь был оставить их себе. Переговоры о выкупе доли Михаила Ходорковского и деловых партнеров Юров начал еще до того, как самый главный российский олигарх превратился в самого именитого заключенного.

Но дело ЮКОСа в известном смысле сыграло на руку амбициозному финансисту. У его бывших боссов хватало забот помимо банков. Поэтому вместе с ДИБом Юров прихватил еще и «Менатеп СПб» с неплохой филиальной сетью.

Вместе с собственником банки сменили и имя. Отныне их объединял зонтичный бренд «Траст». Ссылаясь на потерю такого богатого клиента, как ЮКОС, некоторые злопыхатели переделали название новоиспеченного банковского холдинга в «Хруст». Однако Юров, наоборот, утверждал, что неаффилированность с олигархическими ФПГ — одно из ключевых конкурентных преимуществ его бизнеса. «Перелом в сознании клиентов произошел летом 2005 года, когда случился кризис доверия в банковской индустрии, — говорил он. — Люди, не только физлица, но и те, кто принимает решения в компаниях, в очередной раз поняли, что большой разницы между банком Х с многолетней историей и не очень понятными акционерами и банком "Траст", где все прозрачно, в общем-то, нет».

У Юрова, конечно, было чем заинтересовать «тех, кто принимает решения в компаниях». Как на старшекурсника работают пятерки, полученные в начале учебы, так на «Траст» работали заслуги ДИБа. Ведь этот банк многим помог выйти на рынок публичного долга. А например, в 2002-м юровская команда организовывала сделку по переводу на единую акцию предприятий лесопромышленного холдинга «Илим Палп», чьи владельцы братья Зингаревичи прославились не только громкими корпоративными войнами, но и тем, что в 90-е были работодателями Дмитрия Медведева.

Но возникали и весьма неприятные приветы из прошлого. В декабре 2006-го по обвинению в махинациях с долгами одной из «юкосовских» дочек был арестован совлаледец «Траста» Олег Коляда. А в 2010-м «Трасту» пришлось выплатить 2 миллиарда рублей «Роснефти», которой вместе с активами ЮКОСа достались и требования по проблемному кредиту, выданному ДИБом еще в 2001 году.

Переоценка независимости

Наблюдатели обращают внимание на забавное совпадение — как раз на фоне возникших крупных и непредвиденных расходов «Траст» запустил первую масштабную рекламную кампанию. Сначала его услуги рекламировал шоумен Владимир Турчинский. А после его внезапной кончины воспевать «Траст» в телероликах и на билбордах взялся Брюс Уиллис. Семизначные гонорары голливудского «киноспасителя» наряду с высокими процентными ставками принесли желаемые плоды — с 2009 по 2014 год объем частных вкладов в «Трасте» вырос почти в 10 раз: с 16,5 миллиардов до 144 миллиардов рублей.

С переходом количества пассивов в качество капитала и активов дело обстояло намного сложнее. Аудиторы «Делойта» в заключении за 2012 год обращали внимание, что в 2010-2011-м банк выдал почти 9 миллиардов рублей по нерыночной ставке в среднем 7 процентов годовых. Эксперты подозревали, что речь идет либо об избавлении от плохих долгов, — и эти льготные займы достаются «компаниям-прокладкам», помогающим «Трасту» чистить баланс, — либо дешевые кредиты предназначены для возвращения в капитал банка и поддержания его нормативов на требуемом ЦБ уровне.

Кстати, примерно об аналогичных сделках говорит и Главное следственное управление ГУ МВД по Москве. Правда, столичные полицейские утверждают, что вывод клиентских средств в подконтрольные руководству кипрские офшоры «Траст» осуществлял с 2012 по 2014 год.

В любом случае показательно: чистота «трастовской» отчетности вызвала подозрения после того, как провалились переговоры Юрова о привлечении «Роснефти» в качестве стратегического партнера. Судебную тяжбу и связанный с ней неприятный повод для знакомства с топ-менеджерами госкомпании руководство «Траста» попыталось развернуть в свою пользу.

Кризис 2008-2009 годов существенно поубавил оптимизм тех, кто уверовал в заманчивые перспективы российского банковского бизнеса. Еще хуже обстояло дело с фондовым рынком — главным вдохновителем былых юровских побед. Не случайно именно в этот период два крупнейших инвестиционных банка — «Тройка Диалог» и «Ренессанс Капитал» — распрощались со своей независимостью.

Но Илье Юрову повторить маневр коллег-конкурентов не удалось. Ирония судьбы — бывший главный «православный банкир» Сергей Пугачев и экс-президент Банка Москвы Андрей Бородин вошли в глубокое финансовое пике из-за того, что сами оказались в опале или лишились влиятельных покровителей. Владелец «Траста» потерпел фиаско из-за того, что так и не сумел ими обзавестись.

Юров слишком переоценил актив под названием «независимость». И когда настал черед с ним распрощаться, выяснилось, что данный товар, мягко говоря, не вызывает ажиотаж у потенциальных покупателей.

Рыночная капитализация, выстраивание прозрачного бизнеса, создание публичной кредитной истории и прочие заморские фетиши, продвижение которых обеспечивало юровской команде очень неплохие деньги в начале нулевых, были отброшены за ненадобностью. «Траст» перестал работать на будущее. Только на настоящее. Осененный улыбкой американской кинозвезды, он действовал исключительно в отечественных традициях. Тех, по которым репутация — ничто по сравнению с текущими прибылями.

Экономика00:0117 августа

На износ

Россиянам предложили добавить выходных. Они нашли причину отказаться
Экономика00:0410 августа

Спасение утопающего

Эта компания построила «Титаник». Теперь она идет ко дну, как и ее знаменитый корабль
Экономика07:0016 августа
Альберт Худоян

Сесть, чтобы отдать

Как лишиться бизнеса при помощи правовой системы