Экономика

Ответный удар США объявили миру торговую войну. Но победили в ней китайцы

Дональд Трамп и Си Цзиньпин

Дональд Трамп и Си Цзиньпин. Фото: Alex Brandon / AP

Уходящий год прошел под знаменем торговой войны, развязанной президентом США Дональдом Трампом. В течение года в нее вступали все: от соседей и европейских союзников до идеологических соперников в лице России и Китая. Итог противостояния — десятки пострадавших стран и потраченные впустую миллиарды долларов, а устоявшиеся торговые нормы пришлось радикально пересмотреть. Однако главные неудачи в соперничестве все же переживают США, которые весной следующего года сами же могут положить конец войне. Хроники торговых баталий — в материале «Ленты.ру».

Во имя справедливости

Предпосылки для торговой войны были заложены еще во время предвыборной кампании Дональда Трампа. Он не раз говорил о необоснованном положении, которое китайские товары занимают на американском рынке. По оценке тогдашнего кандидата, двусторонний торговый дефицит (превышение импорта над экспортом) достигал 500 миллиардов долларов в год, из-за чего Америка теряла рабочие места и наращивала долг.

Но еще больше Трампа бесило воровство интеллектуальной собственности американских корпораций. По китайским законам, иностранцы могут зайти на местный рынок только через создание совместного предприятия с локальными игроками, которые легко получают доступ к их технологиям. Так США теряют еще около 300 миллиардов долларов в год, утверждал Трамп.

Фото: Reuters

В январе 2018 года его терпение закончилось, и под горячую руку попали производители солнечных батарей и стиральных машин — на них ввели повышенные пошлины: 30 и 20 процентов соответственно. Причем пострадали не только китайцы, но заодно и южнокорейцы с мексиканцами — признанные лидеры отрасли (при превышении годового порога в 1,2 миллиона ввезенных в США стиральных машин пошлина автоматически возрастает с 20 до 50 процентов). Затем — в марте — настала очередь металлургов и их продукции: импортные тарифы на сталь и алюминий выросли до 25 и 10 процентов. «Сталелитейная и алюминиевая промышленности десятки лет уничтожались из-за несправедливых правил торговли и неправильной политики в отношениях со всем миром», — объяснял Трамп.

Ключевым союзникам Вашингтона (странам Евросоюза, Австралии, Канаде, Японии) поначалу предоставили отсрочку, но в июне ее срок истек, что спровоцировало ответные меры. Еврокомиссия ввела 25-процентные пошлины на традиционные американские товары общим объемом 2,8 миллиарда евро в год: джинсы, бурбон, мотоциклы, апельсиновый сок, арахисовое масло.

Экономисты бросились наперебой сравнивать сложившуюся ситуацию с Великой депрессией 30-х годов прошлого века. В качестве ее основных причин также принято выделять протекционистские меры, принятые тогдашним президентом США Гербертом Гувером. Пошлины затронули более 20 тысяч товаров, ввозившихся в страну. Однако вместе с импортом пострадал и экспорт, сократившийся в три раза: с 2,3 миллиарда до 784 миллионов долларов ежегодно. В итоге американская промышленность пережила серьезный спад, перекинувшийся на фондовый рынок (акции компаний падали вслед за их выручкой) и банки, где большинство граждан хранили сбережения.

Расставили грабли

К лету 2018 года выяснилось, что опасения были не напрасными и возведенные наспех барьеры действительно вышли боком самим Соединенным Штатам. Сначала о выводе производства за границу объявил легендарный производитель мотоциклов Harley-Davidson — компания решила не переносить будущие затраты на европейских покупателей. Теперь ее продукция не будет считаться американской, а значит и не будет облагаться повышенными сборами. Это стало серьезным ударом для Трампа, обещавшего заставить крупный бизнес вернуть рабочие места на родину. Brown-Forman, владеющая брендом виски Jack Daniel’s, не стала уходить из Америки, но предупредила о повышении цен для европейцев на десять процентов.

Фото: Drew Angerer / Getty Images

Были и другие жертвы: производитель электромобилей Tesla, удобрений Monsanto, спортивных товаров Nike, сеть супермаркетов Walmart. Досталось и Apple, большая часть заводов которой расположена в Китае, и Boeing, и автопрому (больше всех — General Motors и Ford). По иронии судьбы, даже Vivint Solar, специализирующаяся на солнечных батареях, осталась в минусе: оказалось, что зарабатывать на их установке стало сложнее из-за упавшего предложения. А фермеры из штата Иллинойс роют бункеры и придумывают из подручных средств устройства для хранения соевых бобов, которые не могут продать в Китай.

При этом Трамп, баллотировавшийся в президенты от республиканцев (в разные годы он поддерживал и демократов, и даже малоизвестную Партию реформ), фактически пошел против своих однопартийцев, традиционно выступающих за свободную торговлю по всему миру. Многие из них имеют собственный бизнес и переносят производство за рубеж ради экономии на рабочей силе и ресурсах, а потому заинтересованы в беспошлинном движении товаров через границы. Таким образом, глава Белого дома усугубил и без того серьезные противоречия во внутренней политике, до этого проявлявшиеся во время споров в Конгрессе вокруг налоговой реформы или отмены существующей системы здравоохранения. Оба раза против инициатив Трампа выступали не только оппоненты-демократы, но и некоторые коллеги-республиканцы.

Американский президент не раз говорил, что хочет изменить всю существующую систему мировой торговли, но в ответ получал упреки от финансистов в непонимании ее фундаментальных принципов. Торговый баланс зависит не от физических объемов экспорта и импорта, а от размеров и потребностей национальной экономики. Чем она крупнее, тем больше товаров и услуг требуется ее участникам каждый день. Благодаря снижению налогов и росту бюджетных расходов внутренний спрос и потребности американских потребителей только увеличиваются, и свои производители, вопреки расчетам Трампа, не могут удовлетворить их в полном объеме.

Так что без импорта обойтись все равно не получится, вопрос в том, какие именно товары и из каких стран ввозить. И в этом смысле один только двусторонний торговый дефицит с Китаем тоже мало что значит. Теоретически он может сократиться до нуля, но тогда покупать придется у кого-то другого, причем, вполне вероятно, ту же самую китайскую продукцию, но обложенную дополнительными наценками и пошлинами третьих стран. Более того, сам по себе дефицит не страшен США, покуда их казначейские облигации (тот самый госдолг) считаются эталоном надежности и позволяют привлекать деньги для импорта.

Мил не будешь

Но едва ли не самое досадное для Трампа обстоятельство заключается в том, что своими действиями он так и не заставил Пекин отказаться от политики экономической экспансии. Китайские власти поддерживают две основные государственные программы: «Один пояс — один путь» и «Сделано в Китае-2025». Первая направлена на создание транспортных коридоров для экспорта товаров в Европу, вторая — на поддержку собственного высокотехнологичного производства. Так, до недавнего времени перед бизнесом стояла задача — довести долю отечественных компонентов в электронной продукции до 70 процентов. На обе инициативы выделяются десятки миллиардов долларов из бюджета, еще сотни привлекаются от частных инвесторов.

Made in China 2025

Made in China 2025. Фото: Ng Han Guan / AP

Именно в программе «Сделано в Китае-2025» Вашингтон видит главную угрозу своему нынешнему экономическому доминированию. По прогнозам, уже в ближайшие годы Китай может обойти США по объему ВВП, и все из-за того, что больше не будет нуждаться в американских товарах и потеснит их на западных рынках. И отказываться от амбициозных планов в Пекине по-прежнему не намерены, даже несмотря на ущерб от пошлин — слишком много сил и средств уже затрачено. Параллельно руководство Компартии мобилизует ресурсы своих бизнесменов — им постепенно запрещают необоснованно вкладываться в зарубежные активы (правда, этот процесс был запущен еще до начала торговой войны).

К тому же Китай уже нашел замену американскому импорту по многим направлениям. Для этого еще летом были сильно снижены или вовсе отменены ограничения на поставки продукции из множества стран, в основном, азиатских. Так власти обезопасили себя от возможного дефицита, а заодно и нашли дополнительные рынки сбыта для своих товаров.

Ситуация накалялась и грозила затянуться надолго, особенно учитывая, что это было выгодно другим странам. Евросоюз находил новых партнеров, и даже Россия умудрилась продать в Европу, оставшуюся без топлива из США, рекордные объемы газа. Американские СМИ писали, что Трамп зациклился на Китае и хочет насолить ему во что бы то ни стало. Это подтверждали и новые договоренности с соседями: в начале осени США, Мексика и Канада заключили новое соглашение о Североамериканской зоне свободной торговли (NAFTA). От старого оно отличается только незначительными преференциями для американских фермеров и автопроизводителей. Похожий договор, предусматривающий отмену большинства тарифов, может быть подписан и с ЕС.

И больше не дерись

Противостояние с Пекином, напротив, только усиливалось: к началу зимы пошлинами облагались товары на сумму в 200 миллиардов долларов, а с нового года их обещали повысить с 10 до 25 процентов. Все изменилось на аргентинском саммите G20. Незадолго до него обе стороны заговорили о сделке, на которую могут пойти ради перемирия. А на самом мероприятии состоялись двухчасовые переговоры Трампа с главой Китая Си Цзиньпином, и они принесли результат. Си пообещал «очень существенно» увеличить закупки сельскохозяйственной и промышленной продукции и снизить пошлины на американские автомобили с 40 до 15 процентов. Также китайский лидер заверил, что будет бороться с воровством технологий и интеллектуальной собственности. В ответ президент США согласился на отсрочку: тарифы повысят до 25 процентов не с января, а с марта и только в том случае, если к тому времени страны не заключат всеобъемлющее соглашение.

Фото: Guido Bergmann / Bundesregierung / Getty Images

Позднее Трамп пояснил, что согласится только на «реальную сделку». По некоторым данным, главная уступка со стороны Китая не была озвучена официально — она касается программы «Сделано в Китае-2025», которую собираются значительно сократить. В частности, государственное финансирование будет снижено, а сроки реализации перенесены сразу на десять лет, до 2035-го.

Скрытая угроза

Но успокаиваться главе Белого дома пока рано. Экономисты указывают, что все поблажки от Пекина на самом деле выгодны ему самому. Так, закупать сою и бобы из нее будут по более низким ценам, упавшим после введения ответных барьеров. Американский автопром за время противостояния успел лишиться лидерских позиций на китайском рынке — теперь они заняты немецкими и японскими машинами. Компаниям из США будет сложно воспользоваться послаблениями еще и потому, что за год сильно возросла себестоимость производства — все из-за подорожавшего иностранного металла.

Наконец, говорить о сворачивании программы «Сделано в Китае-2025» неправильно. Ее подкорректируют, но этого требует ситуация во внутренней экономике: в последние месяцы там наметился небольшой спад. Первым делом власти пересмотрят бюджетные расходы, отказавшись от поддержки неэффективных проектов.

Фото: Sean Gallup / Getty Images

Если стороны сдержат свои обещания, торговая война может закончиться уже весной, так ничего толком и не поменяв. Мировая торговля получит новый толчок для развития — многие страны, увидев бесперспективность ограничений, постараются впредь обходиться без них. Но пока полной уверенности в этом нет. В начале декабря в Канаде по требованию США задержали финансового директора Huawei — одного из крупнейших в мире производителей смартфонов и телекоммуникационного оборудования. Мэн Ванчжоу обвиняют в сотрудничестве с Ираном в обход американских санкций — их ввели, когда Америка вышла из ядерной сделки с Тегераном. В частности, компаниям, ведущим бизнес в Соединенных Штатах, запрещено контактировать с иранскими партнерами.

Вашингтон борется с Huawei уже несколько месяцев — продукцию Huawei нельзя закупать правительственным и военным учреждениям из-за подозрений в утечках данных пользователей. При этом она является мировым лидером в области разработки технологии передачи данных 5G, даже Белый дом признает, что не догонит Китай без ее помощи. Пока Мэн выпустили на свободу под залог, ближайшие месяцы она будет ждать суда, а заодно и результатов переговоров Пекина и Вашингтона. Ее персона может стать разменной монетой в будущем мировой экономики.

Лента добра деактивирована.
Добро пожаловать в реальный мир.