«Что-то потерял наш народ»

Презентация книги Арсена Титова «Тень Бехистунга»

Фото: РИА Новости

Трагедию Второй мировой войны помнят все россияне, а вот Первая мировая многими незаслуженно забыта, хотя она затронула и перевернула жизни огромного количества людей. Этому периоду истории посвящена трилогия писателя Арсена Титова «Тень Бехистунга», презентация которой состоялась в Музее военной истории Российского военно-исторического общества (РВИО) «Стрелецкие палаты». На мероприятии автор рассказал о своем труде и отношении к событиям того времени, на встрече присутствовал председатель РВИО, министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский.

Начиная свое выступление, Арсен Титов отметил, что его книга будет интересна не только мужчинам, но и женщинам, поскольку в ней каждый найдет свое: женщины могут пролистывать повествование о войне и читать про любовь, а те, кому не нравится углубляться в проблемы взаимоотношения полов, — наоборот. «Будете так читать? — спросил он у зала и тут же ответил сам себе: Не будут! Вообще читать не будут!» Писатель отметил, что чтение в последнее время стало «душевной роскошью», как некогда общение. Впрочем, Титов сказал, что он не тщеславен и работает ради самого процесса, так что ему не будет обидно, если никто его книгу не прочтет.

Герои и автор

Свою книгу Титов начал писать в 34 года, желая восстановить справедливость — вырвать из забвения события Первой мировой. Он искал источники, исторические материалы. «И конечно, как Пушкин говорил, одно слово подобрал, другое само пришло, а третье Бог подал — строка пошла», — рассказал писатель.

Титов застал участников Первой мировой и Гражданской войн — например, своего дедушку, который служил у Колчака, и бабушку, которая в то время была маленькой девочкой. «Она рассказывала страшные вещи — иногда не верится. Как это — по контрибуции расстрелять человека? Приезжает власть и назначает: от вашей деревни столько-то расстрелять, выбирайте сами, так постановили Советы, в назидание», — вспоминает писатель. Двоюродный дед отца Титова стал прототипом главного героя трилогии, подполковника Бориса Норина.

Писатель пояснил, что его произведение не является жестко историческим, ведь он показывал события глазами действующих лиц: «Как сделать так, чтобы они как живые смотрелись? Только вместить героя в себя и что-то за него пережить, поэтому иногда приходится подвинуть исторические факты».

Титов признался, что не относится к тем писателям, у которых есть конкретный план произведения, — он держит в голове определенную картинку: «Вот нет картинки — и я не знаю, мечусь. Вдруг она приходит, появляются слова определенного человека, которых я долго не мог найти, и продолжает дальше писаться».

По его словам, концовку романа изначально он представлял себе по-другому — в нее должен был войти расстрел Николая II. «Когда я написал эпизод кануна его привоза в Екатеринбург, то вдруг понял, что по композиции все, хватит — дальше уже будет мыльная опера», — сказал он.

Писатель заметил, что в фигуре Николая II «нет никакой святости», поскольку император, помазанник Божий, обязан был думать не о своей жизни, но об империи и поступать соответственно. Царь не имел права отрекаться. «Скажем, он даже не просто не отрекся бы — его бы убили, представляете, что было бы тогда?» — спросил Титов.

Образ войны

Основным лейтмотивом Первой мировой войны для писателя является великая народная жертвенность: «В крови у русского народа — не терпеть иноземного ига». Именно эту жертвенность он и хотел показать в своей книге: войну против супостата, против ворога, которого «нам не надо».

Во времена Советской власти из народной памяти события Первой мировой старались вычеркнуть, заменить ее славной историей Гражданской войны. «Красные герои — они, мол, подлинные были, а там — за царя, за какого-то Николашку пошли воевать, да тьфу на вас, забыть и растоптать», — посетовал Титов. При этом он отметил массовый героизм, свойственный солдатам и офицерам царской армии, и сказал, что разрушиться сама по себе она не могла, ей помогли извне.

Войной было подорвано и народное хозяйство. В каждой отдельной семье можно увидеть трагедию маленьких людей. В результате революция 1917 года началась по причинам как глобального, так и частного характера. «Терпение лопнуло, жить нельзя так, столь мрачно и долго», — констатировал Титов.

Тем не менее писатель отметил, что в эпохе, которую он описывает, жили «люди с красивыми лицами». Причина этого, по мнению Титова, в том, что русские, как сказал недавно президент России, «наивный народ»: «К тем людям это относилось гораздо больше, чем к нам, мы эту наивность потеряли — вернее, нас научили, как ее потерять, а тот народ в целом был еще более чистым в своих помыслах».

Он предположил, что сейчас, в отличие от времени, описываемого в его книге, россияне не только бы не пошли на войну, но и стали бы массово сдаваться, поскольку такое мировоззрение еще совсем недавно культивировалось извне (писатель припомнил опрос телеканала «Дождь», в котором зрителей спрашивали о том, стоило ли сдать Ленинград немцам). «Что-то потерял наш народ, а прежний просто не подвергался таким атакам, и мне кажется, что этот генотип отражался на лицах и в состоянии духа», — подвел итог своим размышлениям писатель.

«Нельзя строить будущее, не понимая, откуда ты появился»

Присутствовавший на встрече Владимир Мединский объяснил, какое отношение Министерство культуры имеет к книгам. «Все мы понимаем, что вначале было слово, поэтому стараемся, в меру наших сил и полномочий, помогать и поддерживать интересные литературные проекты и авторов, тем более что я и сам довольно близок к этой отрасли», — сказал он. По словам министра, о романе Титова он узнал благодаря конкурсу «Ясная Поляна» и предложил Российскому военно-историческому обществу поддержать проект. В результате было найдено издательство, и трилогия вышла десятитысячным тиражом.

«Это не просто глубокое литературное произведение, но и очень интересный исторический материал, автор глубочайшим образом погрузился в описываемые события, происходящие на малоизвестном Кавказском фронте», — отметил Мединский и заверил, что книга будет интересна широкому кругу читателей.

Министр культуры рассказал, что РВИО старается искать и другие проекты, касающиеся военной истории России, которых не так уж и много. «Пикуль — а дальше какой-то провал просто», — пожаловался он.

На вопрос из зала, должна ли молодежь переживать историю или просто знать ее, Мединский ответил, что одно другого не исключает. «Когда вы смотрите кино, вы сопереживаете героям. В чем прелесть длинных сериалов? В том, что ты погружаешься в другую реальность и не понимаешь, какая жизнь реальнее», — пояснил он. Задача же РВИО, по его мнению, проста: рассказывать всеми доступными способами об истории Отечества. «Нельзя строить будущее, не понимая, откуда ты появился. Поэтому я категорически против попыток переосмыслить свою историю или надругаться над ней», — отметил Мединский. Он признал, что невозможно оценивать или критиковать тех, кто жил в былые времена, не понимая, в каких обстоятельствах они существовали и какими ценностями и мотивами руководствовались.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки