Только важное и интересное — в нашем Twitter

Минюст и Генпрокуратура ликвидируют общество кувейтских террористов

Министерство юстиции России направило в Генеральную прокуратуру материалы на ликвидацию московского отделения кувейтской организации "Общество социальных реформ". Как сообщил информационному агентству РИА "Новости" первый заместитель руководителя департамента Минюста по делам общественных и религиозных объединений Алексей Жафяров, эта организация была в числе тех 15, которые Верховный суд России по иску Генпрокуратуры признал террористическими.

Как рассказал информагентству Алексей Жафяров, материалы на ликвидацию московского отделения "Общества социальных реформ" Минюст направил еще в августе 2002 года. Основанием для этого послужили допущенные отделением многочисленные нарушения закона "Об общественных организациях".

По словам чиновника, отделение получало от головной организации деньги и расходовало их на территории России. При этом руководство нарушало устав, не проводило коллегиальных заседаний, все решения принимались единолично председателем организации, не действовала ревизионная комиссия, не утверждались ежегодные отчеты общества. Минюст дважды выносил этой организации письменные предупреждения, но нарушения так и не были устранены.

В июне 2002 года Верховный суд России по иску Минюста приостановил деятельность этой организации на три месяца. А в феврале у Генпрокуратуры появились дополнительные основания для ликвидации московского отделения кувейтской исламской организации, так как она была признана террористической. Однако, по словам Жафярова, согласно действующему законодательству, Генпрокуратура должна подать в Верховный суд еще один иск - теперь уже о ликвидации этого общественного объединения.

Добавим, что 25 февраля генпрокурор России Владимир Устинов сообщил журналистам, что следствие по делу о теракте на Дубровке постарается разыскать и арестовать имущество террористов и стоявших за ними организаций, чтобы возместить ущерб пострадавшим. Как передает интернет-издание NEWSru.com, Устинов пояснил, что речь идет о компенсации морального вреда, поскольку прямой ущерб (потеря здоровья, имущества, одежды) бывшим заложникам уже возмещен.

Россия00:0316 июня

«Мой салон обещали сжечь»

Татуировщица из Дагестана — о своем тайном ремесле, свободе и забытых традициях