Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

«Проблема оказалась больше, чем мы ожидали»

Как российские компании справляются с последствиями пандемии коронавируса

Фото: Depositphotos

Режим самоизоляции во многих регионах продолжается. До сих пор неизвестно, сколько еще россияне вынуждены будут оставаться дома ради собственной безопасности и здоровья близких. Хотя изоляция вызывает определенный дискомфорт, все же стоит признать: условия для комфортной жизни есть и в это время. Любую потребность можно удовлетворить, не выходя из дома — с помощью онлайн-покупок. «Лента.ру» рассказывает о людях, которые изолировались, и тех, кто остались на работе, чтобы россияне могли получить то, что им нужно.

Александр, редактор «Ленты.ру» — о том, почему без доставки пережить изоляцию было бы трудно

Для меня пребывание в самоизоляции оправдано: в конце марта я попал в больницу с левосторонней пневмонией. Вскоре слегла и жена — тоже с пневмонией, уже двусторонней. Хотя тесты на коронавирус оказались отрицательными, сложно поверить в такое стечение обстоятельств, при котором мы в разгар эпидемии заболели бы обычной пневмонией, которая, к слову, дома совершенно не лечилась антибиотиками. Да и у жены иммунитет работает на ура — ни гриппом, ни ОРВИ она не болеет в принципе. Так что мы полагаем, что результаты были ложноотрицательными, и на самом деле мы переболели коронавирусом. Оглядываясь на этот опыт, я предпочитаю оставаться дома, потому как ни сама болезнь, ни лечение в больнице удовольствия, как можно догадаться, не доставили.

Так получилось, что период самоизоляции совпал с необходимостью переезда в другую квартиру. Дело было сделано, мы перевезли вещи. В новой квартире не было никакой мебели, кроме обеденного стола, так что пришлось заменить кровать надувным матрасом. Конечно, и речи не было о том, чтобы ехать за ним в магазин — только вышли из больницы, организм ослаблен, поэтому заказали доставку.

Доставка — это то, без чего была бы невозможна самоизоляция, по крайней мере для меня. В основном заказывали готовую еду. Ну и, конечно, обустройство дома, всевозможные вилки-ложки, мусорное ведро и масса другой мелочевки, без которой ну никак. Не будь режима самоизоляции, мы бы, скорее всего, поехали в магазин, чтобы… Сложно сказать зачем — наверное, такова привычка. Думаю, после опыта жизни в самоизоляции эта привычка изменится, и онлайн-покупкам я буду отдавать предпочтение еще чаще. Например, мне всегда казалось, что заказывать через интернет одежду не очень хорошо, ведь и с размером можно не угадать, и качество может не понравиться. А сейчас думаю, что надо попробовать.

Но это не критично. То, что можно жить, не выходя из дома в непростые времена, получая заказ бесконтактно, когда курьер просто оставляет у двери все необходимое, — это большой плюс, и, конечно, хочется сказать спасибо всем тем, кто обеспечивает такую возможность.

Артем, сооснователь компании «Лесная диковинка», продавец маркетплейса OZON, Тула

Я один из основателей компании, которая производит и поставляет мясные продукты из дичи — косули, оленя, лося, кабана и медведя. Вообще-то я юрист по образованию, и до этого торговал автомобилями, но моим хобби всегда была охота. В 2014 году я охотился в Германии и узнал, что там сдают туши убитых животных на мясокомбинат, а продукция потом идет в магазины. В то время в российских магазинах дичи было не купить.

В марте, когда люди активно закупали продукты, спрос на нашу продукцию резко вырос — на 30 процентов. Мы распродали все, что было на складе. В апреле спрос снизился — видимо, люди едят запасы. Поэтому мы снизили цены на Ozon и с помощью рекламных акций и бонусов стимулируем продажи.

Интересно, что сначала мы думали о том, чтобы создать собственный онлайн-магазин, но все же решили работать с маркетплейсом. Во-первых, никакой головной боли с логистикой: мы отвозим продукцию на склад, а потом Ozon развозит заказы по стране. Во-вторых, не нужно тратиться на рекламу и нанимать новых сотрудников — это существенная экономия.

С 1 апреля мы отправили часть сотрудников в неоплачиваемый отпуск. В целом сотрудники отнеслись к этому с пониманием. Масштабы проблемы оказались гораздо больше, чем мы предполагали в марте. Тем, кто сидит на окладе, уменьшили его на 20 процентов. Часть сотрудников работает на удаленке. Проблем в этом смысле никаких: мы давно пользуемся облачными сервисами, системами учета и контроля. Поэтому сейчас я крепко задумался, так ли необходимо присутствие этих сотрудников в офисе после пандемии.

Что касается безопасности, антисептиков на нашем пищевом производстве всегда было в избытке. Сейчас мы стали дополнительно обрабатывать поверхности и коробки с продукцией перед отгрузкой.

Я каждый день езжу в московский офис. Конечно, страшновато. У меня с собой всегда пузырек антисептика в кармане, в сумке и на рабочем столе. А еще я купил дорогую американскую маску 3M со степенью защиты FFP3 и одноразовые перчатки. Живу я за городом, в частном доме. Я разделил помещения на красную, желтую и зеленую зоны. Захожу в дом через гараж, там же раздеваюсь, обрабатываю сумку, рюкзак. В желтой зоне мою лицо и руки, надеваю домашнюю одежду и иду к семье. Домашним, конечно, тяжело взаперти сидеть — грустят, но тут уж ничего не сделаешь.

Александр, менеджер участков комплектовки, консолидации, упаковки, фулфилмент-фабрика Ozon, Тверь

Я устроился в Ozon в 2009 году по совету жены, которая там работала. Мы и сейчас работаем вместе, просто она в декретном отпуске. Я начинал с кладовщика возврата, потом стал старшим участка, начальником смены, и в прошлом году меня повысили до менеджера производства. Сейчас я управляю процессами комплектовки, сортировки и упаковки заказов.

Пандемия внесла свои коррективы: работать стало сложнее, но интереснее. Теперь мы ежедневно обрабатываем антисептиком терминалы в начале и конце смены, обрабатываются также все инструменты, на линиях упаковки установлены диспенсеры с антисептиком. Через дезинфекцию проходят и корпоративные автобусы, на которых ездят сотрудники. Недавно полностью обработали склад — а это 70 тысяч квадратных метров только по полу, не считая четырех этажей мезонина со стеллажами! На входе сотрудники, соблюдая дистанцию в полтора метра, дезинфицируют руки, всем измеряют температуру. Чтобы не создавать очередей в столовых, мы распределили сотрудников по небольшим группам — теперь обедаем по расписанию. С такими мерами безопасности мне работать не страшно. А расписание обедов теперь будет действовать и после пандемии, ведь оно помогло оптимизировать работу: нам удалось сгладить пиковые нагрузки и ускорить комплектовку и сортировку заказов, а поставщики, к слову, отгружают нам примерно полмиллиона товаров в день.

Если раньше на Ozon заказывали в основном электронику, детские товары и товары для дома, то на самоизоляции взлетел спрос на бакалею, косметику и бытовую химию. Фуры приезжают по часам. Мы реально стали чаще принимать и отгружать товары. После обработки рук водитель не заходит на склад, чтобы обезопасить других, а передает всю документацию в специальное окно людям в масках. Дальше начинается приемка товаров, сотрудники сканируют каждый, чтобы он появился в системе, затем их сортируют и собирают по заказам. Это непрерывный и быстрый процесс. Мы называем наши склады фабриками, потому что там, по сути, постоянно идет производство — приемка, размещение, сбор товаров в посылки, их упаковка и отправка.

В теперешнее нелегкое время, когда многие люди остаются без работы, мы даем им возможность зарабатывать: например, у нас на фулфилмент-фабрике в Твери появилось 130 дополнительных рабочих мест.

С пандемией изменилась жизнь миллионов россиян: кто-то остается дома, чтобы сохранить собственную безопасность и здоровье близких, малый и средний бизнес активно осваивает маркетплейсы, а тысячи сотрудников Ozon продолжают работу в режиме повышенной готовности, принимая товары, собирая, упаковывая и доставляя сотни тысяч заказов в сутки, чтобы все необходимое — от продуктов до гантелей и детских игрушек — можно было получить, не выходя из дома.

Россия00:0129 июня

«Вы что, хотите гражданскую войну развязать?»

Кризис экономики, борьба за власть и сепаратизм: в каких условиях создавалась Конституция 1993 года?