Зачистка в секторе

Накроет ли Россию новой волной банковского кризиса

Фото: Eduard Korniyenko / Reuters

ЦБ, затихший в июне, снова вернулся в игру. Регулятор продолжил процесс оздоровления финсектора, не щадя даже очень крупные структуры. Банковский кризис продолжается, уверены эксперты, и не завершится, пока в стране не начнется полноценный экономический рост. Между тем государство тратит все больше денег на поддержку кредитных организаций и их клиентов.

Эффект домино

Российская экономика — один большой «черный лебедь». Непредсказуемый и нестабильный. 7 июля ведущий эксперт института «Центр развития» ВШЭ Дмитрий Мирошниченко заявил, что в прошлом году именно экономика страны стала причиной массового отзыва лицензий у банков (почти 100 финансовых организаций в 2016-м ушли с рынка).

«"Черный лебедь" — это наша экономика на самом деле... Да, пик [отзыва лицензий у банков] пришелся на прошлый год. Почему он пришелся на прошлый год? Потому что те риски, о которых так долго твердили эксперты, — риски для банковской системы — просто реализовались», — сказал он.

Причиной ухудшения состояния банков, по его мнению, стало кредитование некачественных заемщиков. «2016-й был годом продолжения нашего кризиса. И этот накопленный эффект, он сказался, банки посыпались», — пояснил Мирошниченко и предсказал новую волну отзыва лицензий у кредитных учреждений.

Прогноз его звучал несколько странно, поскольку ЦБ снизил «карательную» активность. За первые полгода 2017-го регулятор зачистил более двух десятков банков (48 — за аналогичный период прошлого года), а в июне и вовсе взял паузу — целый месяц в стране не было закрыто ни одной кредитной организации. Финансисты даже шутили, что человек, ответственный за отзыв лицензий, просто ушел в отпуск. Но похоже, он вернулся.

7 июля рынок покинул столичный банк «Легион». В понедельник, 10 июля, потеряли лицензии московские Сталь Банк и Банк Премьер Кредит.

В тот же день случилось куда более значимое для всего финансового сектора событие — «Югра», входящая в тридцатку крупнейших банков России, попала под пристальное внимание регулятора. ЦБ подозревает кредитную организацию в выводе средств и в манипуляции со вкладами.

Управлением «Югры» теперь занимается Агентство по страхованию вкладов (АСВ), а Банк России внимательно изучит ее финансовое состояние, а затем решит, спасать или казнить. Население держало в «Югре» около 180 миллиардов рублей, АСВ выплатит пострадавшим вкладчикам 169,2 миллиарда — крупнейший страховой случай за все время существования агентства.

По оценке бывшего главы Минфина Алексея Кудрина, ситуация вокруг «Югры» свидетельствует о сложностях в российской финансовой системе. Он добавил, что страна уже находится вне мирового кризиса. «Мы имеем свой, локальный кризис», — сказал Кудрин.

Именно этот «отечественный», локальный кризис несет в себе риски для финансовой системы. Его негативные эффекты — экономическая стагнация, сокращение доступа к деньгам — и дают повод опасаться новой волны массового закрытия банков.

Дорогое удовольствие

Оздоровление финсектора — дело благородное и нужное. «Выводя с рынка неустойчивые или недобросовестные кредитные организации, Банк России, во-первых, защищает интересы вкладчиков и кредиторов, а во-вторых, защищает интересы честных банков», — говорила в марте глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Действительно, нечистоплотные кредитные организации необходимо закрывать. Но у процесса есть и обратная сторона. Государство тратит большие деньги на зачистку или санацию банков. И часто расходы являются не самыми эффективными.

Международное рейтинговое агентство Fitch, к примеру, подсчитало, что с 2014 года Россия потратила 3,2 триллиона рублей на поддержку банковского сектора. 1,7 триллиона рублей пошло на финансирование системно значимых кредитных организаций. Еще 1,5 триллиона рублей пустили на спасение банков, находящихся на грани краха, а также на пополнение фондов АСВ. За последние три года санировали 30 банков, 29 из них нельзя считать системно важными, отметили в Fitch. Их доля на рынке составляет менее 0,1 процента. Агентство подчеркивает, что государство могло бы сэкономить 500 миллиардов рублей, если бы закрыло эти учреждения, а не спасало их.

Но и при закрытии банков государство не всегда может выиграть. Предполагается, что фонд страхования вкладов (ФСВ) наполняют сами кредитные организации. Они отчисляют туда определенный процент от объема привлеченных у населения депозитов — чем больше в банке хранится средств физлиц, тем больше он отправляет в общий страховой котел. В реальности этих денег недостаточно, чтобы выплатить компенсации всем пострадавшим вкладчикам.

