Новости партнеров

Раздевай и властвуй

Секс веками остается желанным товаром. Кто определяет его цену и почему она меняется?

Фото: Barbara Alper / Getty Images

Секс — это товар, монополия на который фактически закреплена за одним сообществом — за женщинами. Именно они формируют цену на интим, реагируя на реалии рынка: количество мужчин, нормы поведения в обществе, наличие альтернативных источников доступа к материальным благам, а также конкуренцию среди самих женщин. Во всяком случае ровно так предлагают рассматривать эти отношения американские ученые, чья теория экстраполирует понятия спроса и предложения на сексуальную жизнь общества. Кривая спроса сексуальных услуг — в материале «Ленты.ру».

Препарировали

В 2004 году американские исследователи в области экономики и психологии Рой Ф. Баумейстер и Кэтлин Д. Вос опубликовали в журнале Personality and Social Psychology Review статью, в которой представили человеческие гетеросексуальные романтические отношения как экономическую модель. Суть их теории заключается в том, что секс — это ресурс. При этом мужчины — покупатели и создают спрос на рынке, а женщины — продавцы и контролируют предложение. Секс как женский ресурс означает, что каждая культура определяет женскую сексуальность, как более ценную, чем мужскую. Предполагается, что женщины получают ценности в обмен на оказываемые услуги сексуального характера. При этом мужская сексуальность в противовес не может быть обменена на ценности.

Авторы приводят несколько аргументов в защиту тезиса о том, что секс определяется исключительно как женский ресурс. В частности, они апеллируют к репродуктивным стратегиям обоих полов, имея в виду, что мужской вклад в продолжение рода объективно невелик по сравнению с женским. Беременность, роды, боль и даже возможная смерть — все эти риски на себя берет женщина. Таким образом, у нее есть весомая мотивация воздерживаться от сексуального контакта, а мужчине в свою очередь придется предложить ей что-то, что может эти риски компенсировать.

Также авторы объясняют свою позицию местом женщины в историческом контексте. Отмечается, что развитие экономической и политической сфер происходило в основном в мужском обществе. Богатство и власть создавались мужчинами и принадлежали им же, в то время как женщины долгое время оставались на вторых ролях. В условиях патриархального мироустройства секс был одним из немногих ресурсов, который женщины имели и который они могли обменять на материальные блага. Это подтверждает и тот факт, что проституция больше всего распространена в тех культурах, где женщины не имеют альтернативных источников дохода.

Законы рынка

Предложенная Баумейстером и Вос теория сексуального обмена основывается на том, что отношения между двумя людьми являются не просто их личным делом, а связаны с общим рынком секса. Как продажа дома не является чистой сделкой между двумя сторонами, поскольку связана с местной экономикой и состоянием местного жилищного рынка, так и секс становится частью экономической системы. Получается, в данной парадигме секс является товаром. Остается понять, каким образом формируется цена на этот товар.

Авторы, в частности, утверждают, что стоимость секса оговаривается гетеросексуальной парой в контексте цены, которую устанавливают другие подобные пары, а сексуальные нормы в обществе являются своего рода ставкой доходности. Предположим, что условная женщина отказывается заниматься сексом с мужчиной, пока он на ней не женится. Таким образом, она устанавливает довольно высокую цену за доступ к ее телу. Мужчина в свою очередь имеет право отказаться от столь дорогого товара и обратить внимание на более дешевые аналоги. Однако это имеет смысл лишь в том случае, если на местном рынке есть женщины, готовые предложить секс по более низкой цене. В случае, если все женщины сообщества требуют обручальное кольцо, мужчине придется либо принять эти условия, либо вовсе отказаться от секса.

Согласно теории Баумейстера и Вос, законы спроса и предложения на сексуальном рынке работают так же четко, как на всех остальных. Например, когда количество молодых, половозрелых и свободных женщин превышает количество сексуально активных мужчин, то можно говорить о превышающем спрос предложении. В итоге стоимость секса будет падать, а это означает, что мужчины будут иметь возможность получить секс, не давая или не обещая многого взамен. В противоположной ситуации, когда мужчин в сообществе больше чем женщин, спрос, наоборот, превышает предложение.

Сплотились

В ситуации повышенного спроса на рынке часто формируется пул товаров-заменителей. Чем их больше, тем больше возможность найти замену подорожавшему товару, а эластичность спроса таким образом повышается. На рынке секса такими заменителями могут быть проституция и порнография. Сексуальная экономика предполагает, что более дешевые альтернативы будут направлены на мужское сообщество и в той или иной степени будут приветствоваться мужчинами. Женщины же, наоборот, должны выступать против них, поскольку заменители могут представлять для них определенную угрозу. Если товары-заменители удовлетворяют некоторую часть спроса на секс, то это может уменьшить общий спрос на доступ к женскому телу, в результате цена на секс упадет.

Однако авторы исследования предполагают, что большинство людей все же предпочли бы иметь секс с женщинами-партнерами, а не мастурбировать или пользоваться услугами проституток. Тем не менее женщинам приходится конкурировать не только с товарами-заменителями, но и с себе подобными. В данной ситуации, по мнению Баумейстера и Вос, рациональная экономическая стратегия толкает женщин объединяться по принципу монополии и повышать стоимость своих услуг путем искусственного ограничения предложения. В реальной жизни это проявляется таким образом, что женщины склонны оказывать давление друг на друга, призывая к сексуальной сдержанности.

История показывает, что успех при объединении игроков на рынке в монополию или картель вряд ли будет сопутствовать им постоянно. В качестве одного из ярких примеров можно привести Организацию стран-экспортеров нефти (ОПЕК), которая объединяет государства, чьи интересы зачастую противоположны. Но порой монополии бывали даже слишком успешными, в результате чего многие развитые страны приняли законы, направленные против монополий. Поэтому вполне логично предположить, что экономический интерес будет порой заставлять женщин работать вместе, чтобы ограничить доступность секса.

Взвинтили цены

Теория сексуального обмена предполагает, что рынок секса связывает вместе различные пары и будет иметь тенденцию к стабилизации цен. Однако цена может отличаться в пределах одного сообщества. Так, некоторые женщины склонны назначать более высокие цены, чем в среднем по рынку. Вполне закономерно, что чем больше поклонников имеет женщина, тем выше будет цена за доступ к ее телу. Поскольку привлекательность женщины зависит не только от ее природных данных, но и от затраченных усилий, временных и материальных инвестиций, то практически любая девушка имеет возможность повысить собственную сексуальную привлекательность и назначить более высокую цену.

Женщина аналогична предпринимателю, выводящему продукт на рынок, поэтому повышение качества этого товара будет вполне разумной стратегией. Еще один способ увеличить спрос на свою продукцию — реклама. В сфере романтических взаимоотношений рекламой может считаться флирт, заигрывание, ношение сексуальной одежды. Условно говоря, мужчина, бросивший заинтересованный взгляд на женщину, — потенциальный клиент. Чем больше заинтересованных взглядов, тем больше потенциальных клиентов. Мини-юбка и агрессивный макияж делают женщину заметнее, а значит, повышают ее шансы на большее количество заинтересованных в ней мужчин.

При этом упомянутый реквизит совершенно не свидетельствует о том, что женщина сексуально доступна и готова лечь в постель с первым встречным. Она всего лишь стимулирует спрос подобно продавцу домов, который хочет иметь много потенциальных клиентов, чтобы взвинтить цены. Задача женщины, желающей продать себя подороже, — поддерживать дефицит. Сексуальная экономика таким образом объясняет, откуда в обществе зародилась теория о ценности женщины в зависимости от ее сексуальной истории, и почему многие женщины склонны преуменьшать количество своих половых партнеров.

Истоки феминизма

Баумейстер и Вос подчеркивают, что секс в принципе является лишь одним из нескольких способов, с помощью которых женщина может получить доступ к материальным благам и ресурсам. Однако существует немало сообществ, где эти альтернативные варианты для женщин недоступны или строго ограничены. Когда у женщин нет прав и экономических возможностей, то секс может быть основным фактором, определяющим их благополучие на протяжении всей жизни. Если секс — единственный источник дохода женщины, то она наверняка будет стремиться поддерживать высокую цену на него.

Тем не менее в условиях тотальной нищеты может наблюдаться полностью противоположная тенденция. Большинство женщин среднего класса склонны к сдержанности в сексуальном поведении, что обеспечивает им более высокую цену, в то время как женщины из низших слоев общества вынуждены продавать секс по максимально низкой цене. По мнению авторов исследования, это объясняет стремление мужчин угнетать и порабощать женщин, ограничивать их участие в экономической деятельности общества. Желание снизить цену за секс делает понятной мотивацию мужчин держать женщин в невыгодном финансовом положении.

Женщины, которым нужны деньги, вероятно, будут охотнее вступать в брак, становиться любовницами, содержанками и заниматься проституцией. Такое положение вещей неизбежно дало толчок к зарождению и массовому распространению феминизма. Примечательно, что марксистский феминизм считает контроль над женской сексуальностью самым главным механизмом мужского господства. А секс-негативные феминистки выступают против того, чтобы превращать секс в товар для потребления, они категорически против проституции, порнографии и использования секса для продажи товаров, с ним несвязанных.

Секса не было

Экономика влияет не только на характер сексуальных отношений между людьми, но и на качество самого секса. По словам Катерины Лисковой, автора книги «Сексуальное освобождение, социалистический стиль», когда женщины не ограничены финансовыми возможностями, у них появляется выбор, в том числе сексуальный. Экономическая независимость в целом обуславливает качество сексуальной жизни. Чем выше первая, тем лучше вторая. Во второй половине XX века женщины в Восточной Европе отличались большей независимостью, чем в Западной, что позволяет некоторым авторам говорить о том, что при социализме женщины были более удовлетворены своей сексуальной жизнью, говорит Лискова.

Правда, экстраполировать это утверждение на все страны социалистического блока было бы некорректно. В СССР, например, огромную роль в том, как женщины относились к сексу, сыграл бесконечный дефицит товаров, в том числе контрацептивов. Буклеты о половой гигиене, выпущенные в период с 1960-го по 1985 год, предлагали в том числе спринцевание лимонной кислотой или раствором борного спирта. Женщинам также предлагалось собственноручно изготавливать контрацептивные тампоны, которые нужно было пропитывать специальным раствором и вводить минимум за полчаса до соития. Секс, обусловленный такими обстоятельствами, вероятно, был сомнительным удовольствием.

Сэкономили

Между тем промышленное производство презервативов в начале двадцатого века довольно сильно изменило экономику секса. Канадский экономист и социолог Марина Адшейд, автор книги «Доллары и секс: как экономика влияет на секс и любовь», объясняет это на примере незамужней женщины, жившей в 1930 году. Занимаясь незащищенным сексом со своим любовником, она могла забеременеть с вероятностью 85 процентов. Забеременев, она потеряла бы возможность выйти замуж за мужчину с хорошим доходом, поскольку теперь на ней бы стояло клеймо матери бастарда. В результате она могла бы потерять примерно 50 тысяч долларов (по нынешним меркам около 730 тысяч долларов) — доход, который ей обеспечил бы муж в течение брака.

В этом случае издержки добрачного незащищенного секса легко посчитать, умножив вероятность беременности на упущенный доход, — получится 42,5 тысячи долларов. Если использовать презервативы, вероятность беременности снизится до 45 процентов — стандартный показатель для контрацептивов в 1930-е годы. В этом случае издержки будут уже в два раза меньше — 22,5 тысячи долларов. Поэтому, несмотря на свою дороговизну, презервативы получили огромную популярность. То, что спрос на востребованный товар или услугу при сохранении качества будет повышаться по мере снижения цены, то есть издержек покупателя, вполне соответствует законам рынка.

Очевидно, что история либерализации сексуальной жизни во второй половине XX века — это в том числе и экономическая история. Так или иначе, секс, отношения и брак — это не только и не столько про физиологию и эмоции. Главное, что это важнейшая часть социальной жизни, а значит, и часть экономики. Если посмотреть на то, как люди договариваются между собой о краткосрочном или длительном сексуальном партнерстве, сразу становится понятно, что все эти договоренности валидны в рамках ограниченной экономики: услуга за услугу, она — ему, он — ей. Революции почти всегда начинались по экономическим причинам, и сексуальная революция — не исключение.

Экономика00:0121 ноября

Капитал-шоу

Мир стоит на пороге нового кризиса. Кто виноват?
Экономика00:0218 ноября

Перестраховались

Банки много лет наживались на доверчивости россиян. Но скоро этому положат конец