Алжирский пасьянс

Что угрожает стабильности крупнейшего государства Африки

Алжирские военные
Алжирские военные
Фото: Ramzi Boudina / Reuters

Уровень готовности в алжирских вооруженных силах поднят до военного положения. Приказ об этом отдал президент страны Абдель Азиз Бутефлика после нападения исламистов на тунисский город Бен-Гардан вблизи границы с Ливией в понедельник, 7 марта. В результате атаки погибли 18 человек. Бутефлика потребовал от армейского командования принять меры для обеспечения безопасности границ и ликвидации любой угрозы национальной безопасности. Алжир, прошедший через многолетнюю гражданскую войну, на фоне других стран региона выглядит сегодня островком стабильности, однако ситуация может измениться в любой момент. Почему это так и какие вызовы стоят перед Алжиром — разбиралась «Лента.ру».

Алжирская гражданская

Первые тревожные звоночки прозвучали еще в середине 80-х годов прошлого века. На фоне падения мировых цен на углеводороды (Алжир — один из крупнейших мировых производителей этого сырья и один из главных его поставщиков в Европу) в стране резко упал уровень жизни, что привело к массовым волнениям. Чтобы навести порядок, особенно в крупных городах, власти были вынуждены вывести на улицы армейские подразделения. Впрочем, это был лишь пролог к настоящим испытаниям.

С начала 1980-х в Алжире становились все более популярными идеи исламских фундаменталистов. Итогом этого процесса стала победа на парламентских выборах 1991 года партии «Исламский фронт спасения». Но закрепиться у власти она не смогла: военные отменили итоги второго тура голосования, партию объявили вне закона, а президента Шадли Бенджедида вынудили уйти в отставку.

Сдаваться без боя исламисты были не намерены и ответили террором. Атакам подвергались не только органы власти и силовики, акции устрашения проводились и среди гражданского населения. Фирменным трюком, который применяли тогда радикалы, было переодевание в форму солдат или полицейских, под видом которых они проникали в деревни. Если местные жители выказывали готовность к сотрудничеству, их ждала расправа: мужчин, стариков и детей просто вырезали, а девушек угоняли в сексуальное рабство. Как правило, через некоторое время их тоже убивали, а отрезанные головы жертв отправляли уцелевшим родственникам.

Одна из алжирских газет в начале 2000-х опубликовала статью, в которой утверждалось, что боевики радикальной «Вооруженной исламской группы», участвовавшей в гражданской войне, в 1994 году планировали теракт на территории Франции. По данным издания, боевики, захватившие 24 декабря 1994 года в Алжире аэробус компании Air France, собирались взорвать самолет над Эйфелевой башней. К счастью, их планы не осуществились: когда лайнер приземлился в Марселе для дозаправки, французский спецназ взял его штурмом и уничтожил террористов.

Но на этом «Вооруженная исламская группа», требовавшая от Франции прекратить поддержку властей Алжира, не остановилась. В 1995-м боевики этой группировки осуществили серию терактов в парижском метро, в результате которых пострадали более 200 человек.

Зачистка Алжира от террористов длилась почти десять лет. Экстремистов выдавливали в малонаселенные горные или пустынные районы. Мужское население городов и деревень организовывало отряды самообороны, что позволяло не распылять силы армии и полиции. Отдельно власти «работали» и с проповедниками в мечетях, проводя с ними разъяснительные беседы. Сыграло свою роль и то, что среди исламистов произошел раскол — они начали воевать друг с другом.

Тем не менее относительная стабилизация в Алжире наступила лишь в 1999 году, после президентских выборов и прихода к власти нынешнего главы государства Абделя Азиза Бутефлики. Тогда же был принят закон об амнистии, которым воспользовались участники многих радикальных группировок. Столкновения с террористами продолжались до 2002 года. По приблизительным оценкам, жертвами гражданской войны в Алжире стали более 200 тысяч человек.

