Новости партнеров

Здравствуйте, я ваша тетя!

Зачем американские мужчины носят женские платья

Торги Тор в финале восьмого сезона RuPaul's Drag Race
Фото: Santiago Felipe / Getty Images

Новый сезон реалити-шоу RuPaul's Drag Race, в котором блистают дрэг-королевы Америки, стал самым популярным в истории. Премьера очередного раунда соревнований мужчин, переодевающихся женщинами, собрала миллион зрителей. В России же эта субкультура почти неизвестна. «Лента.ру» разбиралась, кто такие дрэг-королевы и зачем они шокируют публику.

Королева Америки

RuPaul's Drag Race очень похож на другие реалити-шоу про начинающих моделей. Разница в том, что его участники — мужчины, желающие сделать карьеру дрэг-королев и выступать в образе женщины. Они одеваются в экстравагантные платья, делают кричащий макияж и держатся с утрированной женственностью. Первый шаг к славе — небольшие дрэг-шоу, которые устраивают многие гей-клубы. А вершина мечтаний — стать новым РуПолом.

РуПол — самая знаменитая дрэг-королева Америки. Он делает это реалити-шоу с 2009 года, но получил известность куда раньше. В середине 90-х, когда дрэг (женское платье на мужчине) был бесконечно далек от мейнстрима даже в США, его сингл попал в чарты журнала Billboard. Через пару лет РуПола пригласили на музыкальный канал VH1. Он стал едва ли не первым телеведущим, появлявшимся на экране в облачении дрэг-королевы. Многие американцы именно от него узнали об этом способе самовыражения.

Мифы и реальность

Вопреки распространенному заблуждению, большинство дрэг-королев — вовсе не трансгендеры (хотя и это случается). Более того, некоторые из них даже не геи: хорошо известна гетеросексуальная пара из Нью-Йорка, выступающая на дрэг-шоу под псевдонимами Сатин и Эксквизит. В отличие от трансгендеров, дрэг-королевы, как правило, не чувствуют себя женщинами — их привлекает возможность перевоплотиться в другого человека. Иными словами, смысл не в самоидентификации, а в самовыражении.

По словам РуПола, весь смысл дрэга в том, что он поднимает на смех самоидентификацию и гендерные роли. «Мы — как оборотни. Сейчас я такой — а теперь ковбой, а потом еще кто-то, — говорит он. — А трансгендерные люди относятся к гендерной идентичности очень серьезно: она определяет, кто они».

Для самих исполнителей дрэг-королева — это образ, персонаж, которого они играют. «У меня есть муж, и мы даже не целуемся, когда я в платье», — утверждает дрэг-королева, выступающая под псевдонимом Аманда Боун ДеМорней. «Я облачаюсь в женскую одежду только для выступлений, — рассказывает Келли Тернер. — У меня были бойфренды, которые, как в итоге выяснилось, были влюблены не в меня, а в того персонажа, которого я играю на сцене». К сексу такие переодевания не имеют ни малейшего отношения.

На дрэг-шоу королевы танцуют, поют под фонограмму и подражают знаменитостям. Это основной способ заработка, хотя он приносит совсем небольшие деньги. Одно из исследований выявило, что во Флориде средняя дрэг-королева зарабатывает не больше 200 долларов в неделю. Прожить на них в крупном американском городе почти невозможно, поэтому у дрэг-королев, как правило, есть и более традиционная работа. Сослуживцы могут даже не догадываться, чем занимается их коллега вечерами.

История дрэга

Актеры играли женские роли еще в Древней Греции. Тогда мужчина в платье никого не смущал, а вот появление на сцене настоящей женщины могло вызвать скандал. Подобные нравы сохранялись в Британии до шекспировских времен: все Джульетты, Офелии и Дездемоны в театре «Глобус» были переодетыми мужчинами.

В конце XVII века женщинам все же разрешили выступать перед публикой, но переодевания не вышли из моды. Наоборот, они стали еще разнузданнее: появились комедийные пантомимы, в которых мужчины изображали женщин, а женщины — мужчин. В XIX веке по Соединенным Штатам гастролировали карнавальные труппы, в представлениях которых наряду с чревовещателями, силачами и акробатами нередко выступали переодетые мужчины. Несмотря на пуританские нравы того времени, публика не видела в этом ничего зазорного.

Репутация кроссдрессинга испортилась в начале ХХ века. При сухом законе в США расцвело множество подпольных баров, где вопреки запретам продавали алкоголь. Некоторые из них специализировались на обслуживание геев. Именно там стали устраивать первые дрэг-шоу в современном понимании этого слова. За следующие 30 лет дрэг-королевы стали неотъемлемой частью американской ЛГБТ-культуры.

Ассоциации с гомосексуальностью загнали дрэг в подполье. В 50-е в Нью-Йорке мужчинам запретили появляться на улице без по меньшей мере трех предметов мужского гардероба. За нарушение дресс-кода вполне могли арестовать.

Этот этап истории закончился в 1969 году Стоунволлским восстанием. Власти попытались арестовать «извращенцев» в одном из нью-йоркских гей-баров и впервые встретили сопротивление. Беспорядки продолжались несколько дней, и дрэг-королевы в полном боевом облачении — платья, парики, каблуки — наравне с прочими дрались с копами. Именно в память об этом событии был устроен первый гей-парад.

Как стать дрэг-королевой

Многие дрэг-королевы считают свое занятие особым искусством. Они видят в себе актеров и художников, работающих в необычном и не вполне признанном жанре. «Мне нравится создавать новые образы каждый раз, когда я наношу макияж, — утверждает дрэг-королева с псевдонимом Кижа Карр. — Пробовать новое всегда трудно, но это позволяет мне расти в творческом плане».

Другие нашли в дрэге убежище, позволяющее скрыться от враждебности и непонимания. «Дрэг — это мои доспехи. Моя маска, — говорит знаменитая дрэг-королева Леди Банни. — Зовите его как хотите, но он дает мне уверенность в себе». Адор Делано Асуза рассказывает, что впервые надел женское платье в 15 лет. «Видно, моя творческая натура не могла обойтись зелеными волосами и ботинками другого цвета, — объясняет он. — Когда я принял участие в конкурсе пения для девочек, никто даже не догадался, что я мальчик. Я почувствовал себя свободнее, став кем-то другим».

На удивление много дрэг-королев признаются, что впервые переоделись на спор, а потом втянулись. «Я очень азартен, — рассказывает Аманда Боун ДеМорней. — Однажды я на спор пришел в платье на конкурс талантов в местный бар. Мама помогла мне с макияжем и париком. По ее словам, я выглядел как американский футболист в парике, разукрашенный, как проститутка в восьмидесятые годы. Но все равно сказала: "Покажи им!"».

Даже некоторым геям приходится преодолевать предрассудки, которыми обросло это занятие в ХХ веке. «Дрэг меня никогда не интересовал. Я вырос в маленьком городке и всегда считал, что дрэг-королевы поддерживают ложный стереотип гея. Меня он отталкивал, — говорит дрэг-королева с псевдонимом Шайен Десото Майкелз. — Потом я встретил партнера, который жил в Колорадо. Он сводил меня на первое в моей жизни дрэг-шоу. Мне ужасно понравилось. В июле я впервые надел платье, чтобы поучаствовать в конкурсе, где нужно петь под фонограмму знаменитостей. Я не победил, но многим понравилось мое выступление. Мне говорили, что я мог бы далеко пойти. Родители меня поддержали: мама помогла купить туфли, а отец подарил на Рождество косметику».

Наконец, кто-то жаждал славы — и нашел ее. «Мне всегда хотелось выступать перед публикой», — признается Кэти Крейг. Он впервые увидел дрэг-королев в гей-клубе, куда его отвел приятель. «Я подумал, что тоже так могу. Купил платья, парики, драгоценности и все прочее, — вспоминает он. — В первый раз пришел в клуб в платье, и один из репетировавших спросил со сцены, как меня зовут. Я ответил: "Лорейн Стрит" — так называлась улица, на которой я жил. Он предложил поучаствовать в представлении для новичков. Так все и началось. Прошло 37 лет, а я по-прежнему здесь».

Просто платья

RuPaul’s Drag Race показал эту сторону ЛГБТ-культуры людям, которые в другом случае никогда с ней не столкнулись бы. Возросшая популярность нравится не всем. «Когда шоу только началось, я была одной из пяти бруклинских королев, — жалуется Торги Тор, участвовавшая в прошлом сезоне RuPaul’s Drag Race. — Мне нравилось, что дрэг был андерграундом, что немногие этим занимались. А теперь дрэг-королев пруд пруди. Тысячи их, все разные, и все хотят зарабатывать».

Критики отмечают, что шоу позволило многим по-новому взглянуть на то, в чем заключается суть гендерной самоидентификации, и понять, что платья и женственное поведение — это условности. Мужчина, надевший дрэг, не становится женщиной, потому что истинное «я» куда глубже заданных обществом рамок. Для многих это оказалось новой идеей.

Из жизни00:0430 августа
Джон Майатт

«В тюрьме меня звали Пикассо»

Он отсидел за подделку шедевров. А когда вышел, взялся за старое и разбогател