Тень независимости

Может ли Россия признать ДНР и ЛНР

Фото: Marko Djurica / Reuters

Официальная Москва признала выпущенные в Донбассе документы, но в Кремле отказываются обсуждать условия признания самих республик. Соцопросы показывают, что такое решение сейчас могли бы поддержать 24 процента россиян. «Лента.ру» попыталась разобраться, почему Россия не спешит вмешиваться в спор о суверенитете самопровозглашенных государств и может ли она поменять свою позицию.

Каждый четвертый россиянин выступает за признание независимости самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик, показали результаты опроса, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения в феврале.

В Кремле отказались говорить об условиях, при которых Россия могла бы пойти на такой резкий внешнеполитический шаг. «В данной ситуации виртуальные рассуждения неуместны и неприменимы», — подчеркнул пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Вместе с тем, добавил он, Москва берет в расчет тот факт, что ДНР и ЛНР находятся «в жесточайшей блокаде», поэтому и был подписан указ о признании выданных в Донбассе документов на территории страны.

Сторонники в оппозиции

С четвертью российских граждан горячо согласны некоторые видные отечественные политики. Лидер КПРФ Геннадий Зюганов неоднократно, в том числе с трибуны Госдумы, требовал «перестать издеваться» над ДНР и ЛНР и признать их. За приставку «самопровозглашенные» он даже ругал журналистов: «При чем тут самопровозглашенные? Они честно провели референдум».

Предложение о признании в прошлом году конкретизировал еще один коммунист, член думского комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Казбек Тайсаев. По его мнению, признать независимость Донецкой и Луганской республик нужно через полгода, если украинские власти не выполнят минские соглашения. Он уверен, что такое решение поддержит даже большее количество россиян, чем показал опрос ВЦИОМ.

В 2014 году, когда начался конфликт на юго-востоке Украины, вопросом занялись в ЛДПР: либерал-демократы предложили Думе принять постановление о признании ДНР и ЛНР. Автор идеи Алексей Диденко, правда, подчеркивал, что документ не будет иметь юридических последствий. Фракции «Единой России» и справороссов сочли предложение неактуальным, а коммунисты призвали немного подождать.

В Крыму, который после референдума 2014 года перестал быть украинским, нередко открыто поддерживают стремление республик добиться признания независимости. В июне прошлого года Русская община Крыма, возглавляемая членом Совета Федерации, единороссом Сергеем Цековым, договорилась вместе с движением «Донецкая республика» отстаивать суверенность ДНР и ЛНР, а также итоги голосования, по итогам которого Крым воссоединился с Россией.

Не более, чем документы

Вопрос о суверенитете республик время от времени поднимался по мере развития конфликта на юго-востоке Украины. В феврале для дискуссий по теме появился новый повод: стало известно, что по выданным в Донбассе паспортам можно воспользоваться услугами российских железных дорог и авиакомпаний.

Вскоре появился подписанный российским президентом указ, согласно которому Россия признала документы, выданные в определенных районах ДНР и ЛНР. Москва решила принимать паспорта, свидетельства о рождении и заключении брака, выданные в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, до урегулирования ситуации — реализации минских соглашений.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, которого указ застал на Мюнхенской конференции по безопасности, заявил, что это не меняет позиции Москвы по территориальному вопросу. В указе «черным по белому написано, что руководствуемся мы исключительно гуманитарными соображениями», подчеркнул глава российского МИДа.

По мнению директора Центра политологических исследований Финансового университета Павла Салина, признание паспортов как раз хорошо тем, что «оно не конвертируется в признание независимости». «Россия не берет на себя практически никаких конкретных обязательств, а просто переводит в де-юре ту ситуацию, которая существовала де-факто. И так было известно, что по паспортам республик граждане могут пользоваться услугами на территории РФ», — отметил эксперт в беседе с «Лентой.ру».

В Берлине и Киеве критически откликнулись на появление указа и заподозрили Россию в нарушении минских договоренностей, однако документ соответствует тексту соглашений в буквальном смысле слова. В указе не говорится о документах ДНР и ЛНР, как поначалу написали многие СМИ. Речь идет об «отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины» — именно в той формулировке, которая использована в минских пакетах.

Две первые республики

Почти десять лет назад Россия признала независимость двух республик — Абхазии и Южной Осетии — после того, как в ночь на 8 августа 2008 года Грузия совершила вооруженное нападение на югоосетинскую территорию. Республики шли к этому долго: 97,5 процента жителей Абхазии проголосовали за независимость на референдуме еще в 1999-м, а в Южной Осетии он проводился дважды с перерывом в 14 лет — и оба раза за независимость высказывались 99 процентов голосовавших.

Замдиректора Института стран СНГ Игорь Шишкин отмечает, что до вооруженного конфликта, инициированного Тбилиси, Москва настаивала на интеграции республик в состав Грузии. «Но после того как бывший президент страны Михаил Саакашвили развязал кровавую войну, Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии», — поясняет он.

«Если проводить аналогии, следует обратить внимание, что Россия выдавала свои паспорта жителям Приднестровья (непризнанная Приднестровская Молдавская республика — прим. «Ленты.ру»), Абхазии и Южной Осетии. Приднестровье Москва не признала, а Абхазию и Южную Осетию — да», — говорит коллега Шишкина по Институту СНГ и член Совета по национальной стратегии Владимир Жарихин. Он напоминает, что у Абхазии и Южной Осетии конфликт с Грузией длился не одно десятилетие, однако долгое время был заморожен. И только после того, как Грузия начала агрессивное наступление, Россия пошла на признание их независимости, «считая, что у нее нет других возможностей защитить жителей республик», отмечает эксперт.

Молдавия с Приднестровьем на такое обострение не пошла, поэтому Москва, по мнению эксперта, продолжает надеяться на мирное урегулирование. «Не секрет, что Россия все-таки в определенной степени на стороне Приднестровья в конфликте с Молдовой. Но она воздерживается уже много лет от того, чтобы признать республику», — подчеркивает Жарихин.

Не последний аргумент в пользу такой сдержанности — дороговизна признания новых государств. К примеру, в прошлом году Россия направила на социально-экономическое развитие Абхазии около восьми миллиардов рублей — при общем объеме ее расходов в 13,5 миллиарда и чуть меньшем уровне доходов. Такая же сумма предназначалась Южной Осетии. В текущем году финансовая помощь республике составит 7,6 миллиарда рублей, и это почти 90 процентов всего ее годового бюджета.

В случае признания ДНР и ЛНР России фактически пришлось бы взять на себя обязательства обеспечивать их, как было с Абхазией и Южной Осетией, убежден директор Центра политологических исследований Павел Салин. «У России сейчас нет денег и не будет, чтобы содержать такие территории», — считает он. Москва до последнего, по мнению политолога, будет настаивать на исполнении положений «Минска-2», которые, среди прочего, возлагают обязанность содержать республики на Киев.

Когда умрет надежда

Большинство опрошенных экспертов уверены, что Москва сохраняет некоторую надежду на мирное разрешение конфликта в Донбассе и выполнение договоренностей. Если власти утратят эту надежду, вопрос о независимости республик может подняться вновь.

По мнению Игоря Шишкина, это произойдет при условии, что Украина открыто откажется выполнять минские соглашения. «В таком случае Россия, как показал указ президента, население востока Украины не бросит и окажет свою помощь», — заверил специалист. Пока, однако, все стороны конфликта настаивают на своей приверженности договоренностям, достигнутым в Минске.

Но процедура признания — если это когда-то случится — в любом случае не будет простой и быстрой. Зампред думского комитета по международным делам Анатолий Карпов полагает, что решение о признании Донецкой и Луганской республик может быть принято только по итогам нового референдума. «Предыдущие референдумы ставятся под сомнение международными организациями и некоторыми странами. Значит, надо выработать такие правила и установить такой контроль, чтобы результаты были признаны. Я так понимаю, что руководители ЛНР и ДНР не возражают против этого», — рассуждает депутат.

Сейчас непонятно, о какой конкретно территории может идти речь и что именно нужно признавать, отмечает коммунист Казбек Тайсаев, призвавший признать республики через полгода. «Референдумы в свое время прошли на всей территории Донецкой и Луганской области, — говорит депутат. — Сегодня ДНР занимает одну треть территории бывшей Донецкой области. Большая часть находится под контролем ВСУ».

Круг потенциальных партнеров, готовых признать республики, тем временем растет и без участия России: в самопровозглашенных государствах к подобным вопросам относятся значительно проще, чем в Москве. Так было в том числе с Южной Осетией, Нагорно-Карабахской и Сахарской республиками, ДНР и ЛНР. За последние 30 лет в мире стало на пять новых непризнанных республик больше, и почти все они с готовностью признали суверенитет друг друга.