Зарвались

Танцующий миллионер заставил жертв моды носить рванину

Фото: @balenciaga

Еще относительно недавно создатели коллекций pret-a-porte стремились к идеалу, описанному некогда Владимиром Маяковским: «Сделайте нам красиво!» Нередко желание предложить потребителю прекрасное доходило до какой-нибудь дичи со стразами, но в целом креатив оставался в рамках приличий. Аккуратный крой, приемлемые с точки зрения традиционной эстетики пропорции, дорогие материалы. Однако в последние годы тенденция явно изменилась: на подиумах и улицах доминируют вещи, которые могли присниться Коко Шанель или Юберу де Живанши разве что в страшном сне.

Вид сбоку

Ничего особо нового в общекультурном плане модельеры, впрочем, не изобрели. Столетие назад Марсель Дюшан, один из отцов-основоположников дадаизма и сюрреализма, выставил в художественной галерее обычный писсуар, объявив его произведением искусства. Скандал был нешуточный, но в итоге «Фонтан» был признан критиками одним из важнейших арт-объектов ХХ века — копии скульптуры выставлены в нескольких музеях мира; оригинал считается утерянным.

Схожим образом поступил и уроженец Грузии Демна Гвасалия, основатель культового парижского бренда Vetements, а с прошлого года и креативный директор пафосного дома Balenciaga. В прошлом году он навел изрядного шороху в модном мире, выпустив лимитированную серию футболок DHL by Vetements — почти ничем не отличающихся от стандартных маек работников службы доставки, за исключением цены (330 долларов против 19,95) и крохотного логотипа Vetemets. Тираж был раскуплен почти мгновенно — на eBay эти майки сейчас предлагают не менее чем за 1000 долларов, а Гвасалия тем временем подготовил уже официальную коллаборацию с DHL.

A post shared by Balenciaga (@balenciaga) on

Превращение ничем не выдающейся в плане деталировки или кроя одежды в сакральный предмет желания стало фирменной «фишкой» Гвасалия — вместе с ироническим переосмыслением уродливых вещей родом из его постсоветского детства. Последние коллекции Balenciaga полны кургузыми пальто, нескладными сапогами-ботфортами, грязноватыми оттенками кричащих цветов и прочими приметами быта СНГ начала 1990-х. В той же манере работает и другой герой текущего момента, активно поддерживаемый маркой Comme des Garçons россиянин Гоша Рубчинский.

Снискав определенную известность еще в 2008 году своей первой коллекцией, «Империя зла» — медведи и двуглавые орлы с автоматами на более-менее утилитарной одежде, он перешел к коллаборациям с известными спортивными брендами. Строго говоря, вмешательство дизайнера в эти коллекции минимально: на обычную футболку или спортивные брюки наносится логотип Рубчинского, что волшебным образом увеличивает их привлекательность (и цену) в несколько раз.

Не надо грязи?

Не менее популярен и деконструктивистский тренд. Тщательно порванные еще на фабрике джинсы стали притчей во языцех еще в 1980-е, но сегодня в моде и просто нарочито поношенные вещи. Растянутые рваные свитера — знаковые для коллекций бренда Yeezy рэпера Канье Уэста, а неутомимый Гвасалия предлагает желающим расписанные от руки кроссовки (менее состоятельным покупателем предлагается совершить акт вандализма самим). В этом сезоне креативные директора старых именитых домов, впрочем, пошли еще дальше: на показе круизной коллекции Gucci модельер Алессандро Микеле выпустил на подиум моделей в тщательно запачканных кроссовках ценой примерно по 1000 долларов за пару.

A post shared by Joey P (@joeypcoke) on

Даже когда бренды в общем и целом следуют традиционной концепции «качество плюс эксклюзивность», эстетические ориентиры явно сместились в сторону условно безобразного. Среди последних «дропов» американской марки Supreme — коллаборация со скандальным художником Андресом Серрано: одежда и кеды расцветки, названной Серрано blood and sperm, и футболки с принтом самой известной и самой неоднозначной работы творца — сделанной в 1987 году фотографии распятия, погруженного в мочу.

A post shared by @virgilabloh on

Впрочем, Supreme всегда отличался склонностью к эпатажу и абсурду, а вот новейшая коллаборация Comme des Garçons и Nike действительно удивила многих. Свернувшийся на носке обычного Air Force 1 смутно непристойного вида пластиковый динозавр не только абсурден, но, в конечном счете, крайне неудобен. Примерно в том же духе самовыразился модный дизайнер Вирджил Абло, создавший для Nike версии основных моделей, украшенных, кроме прочего, неснимаемой пластиковой рейкой вроде тех, на каких крепятся датчики магазинной сигнализации.

Сетевые уловители

Возможным подобный уровень хайпа вокруг, в общем-то, не особо выдающихся (а часто и просто откровенно халтурных) в эстетическом плане вещей стал в первую очередь благодаря интернету. Умело спланированные кампании Vetements и его дистрибьюторов в соцсетях, вероятно, со временем войдут в учебники — чего стоило только инсценированное похищение «водителя» DHL летом 2016 года.

Помогают (по большей части добровольно) и популярные сетевые персонажи. Вытянутые «треники» и грязные майки Шайи ЛаБефа уже давно превратились в мем; теперь к сонму желающих отметиться в тренде на антиэстетику присоединился и суперпопулярный в наших краях «танцующий миллионер» Джанлука Вакки, опубликовавший свое фото в рваной майке с растянутым воротом и мятой (надо полагать, весьма тщательно) рубахе в клетку.

Не все блогеры, впрочем, согласны принять на себя часть вины. «Мне кажется, дело не в интернете. Просто всегда есть люди, которые любят китч. Vetements выпускает футболку с логотипом DHL, Balenciaga — копию синей вещевой сумки IKEA и оба рисуют космический ценник. А в Китае наоборот — дизайнеры распарывают дорогие кроссовки Yeezy и шьют из них маски от тамошнего смога. И все это продается», — размышляет fashion-блогер Михаил Володин (behandsome.ru).

Насколько живучей окажется новая мода, сказать трудно. Возможно, конечно, спустя какое-то время все эти курьерские майки и разукрашенные кроссовки будут признаны вехами мировой fashion-истории и сданы в соответствующий музей (в крайнем случае, как то было с «фонтаном» Дюшана — в виде копий с утраченных оригиналов). Но не исключен и вариант в духе казуса с одной из работ британского художника-миллионера Дэмьена Херста: уборщик в галерее не понял, что куча окурков и рваных газет — ценная инсталляция и попросту выкинул ее в помойку.

Обсудить
Ценности00:0918 октября

Мехом кверху

Дизайнеры перестали драть шкуры с животных, но не с покупателей
Ценности11:28 9 октября

Кто любит покрепче

Для легкого, но головокружительного опьянения совсем не обязательно пить
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
«Мне довелось убивать русских»
Жажда крови, шепот смерти и грязная работа головорезов в Сирии
Смерть в песках
Зачем богатейшие страны мира устроили кровавую мясорубку в нищем Йемене
Дайкон и порядок
Безногий спортсмен, медсестра-вампир и другие герои книжных новинок
«Катится, катится голубой Мирон»
Чем закончилась схватка Оксимирона с огромным арабом в Америке
«Улицы пропитаны порохом и шлюхами»
Кавказские рэперы забивают косяки и кладут на легавых
«Огромный красный мужик лапает синюю тощую женщину»
Егор Кончаловский о разнице между сексом на экране и в жизни
Несите нейрализатор
Тест Citroen C3 Aircross: поможет ли бывшему компактвэну статус кроссовера
Офф-топчик
Какие кроссоверы и внедорожники в сентябре покупали лучше других
Редкие машины, которые вытащили с того света
Автомобили, возрожденные из пепла
Машины против всех
Автомобили против снегоходов, лошадей и других неожиданных противников
Технология обмана
Продающие права на неустойку участники долевого строительства серьезно рискуют
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
«Мы — не дойные коровы»
Почему москвичкам не стоит жить с приезжими