Новости партнеров

«На воровской титул теперь претендуют самые авторитетные»

Новые коронации, смертельные схватки и побеги: что ждет воровской мир в 2020 году

Фото: Хуберт Голстейн / «Коммерсантъ»

В конце 2019 года стало известно, что в криминальном мире России, да и всего бывшего СССР, произошло знаковое событие: 62-летнему Илье Симонии, известному в криминальных кругах как Махо, вернули воровской титул. Его могущественные враги мешали этому четверть века — но сегодня они мертвы, а Махо вновь стал вором в законе, одержав победу. Эта история наглядно показала, что в преступном мире наступают новые времена. Поэтому 2020 год обещает стать для воров в законе по-настоящему жарким: в нем найдется место и для смертельных схваток, и для коварных интриг. Подробнее об этом «Ленте.ру» рассказала Виктория Гефтер, редактор главного портала о ворах в законе «Прайм Крайм».

«Лента.ру»: Какие основные процессы будут происходить в воровском мире в 2020 году?

Виктория Гефтер: В связи с принятием «антиворовских» законов в России, Армении и на Украине воры, вытесненные из этих стран, начнут искать и обживать для себя новые территории. Это в первую очередь коснется прибалтийских республик и бывших стран соцлагеря.

Кому из воров достанутся ключевые роли в преступном мире?

Это Мераб Джангвеладзе (Сухумский) и Надир Салифов (Гули), все будет крутиться вокруг них. И, конечно, Захарий Калашов (Шакро Молодой), насколько ему позволит его «невольничий» статус.

Чье положение в воровском мире можно назвать наиболее опасным?

Один из тех, кто находится в зоне риска, — Бадри Когуашвили (Кутаисский). Неожиданно для многих он допустил ряд непростительных и ничем не обоснованных высказываний в адрес Гули, который подобного никому не прощает — тем более когда задевают его воровскую честь.

Если брать воров из первой десятки, то незавидная участь, похоже, ожидает и Лашу Шушанашвили (Руставский). Сейчас он находится под стражей в Греции, и, если его выдадут Франции, там Руставскому грозит пожизненный срок. Кстати, его брат Кахабер Шушанашвили (Каха Руставский) такое наказание уже получил. Помимо Кахи, пожизненно осужден еще один вор в законе, приближенный к Лаше Руставскому, — Давид Мазанашвили (Дато Руставский).

Кроме того, братьям Шушанашвили грозит лишение воровского титула за убийство вора в законе Владимира Джанашии (Ладо) в 2010 году. Решения общей сходки о раскоронации Ладо не было, а убийство вора — это огромный проступок. Так что братья Шушанашвили могут не просто провести всю жизнь за решеткой, но еще и не ворами.

Что ждет воровской общак после ареста его держателя Кахабера Парпалии (Каха Гальский)?

С общаком все будет в порядке, независимо от дальнейшей судьбы Кахи Гальского. Такие, как он, приходят и уходят, а общак остается.

Стоит ли ожидать новых задержаний криминальных авторитетов в рамках «антиворовского» закона?

Похоже, стоит. Но, чтобы говорить о перспективах применения статьи 210.1 УК РФ, нужно дождаться первого обвинительного приговора. А доказательство высшего положения в преступной иерархии может оказаться нетривиальной задачей — в этом плане следственные органы уже столкнулись с трудностями. Старые видеозаписи, на которых воры спокойно подтверждают свои титулы, сегодня следователи использовать не могут — ведь закон обратной силы не имеет. Да и в целом, если говорить об опыте применения «антиворовских» законов в других странах, то он скорее отрицательный.

В частности, в Грузии подобная статья перестала работать: начиная с 2014 года все воры, привлеченные по ней, были оправданы. «Антиворовская» статья в этой стране практически не применялась сама по себе, а только вкупе с другими — о незаконном оружии или наркотиках. Причем в период воровской «чистки» при Михаиле Саакашвили против воров работали профессионалы, которые хорошо знали преступный мир. Но все закончилось провалом: воровская идея в Грузии, в отличие от Украины или России, пустила в обществе глубокие корни.

Между тем сегодня ни на Украине, ни в России просто нет специалистов такого же уровня, как те, кто пытался бороться с ворами в Грузии. Чтобы оказывать ворам реальное противодействие и ориентироваться в их мире, нужно вырасти на улице. Для этого нужны годы.

Некоторые СМИ писали, что ведущую роль в преступном мире России могут получить воры в законе из Чечни...

Нет, чеченские воры из-за их приспособленческой политики не пользуются авторитетом ни в Чечне, ни тем более в остальной России. Особенно после недавних слов Рамзана Кадырова, который полностью их дискредитировал.

Стоит ли ожидать новых коронаций воров в законе?

Скорее всего, да. При этом, я думаю, уровень кандидатов изменится в лучшую сторону. Раньше, во времена воровских войн, в качестве воров были нужны соглашатели, «торпеды» [убийцы] и «пушечное мясо». Но сегодня на роли воров претендуют действительно грамотные и самые авторитетные личности. Этот естественный процесс нельзя затормозить надолго по желанию одного человека, как это в свое время сделал Шакро Молодой.

Он ввел запрет на новые коронации по ряду личных соображений. И теперь каждая новая коронация — к примеру, Сосо Горийского (Сократ) — знаменует ослабление влияния Шакро. Но пока в тренде — возвращать титулы бывшим ворам в законе. Так уже случилось с Арманом Джаниняном (Арман Калужский) и Ильей Симонией (Махо), которому вернули титул четверть века спустя. Ни в том, ни в других случаях заблокировать выдвинутые инициативы, связанные с коронацией новых или бывших воров, у Шакро Молодого не получилось.

Какой из воровских кланов будет доминировать в ближайшем будущем?

Это сухумский клан — уже сегодня он силен как никогда, и равных по влиянию ему нет. В него входят опытные воры с серьезным «стажем» и безупречной репутацией. Лидер клана Мераб Сухумский заботится о воспитании молодого поколения воров в законе — тех, кто придет на смену «старикам». В частности, в качестве своего преемника Мераб готовит потомственного вора Ираклия Каличаву (Хуту). Но для клана есть скрытая угроза: неизвестно, как поведет себя его прежний лидер Тариэл Ониани (Таро), когда освободится. Многим было бы выгодно поссорить Таро и Мераба — и у последнего на этот счет есть опасения.

Недавно Таро был экстрадирован в Испанию, где ему грозит большой срок. Означает ли для него экстрадиция потерю влияния?

Влиять из-за решетки на воровской мир сегодня под силу только Шакро Молодому. У Таро это не получалось в России, тем более не получится в Испании. Что до Шакро, то его будущее зависит от силовиков. Пока они делают ставку на него как на лидера преступного мира страны — и альтернативы ему в России нет.

Какое будущее, по вашему мнению, ждет Гули — главного авторитета Азербайджана?

Гули стал вором вынужденно, когда был в тюрьме. Он пошел на этот шаг, чтобы не подчиняться чужой воле. Сегодня в рамках воровского мира он уже добился всего, дальше ему двигаться некуда. Потенциально Гули — это преступный лидер международного масштаба, и в воровских рамках ему уже тесно. Не исключено, что однажды ему надоест играть в довольно грязные игры воров в законе и он добровольно отойдет от их мира, но при этом останется главой своей транснациональной преступной организации.

Стоит ли ожидать каких-то глобальных изменений в воровском кодексе?

Предпосылок для каких-то серьезных изменений я не вижу.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru