Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Мы позволяем клиенту самовыражаться»

Янек Делешкевич: часовщик, джазмен и покровитель искусств

Янек Делешкевич
Фото: пресс-служба Jaeger-LeCoultre

Креативный директор часовой мануфактуры Jaeger-LeCoultre Янек Делешкевич, француз польского происхождения, в молодости занимался музыкой, играл на саксофоне, увлекался театром, воочию наблюдал студенческие волнения конца 60-х и всплеск культурной жизни в тогдашнем Париже. В 1987 году возглавил художественное направление одной из старейших мануфактур Швейцарии и за тридцать лет на своем посту превратил уважаемое, но несколько закосневшее в традициях предприятие в лидера рынка часов класса люкс. На Международном салоне высокого часового искусства в Женеве (SIHH) Янек Делешкевич рассказал «Ленте.ру» о последних моделях часов с усложнениями для мужчин и женщин, новой опции циферблатов на заказ в самой популярной у Jaeger-LeCoultre коллекции Reverso, в прошлом году отметившей 85-летие, а также о своем увлечении балетом и природе синтетического искусства.

«Лента.ру»: Одна из главных новостей, анонсированных вашей мануфактурой на SIHH 2017, — Atelier Reverso. Почему вы за это взялись?

Янек Делешкевич: Мы решили предложить клиентам bespoke-часы, часы su misura — возможность часов на заказ. Речь в данном случает идет не о разработке уникального механизма, а только о внешнем виде. Мы позволяем клиенту самовыражаться. Выбрать цвет и фактуру циферблата, браслета. Браслет поменять, конечно, легче, с циферблатом сложнее. Но все возможно. Вы приходите в бутик, выбираете циферблат из нравящегося вам камня, какую-то приглянувшуюся вам форму стрелок, декор задней крышки — все на свой вкус.

В прошлом году вы привлекли к работе над Reverso Кристиана Лубутена. Это вызвало неоднозначную реакцию в часовом мире.

Нам нужен был кто-то из мира моды. Настоящий специалист, тот, кто знает все тонкости и подводные камни прихотливого женского вкуса, вплоть до цветовой гаммы губной помады. Кристиан на самом деле разбирается далеко не только в туфлях — он вообще знаток fashion и женщин, он работает с этим постоянно. В прошлом году мы запустили совместный проект. Но в 2017-м представляем совершенно новые циферблаты, дополняющие предыдущие коллекции.

То есть проект с Лубутеном завершен?

На данный момент — да. Но часы — это творческий процесс, так что не исключено, что через полгода что-то может измениться. Будущее бывает непредсказуемым.

Jaeger-LeCoultre известен уникальными часами, на циферблатах которых в миниатюре воспроизведены полотна старых мастеров, импрессионистов, супрематистов и так далее. А работы современных художников, Дэмиена Херста например, могут там появиться?

Конечно. На циферблатах можно нарисовать все, что вы пожелаете, даже картинки того парня, забыл его имя, который рисует на улицах…

Бэнкси?

Да. Однако наши клиенты больше интересуются живописью с традициями — Ренессансом или импрессионистами. У некоторых в коллекциях есть картины знаменитых художников, и они заказывают нам модели с репродукциями именно этих полотен. Богатые люди любят старое искусство. Но был у нас и необычный заказ. Один клиент — помнится, из Сингапура, — захотел увидеть миниатюру по мотивам картины Ван Гога на часах с усложнениями, и в итоге у нас возникла серия Hommage to Métiers Rares, где, например, модель Master Grande Tradition Répétition Minutes с классическим усложнением — репетиром — украшена художественной миниатюрой. Потом из этого выросло сотрудничество с брюссельским музеем художника-сюрреалиста Рене Магритта: сначала появились часы Reverso с миниатюрой по мотивам его знаменитой курительной трубки на задней крышке, а скоро выйдет модель с репродукцией картины, где человек и яблоко («Сын человеческий» — прим. «Ленты.ру»).

Вы развиваете направление Métiers Rares, предлагаете все больше разнообразных художественных техник. Где берете специалистов?

Недавно мы пригласили несколько молодых мастеров, выпускников парижской École Boulle. Это специалисты-эмальеры, граверы, которые будут работать в том числе и в нашем bespoke-направлении. Мы также изучаем и апробируем новые или редкие декоративные техники, в компании есть для этого отдельный департамент. Как вы понимаете, нельзя просто так взять и внедрить в часовое дело новую технику отделки. Нужно изучить не только предполагаемый клиентский интерес к ней, но и то, как она «поведет себя» в часах. В конце концов, мы выпускаем именно часы, и декор, форма должна служить содержанию, механизму, который первичен. Нужно оценить, насколько долговечна, например, отделка в новой технике. Часы не айфон, они рассчитаны не на несколько дней или полгода, а на долгие-долгие годы. Мне доводилось видеть экземпляры, которые передавали из поколения в поколение пятьдесят и даже сто лет.

Эксперты отмечают в последнее время определенную тенденцию к упрощению часов даже у брендов класса люкс. Сами марки называют это «поворотом в сторону более молодой аудитории». Будет ли что-то подобное у Jaeger-LeCoultre?

Я бы не называл это упрощением. Но даже в классических часах на каждый день мы, мне кажется, в полной мере выражаем экспрессию, присущую Jaeger-LeCoultre. Например, новые часы серии Master с очень простыми графичными циферблатами: они рассчитаны как раз на молодое поколение. Им нравятся Master Chronograph, Master Geographic, Master Control Date. Мы стараемся предвосхищать запросы покупателей, как это было в середине 90-х с часами Haute Joaillerie. Мы одними из первых поняли, чего ждет рынок.

Еще один тренд — часы с астрономическими усложнениями, в которых вы традиционно сильны.

Верно. Кстати, мы и здесь опередили тренд: наши часы Reverso Grande Complication à Triptyque с тремя системами (официальным временем — «гражданским», звездным и вечным календарем) появились не в этом году и не в прошлом, а уже довольно давно. В женской линии Rendez-Vous есть модель Celestial с картой созвездий и Moon с индикатором лунных фаз. Мы долго работали над тем, чтобы сделать этот индикатор особенным, выразить, так сказать, «женское восприятие» ночного светила. В 2017 году пополняем эти коллекции.

Женские часы с усложнениями популярны?

Да, и спрос на них растет. В 2017 году мы предлагаем женщинам Rendes-Vous Sonatina Large с функцией напоминания о важном событии: ставите звездочку на нужное время, и часы прозвенят. Рекомендую также Reverso Duetto, часы с двумя циферблатами: один строгий, для дневного гардероба, для офиса, другой — изысканный вечерний, с бриллиантами, перламутром и всем, что пожелаете: вы можете заказать декор в Atelier Reverso. Такие часы женщины могут носить всю жизнь, в любом возрасте — от тинейджера до бабушки. Модель фантастическая. Ну и, наконец , каждый год мы представляем уникальные сложные часы. В нынешнем году это женская модель Haute Joaillerie — Hybris Artistica mystérieuse с турбийоном, декорированная стилизованными листьями плюща с бриллиантами. Без стрелок: их заменяет турбийон, движущийся по кругу вместе с циферблатом. Есть также мужская модель в этой серии, ее особенность — декор в архитектурном стиле, напоминающем конструкцию Эйфелевой башни и крыши парижского Grand Palais.

А как вам приходят идеи подобных решений?

Нужно вглядываться, внимательно наблюдать за окружающим, замечать уникальность и различия. Скажем, Большой театр в Москве в своих архитектурных деталях не похож на парижскую Grand Opera, даже в такой мелочи, как расстановка и вид кресел в партере. Все это может дать новые идеи и вдохновить.

Любите театр? Оперу, балет?

Да, я люблю балет. Ребенком я видел Нуриева: моя мать была балетоманкой. Жаль, что в том возрасте я не мог по достоинству оценить масштаб происходившего на сцене. Я большой поклонник Барышникова, мне нравится молодой Васильев — я видел его в Большом. Люблю также то, что делает Патрик Дюпон, например, в «Воздухе Парижа» он и танцевал, и пел. Мне нравится синтез разных искусств, всегда нравился: и тогда, когда я молодым играл джаз и репетировал вместе с актерами, они пели, танцевали и тут же рисовали декорации, шили костюмы, — и сейчас, когда я разрабатываю часы, сотрудничая и с инженерами, и с художниками, и с мастерами прикладного искусства. Кстати, моя дочь занимается балетом, как и Кристина, и Каролина — часовые дизайнеры из моей команды. Мне кажется, такое синтетическое искусство зародилось во Франции еще во времена Людовика XIV, который собирал в Версале архитекторов, художников, писателей, музыкантов. Между прочим, даже часовое дело пришло в Швейцарию из Франции, с гугенотами, бежавшими из долины Луары от религиозных преследований католиков.

Сейчас, надо сказать, сходная история: в Европе много мигрантов, сложная экономическая ситуация, говорят даже, что люкс никому не будет нужен в такие времена.

Будет, будет нужен. Возьмем меня: мои родители были польскими эмигрантами, а я живу в Париже и Швейцарии, разрабатываю люксовые часы. Отцом Стива Джобса был мигрант из Сирии, а сейчас компания Apple платит огромные налоги в американскую казну. Миграция полезна для бизнеса.

Вы известны многообразием своих талантов, не только часовых, — наверняка у вас много рисунков, может быть, планируете сделать выставку или выпустить книгу?

Да, за годы, что я провел в Jaeger-LeCoultre (в этом году будет 30 лет), накопилось много картин и рисунков, прежде всего вдохновленных часовым делом. Я собираюсь передать их в архивы мануфактуры. Но до того я подумываю сделать литографии с часовых эскизов в подарок клиентам. И выставку тоже, разумеется.

Ценности00:0210 октября

Жиголо и денди

Когда-то мужчины с гордостью носили колготы, юбки и трико. Что заставило их переодеться?