В 2016 году банки перечислили в ФСВ почти 110 миллиардов рублей, а вкладчики закрытых банков получили 568 миллиардов. Аналогичные показатели за 2015-й: 79 и 369 миллиардов рублей соответственно. Разрыв устраняется за счет кредитов ЦБ. По мнению завотделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Якова Миркина, регулятор включает печатный станок, чтобы профинансировать АСВ.

Иными словами, Банк России выдает агентству ничем не обеспеченные кредиты под 1-2 процента годовых. АСВ выдает наличные вкладчикам. «Абсолютно инфляционная вещь», — утверждает эксперт. В 2014 году на балансе агентства было 0,3 триллиона рублей таких кредитов. На 1 апреля 2017-го объем вырос до 1,7 триллиона. Гендиректор инвестиционной компании «Форум» Роман Паршин прогнозирует, что за три ближайших года сумма может увеличиться вдвое, что спровоцирует разгон инфляции на 1-2 процентных пункта.

S&P, в свою очередь, подсчитало, что на поддержку банковского сектора Россия потратила 2,5 триллиона рублей. И дальнейшие возможности для санации у страны ограничены, полагают эксперты агентства.

Интенсивная терапия

А деньги на спасение банковской системы могут понадобиться. Кризис в финансовом секторе продолжается, число кредитных учреждений в России неизбежно уменьшится. «Банковская система России крайне уязвима и не может существовать вне экономических процессов. В экономике продолжается спад, поэтому и банковский сектор будет переживать потрясения. Поэтому банковский кризис может продолжаться до тех пор, пока не будут искоренены ключевые проблемы», — рассуждает аналитик «Алор Брокер» Кирилл Яковенко.

Эксперт инвесткомпании «Церих Кэпитал Менеджмент» Олег Якушев прогнозирует, что по итогам 2017 года будут закрыты порядка 50 банков. Высокое положение в рейтингах не гарантирует надежность кредитной организации, отмечает он и вспоминает три крупных и проблемных банка: Татфондбанк, Росэнергобанк и «Югра». «Прогнозируемое сокращение количества банков за год на 10 процентов все еще остается достаточно большой величиной и не позволяет говорить о том, что банковский кризис в России преодолен. Говорить о его завершении можно будет в том случае, когда количество банков в России будет сокращаться не более чем на 2 процента в год или же стабилизируется в объеме, отвечающем потребностям экономики. При этом начало экономического роста является обязательной предпосылкой данного процесса», — комментирует Якушев.

Сама Набиуллина удивлялась тому, что процесс оздоровления банков затянулся. С задачей можно справиться примерно за три года, казалось ей. Но экономический спад и ухудшение активов кредитных организаций затормозили процесс. В итоге, по ее словам, он может занять еще несколько лет. И только тогда можно будет говорить о том, что «пациент» успешно исцелен.

Обсудить
Экономика17:2114 декабря
Валентин Тимаков

«Дальний Восток — дорога к рынку АТР»

Валентин Тимаков — о дефиците рабочих в ДФО и пользе «Дальневосточного гектара»
Экономика17:2813 декабря

Входит и не выходит

Сложно ли попасть в крупную сеть и что бывает с теми, кто встал на ее полку
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Валентин Тимаков«Дальний Восток — дорога к рынку АТР»
Валентин Тимаков — о дефиците рабочих в ДФО и пользе «Дальневосточного гектара»
Эффективное решение
Эксперты посчитали, что Парижское соглашение можно выполнить с выгодой для РФ
«Мафия не только убивает. Она проникла в науку»
Перевернувший математику ученый уронил Запад, но успел потратить миллионы
Пробила дно
Планета-пришелец расколола Землю и сдвинула континенты
Фабрика клонов
Лучшие смартфоны года: от Galaxy S8 до iPhone X
«Караваны русов доходили до Багдада»
Украинский историк про Русь с маленькой буквы
«Евреи забили гвоздь в голову русскому человеку»
Шпионы КГБ обвиняли советских рокеров в победе мирового сионизма
Есть почитать че?
Библиотека как мир, гуки и геи в беде, сразу два Линча: топовый артхаус на 2A17
«Все хорошо, но раздели-то их зачем?»
Голые европейцы и другие достоинства современного театра
Не считая Чубакки
«Последние джедаи» наконец вдохнули жизнь в возрожденные «Звездные войны»
Poloвинка
Поездка на передней части будущего седана VW Polo для России
Чудо-Judo
Вспоминаем молодежный трансформер Nissan Judo, о котором все забыли
8 лимузинов, появление на свет которых сложно оправдать
Большие, длинные и чрезвычайно бесполезные
Погружение в кирпич
Мы посидели в новом «Гелике» и не узнали его. А потом вылезли – и узнали
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей