Новости партнеров
Прослушать статью

«За бортом по своей воле». Как простой врач пересек Атлантику на надувной лодке и доказал всем свое бесстрашие

Dr. Alain Bombard with his wife at the Naval Museum in Paris, France, Feb. 15, 1957, after being presented with the Cross and Red Ribbon of the 'Legion of Honour', by Roger Duveau, the French Minister for the merchant navy. The award was made to Bombard for his crossing of the Atlantic Ocean in a rubber dinghy in December 1952. (AP Photo)
Фото: AP

«Лента.ру» продолжает рассказывать о знаменитых путешественниках, землепроходцах и первооткрывателях. Новым героем стал молодой французский врач Ален Бомбар, переплывший Атлантический океан на резиновой шлюпке и доказавший, что выжить после кораблекрушения возможно. О сражениях любителя приключений с водной стихией и 65-дневной диете из планктона — в материале «Ленты.ру».

Благие намерения

Переплыть Атлантический океан на резиновой лодке без еды и воды француз Ален Бомбар решил неслучайно. Однажды в 1951 году, будучи еще никому не известным молодым врачом, Бомбар дремал во время ночного дежурства в госпитале в графстве Булонь. Внезапно раздался телефонный звонок. Траулер «Нотр-Дам-де-Пейраг» разбился после столкновения с молом Карно — гидротехническим сооружением, защищающим берег и порт от сильных волн.

Никто не ожидал катастрофы и серьезных последствий: ветра нет, море тихое, а значит эвакуироваться с промыслового судна не составит труда. Но, зайдя в приемный покой, Бомбард увидел ужасающую картину. «Сорок три человека, наваленные друг на друга, словно растерзанные марионетки, лежали передо мной — все босиком и все в спасательных поясах», — вспоминал мужчина. Несмотря на оперативную помощь, никого из членов экипажа не удалось вернуть к жизни. Просчет был ничтожным, но в результате привел к 43 трупам и 78 сиротам.

Почему эти люди погибли, находясь всего в сотне метров от суши? Почему им не помогли спасательные жилеты? Как тогда возможны истории знаменитых путешественников, которые могут неделями искать спасения в открытом море без пропитания? И это при том, что, согласно статистике, ежегодно умирают до 50 тысяч человек, уже находящихся в спасательных шлюпках.

Эти вопросы беспокоили молодого врача и стали отправной точкой для авантюры, изменившей его жизнь. Он предположил, что в кризисной ситуации человек способен выйти за грани физиологических рамок, которые медики определили как допустимые для выживания.

Тогда Ален Бомбар решил смоделировать ситуацию, максимально приближенную к кораблекрушению, и на собственном опыте доказать, что возможностей нашего организма хватит на длительное трансатлантическое плавание в экстремальных условиях.

Подготовка

Экспедиции предшествовала тщательная подготовка. Бомбар месяцами занимался лабораторными исследованиями в Океанографическом музее Монако, изучал химический состав морской воды, физиологию разнообразных рыб и виды планктона. Он выяснил, что большинство морских обитателей на 80 процентов состоят из пресной воды, так что выжатым из их тела соком можно утолить жажду. Также для питья в небольших количествах подходит морская вода.

Отдельной эпопеей в подготовке стало продумывание конструкции плота. Переговоры с инженером постоянно откладывались, в расчеты приходилось вносить многочисленные правки. Изготовление продлилось несколько недель. В итоге для плавания соорудили лодку с закругленным мысом, длиной четыре с половиной метра, шириной — почти два.

Бомбар никак не мог найти попутчика среди знакомых и дал объявления в газетах. Однако его затею почти никто не воспринял всерьез, и чаще всего ему писали либо потенциальные самоубийцы, желающие обрести покой посреди Атлантики, либо шутники с просьбами взять на борт тещу или начальника. «Я очень хороший попутчик, к тому же я дам вам разрешение съесть меня, когда вы проголодаетесь», — писали ему в письмах. Но спустя некоторое время подходящая кандидатура была найдена в лице Джона Палмера, безработного яхтсмена из Панамы.

Для начала мужчины решили организовать пробное плавание из Монако на Майорку, однако спустя две недели эксперимента Палмер отказался принимать дальнейшее участие в экспедиции. До конца так и неясно, что остановило бывшего яхтсмена. Что бы это ни было, страх за свою жизнь или нежелание славы, но в назначенный день отплытия он так и не явился. Бомбар отправился в океан в одиночку.

Вокруг затеи молодого врача был ореол скептицизма и легкой иронии. Его называли еретиком, пророчили смерть в первую неделю и советовали вместо морского справочника взять с собой молитвенник. А как еще охарактеризовать человека, возомнившего, что он сможет переплыть океан на неуправляемой посудине, питаясь одними дарами моря? Но это не останавливало воодушевленного француза, и в ответ на нападки он лишь назвал свое судно «Еретиком».

«Даже опытные моряки на кораблях не считают, что они всегда могут справиться с бушующим морем, ветрами и течениями. И в то же время какой-то новичок без колебаний доверяет свою жизнь и жизнь своего товарища обыкновенной ореховой скорлупке, которая не была даже осмотрена морским инспектором!» — писали в газетах.

Посреди океана

Утром 19 октября 1952 года Бомбар покинул столицу Канарских островов Лас-Пальмас. На торжественном отплытии его провожали жена с новорожденной дочерью.

Маршрут для путешествия был выбран неслучайно. Атлантический океан идеально подходил для планов Бомбара: он достаточно большой, чтобы наверняка доплыть до какой-нибудь суши за два месяца, но при этом на пути ему встретится минимум «соблазнительных» для остановки островов. Бомбар плыл по следам Христофора Колумба, который следовал из Испании в Гран-Канарию, а затем к островам Зеленого Мыса и Антильским островам. Ему помогали пассаты, которые несколько веков назад подгоняли каравеллы первооткрывателя в сторону Америки.

В первые же дни авантюриста настиг шторм. Все, что он мог делать в шлюпке, которую мотало из стороны в сторону, — это вычерпывать воду шляпой, так как взять черпак он забыл. Спустя несколько часов обессиленный Бомбар потерял сознание и очнулся уже в почти затопленном судне, которое всего лишь на пару сантиметров показывалось над поверхностью. Едва буря стихла, случилась новая беда. У «Еретика» лопнул парус, который пришлось заменить на запасной. Но и он вскоре пришел в негодность из-за очередного порыва ветра. Оставшиеся 60 дней пути врач шел с зашитым вручную парусом.

Помимо непогоды сохранности надувного плота угрожали морские обитатели. Резину могла запросто проткнуть рыба-меч, а как-то ночью неизвестное существо отгрызло часть тента. Однажды путешественнику пришлось отмахиваться веслом от акулы, так и норовившей вцепиться в него зубами. Еще более опасными оказались ракушки, которые гнездились на клееных швах лодки и стремительно прорастали, что неизбежно вело к разрыву резины. Понимая, что даже самая маленькая поломка может привести к концу не только его эксперимента, но и жизни, каждый день француз выделял час на осмотр и починку шлюпки.

На борту плота царила строгая дисциплина. Осознавая, что тянущееся бесконечно время стирает грань адекватного восприятия реальности, Бомбар придерживался заранее продуманных ритуалов: сверялся с системой навигации, отслеживал свое состояние, добывал пищу и читал книги. Он понимал: когда весь мир сужается до размеров лодки, в которой невозможно встать в полный рост, единственный способ не сойти с ума — упорядочить свой день.

Диета

Бомбар из принципа не взял с собой удочки и сети, а обходился подручными материалами и соорудил импровизированный гарпун из ножа и весла, для крючков использовал кости первой добытой рыбы. Поначалу ему не везло с рыбалкой — в прибрежных водах водится в основном всякая мелочь, которую довольно трудно поймать.

Но, отплыв дальше в открытый океан, мужчина поразился обилию абсолютно непугливой рыбы, которая легко клевала и была вполне съедобна в сыром виде. По утрам путешественник собирал урожай: за ночь на крохотный борт шлюпки выбрасывалось от пяти до 15 летучих рыб. Лучшие из них были лакомством на завтрак, остальные отправлялись в запас.

Ловил он и птиц, поедая их сырыми и обгладывая кости и хрящи. В новый рацион также вошел планктон, который, по мнению Бомбара, был способен уберечь от цинги. Взятая с собой коробка с аварийным запасом так и осталась нераскрытой.

В течение всего плавания мужчина придерживался строгого распорядка дня. Напрашивается вопрос: а какой смысл соблюдать расписание завтраков и ужинов посреди океана? По словам самого Бомбара, «каша» из приемов пищи — это лишняя нагрузка на желудок, который привык переваривать еду в определенное время.

Через некоторое время француз изучил повадки всех животных, которые встречались на его пути. Черная птичка качурка-буревестник обычно садилась с правой стороны кормы, а стайка из шести дорад всегда плыла рядом, но настороже — как бы не быть пойманной.

Проблемная высадка

Спустя месяц в открытом океане обессилевший Бомбар начал замечать признаки долгожданной земли: то по ветру пролетал лист с дерева, то паутинка, то бабочка! До суши оставалось всего несколько десятков миль, которые плот не мог преодолеть из-за штиля. Однако земля не спешила показываться, и мучительное ожидание растянулось на недели. Пусть и нескоро, но чудо случилось. Француз заметил землю на горизонте и поплыл навстречу спасению, однако высадиться сразу у него не вышло.

«Еретик» достиг острова Барбадос на 65-й день экспедиции, 22 декабря 1952 года. Бомбар преодолел 4400 километров в одиночку. Ценой за подвиг стало абсолютное физическое истощение. Бомбар похудел на 25 килограммов, заработал расстройство зрения, а уровень гемоглобина и эритроцитов в организме граничил со смертельным. У него отслоились ногти на пальцах ног, почти вся кожа разбухла и свисала красными высушенными лентами, а где чудом осталась на месте — покрылась сыпью.

Бомбар на своем опыте доказал, что в теории потерпевший кораблекрушение может выжить, если будет пить морскую воду и сок рыбы. Его плавание пытались повторить, но врачи пришли к выводу, что подобная «диета» крайне опасна.

Итогом этого приключения стала книга «За бортом по своей воле», собранная из заметок, которые путешественник вел непрерывно, даже если последние из них напоминали бредни умалишенного.

На своем примере мореплаватель продемонстрировал торжество разума и человеческих возможностей над отчаянием, губительным спутником кораблекрушений. Бомбар доказал, что любой бедствующий может выжить и достигнуть земли при должной подготовке и знаниях. Развивая свой успех, он обосновал необходимость обязательного оснащения всех судов спасательными шлюпками, которые в народе стали называть «бомбарами».