Гражданская необъявленная

В новом тысячелетии Алжир относительно успешно справлялся с угрозой, исходящей от исламистских группировок. Однако различные по масштабам и интенсивности столкновения и теракты продолжались и после формального окончания гражданской войны. Отдельные нападения имели место в 2004 и 2005 годах. В 2007-м произошла вспышка насилия из-за активизации казалось бы разгромленной организации «Салафистская группа проповеди и борьбы». Эта группировка, сменив название на «Аль-Каида исламского Магриба» (запрещена в РФ) совершила ряд терактов, в том числе подрыв автобуса с сотрудниками одного из филиалов американской компании «Халибертон» и несколько нападений на местных силовиков, в ходе которых были убиты 39 военнослужащих и полицейских.

Была и атака на российских рабочих: 3 марта 2007-го неподалеку от города Айн-Дефла на пути автомашин со специалистами «Стройтрансгаза», возвращавшимися с прокладки газопровода, взорвались два фугаса. В результате погиб один россиянин и трое алжирцев — сотрудники российской компании. Самый громкий теракт произошел в столице: почти одновременно взлетели на воздух грузовики со взрывчаткой у резиденции премьер-министра и у полицейского участка в Баб-Эззуаре, восточном районе города Алжира. Погибли 23 человека, более 160 получили ранения. Теракты и нападения происходили и позже.

В 2011 году Алжир накрыла «арабская весна». Протестные выступления в стране начались даже раньше, чем в Тунисе, но успех тунисских манифестаций придал дополнительный импульс событиям в Алжире. Требования у вышедших на улицы в обоих государствах были схожие: обеспечение достойного будущего и рабочих мест для молодежи (на тот момент уровень безработицы составлял 23 процента), демократизация, смена власти и так далее. Усилению протестных настроений в Алжире способствовало и повышение цен на продукты питания первой необходимости — молоко, муку, сахар.

Но алжирские власти проявили большую гибкость, чем тунисские. Полиция и армия быстро взяли ситуацию под контроль (правда, без жертв не обошлось: в ходе столкновений несколько человек погибли, около 800 получили ранения). Президент Бутефлика объявил о начале политической либерализации. В частности, он отменил режим ЧП, действовавший в стране с 1992 года. На практике это означало снятие запрета на проведение демонстраций и ограничение возможности силовиков вмешиваться в политику под предлогом «борьбы с экстремизмом и терроризмом». Кроме того, было объявлено о временном снижении налогов с импортеров, производителей и продавцов товаров первой необходимости — почти на 50 процентов, что значительно снизило стоимость потребительской корзины.

Эти меры позволили восстановить спокойствие в стране, а Бутефлике, в отличие от правителей Египта и Туниса, — удержаться в президентском кресле. Примечательно и то, что на прошедших после отмены режима ЧП парламентских выборах исламисты из партии «Зеленый Алжир» успеха не добились, в то время как на волне «арабской весны» в Египте к власти пришли «Братья-мусульмане», а в Тунисе — «Ан-Нахда». Причиной этого стало, судя по всему, то, что алжирцы за долгие годы гражданской войны выработали иммунитет к исламистской пропаганде.

Правда, террористические атаки в стране так и не прекратились. В 2013-м произошел резонансный теракт — захват и убийство заложников на газоперерабатывающем комплексе Тигентурин. Тогда боевики убили 37 человек, в основном иностранных специалистов. Это преступление показало, что угрозу для страны представляют не только доморощенные, но и пришлые экстремисты: следствие установило, что налетчики прибыли в Алжир из Мали.

Внешние угрозы

В последнее время в Алжире наступило относительное спокойствие. Как ни парадоксально, в известной степени этому способствовало появление ИГ: местные боевики потянулись воевать в Ливию, Сирию и Ирак. Но сейчас они вполне могут вернуться на родину. В одном из недавно перехваченных британцами документе ИГ Ливия называется воротами, которые открывают путь «к морю, пустыне, горам и шести государствам — Египту, Судану, Чаду, Нигеру, Алжиру и Тунису».

Есть и еще один дестабилизирующий внешний фактор — низкие цены на углеводороды. Продажа сырья формирует около 90 процентов бюджета страны. Из-за падения мировых цен на нефть и газ власти вынужденно пошли на сокращение социальных программ, объявили об увольнении 40 процентов госслужащих. По оценке алжирских экспертов, опрошенных недавно французской газетой «Фигаро», если ситуация не изменится, экономика Алжира рухнет, страну вновь охватит гражданская война, а поток беженцев в Европу увеличится.

Дворцовый фактор

Угрозу стабильности представляет и состояние здоровья 78-летнего президента Абдель Азиза Бутефлики, который находится у власти с 1999 года. В 2013-м он перенес по одним данным микроинсульт, по другим — тяжелый инсульт. Некоторые источники сообщали, что алжирский президент позже перенес еще один «удар». После этого Бутефлика практически не появлялся на людях. Редкое исключение — встреча и переговоры с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым 29 февраля этого года. Возможно, это появление алжирского лидера на публике призвано было успокоить тех, кто полагает, что в стране произошел дворцовый переворот и реальная власть теперь находится в руках младшего брата президента — Саида Бутефлики.

Слухи об этом усилились в конце прошлого года, когда стало известно о кадровых изменениях в спецслужбах. Осенью в отставку был отправлен генерал Мохамед Медиен, четверть века возглавлявший алжирскую службу безопасности DRS. Он был настоящим «серым кардиналом», способным влиять практически на всех политиков и крупных бизнесменов страны благодаря собранным его подчиненными огромным массивам компромата. Считается, что именно генерал Медиен употребил свое немалое влияние для того, чтобы президент Бутефлика одержал очередную победу на выборах 2014 года, набрав 81 процент голосов. Неудивительно, что отставка Медиена была воспринята как признак тектонических сдвигов в высших эшелонах власти.

В общем, Алжир можно назвать «пороговой» страной, которая находится на грани сползания к хаосу. И любая из причин — активизация террористов, внутренняя политическая борьба, экономические неурядицы, а уж тем более сочетание этих факторов — может стать той самой соломинкой, которая переломит спину верблюду.

подписатьсяОбсудить
U.S. based cleric Fethullah Gulen at his home in Saylorsburg, Pennsylvania, U.S. July 29, 2016. REUTERS/Charles MostollerГидра Гюлена
Кого Эрдоган считает своим главным политическим противником
«Роль России и США в Сирии сильно преувеличивают»
Василий Кузнецов о происходящем в Сирии и других странах Ближнего Востока
uly 25, 2016 - Philadelphia, Pennsylvania, U.S - The March For Our Lives heads down Broad St. towards the Democratic National Convention at the Wells Fargo Center. The march is in protest to the nomination of Hillary Clinton at the DNC and is made up of a coalition of Green Party activists, Bernie Sanders supporters, anarchists, socialists, and othersДругой альтернативы нет
Что предлагают независимые кандидаты в президенты США
«Символ мощи и непредсказуемости — конечно же, медведь»
Турецкие эксперты объясняют, что их сограждане думают о России и русских
Шимон ПересЧеловек большой мечты
Памяти Шимона Переса
Rostov's Sardar Azmoun reacts leaving a pithc after the Champions League Group D soccer match between Rostov and PSV Eindhoven, in Rostov-on-Don, Southern Russia, Wednesday, Sept. 28, 2016. (AP Photo/Str)Дон, банан
Какое наказание грозит «Ростову» за расистскую выходку болельщиков
День за дном
Российские ЦСКА и «Ростов» после второго тура ЛЧ оказались на последних местах
Сэм ЭллардайсСтрасти по четвертой власти
Как журналисты уволили главного тренера футбольной сборной Англии
«Однажды мы пошли купаться в 40-градусный мороз»
Один из лучших сноубордистов мира о страхе, полетах над Камчаткой и зимних Играх
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Народный успех
Как прошел первый сезон в РСКГ победителя третьего сезона «Народного пилота»
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США