Новости партнеров

Состояние Шарона дает надежду на возможное улучшение

Профессор Шломо Мор-Йосеф, кадр НТВ

Врачи, наблюдающие за здоровьем премьер-министра Израиля Ариэля Шарона, выразили осторожную надежду на то, что некоторая его стабилизация "может стать началом улучшения", сообщает агентство AFP.

Профессор Шломо Мор-Йосеф, занимающийся лечением премьера, заявил: "Мы надеемся на то, что наметившаяся стабилизация станет началом улучшения. Однако процесс этот - долгий".

"Господин Шарон находится под наркозом, ему вводят успокоительные препараты, проводится искусственная вентиляция легких. Сейчас это является основной терапией. Ее цель - снижение внутричерепного давления в мозгу больного", - уточнил врач.

Специалисты госпиталя "Адаса" намерены сохранять действие анестезии на протяжении от 48 до 72 часов, в зависимости от состояния премьера. Затем его постепенно будут выводить из наркоза, постоянно отслеживая реакции мозга во время пробуждения.

Напомним, что Ариэль Шарон 4 декабря был госпитализирован с обширным инсультом. После двух операций на головном мозге он был помещен в отделение интенсивной терапии, где и находится по настоящее время.

Болезнь Шарона, который является одной из ключевых фигур на Ближнем Востоке, вызвала широкую реакцию, как в самом Израиле, так и по всему миру. Политические сторонники и противники премьера, а также большинство мировых лидеров направили в его адрес послания с пожеланиями скорейшего выздоровления.

По мнению наблюдателей, уход Шарона с политической сцены Израиля повлечет за собой труднопредсказуемые последствия для всего ближневосточного региона.

Неясными остаются и перспективы недавно созданной премьером партии "Кадима". До нынешних событий ее шансы на предстоящих в марте парламентских выборах представлялись наиболее предпочтительными.

Мир00:0324 февраля

Неспортивное поведение

Власти очищают Токио от бездомных перед Олимпиадой. Почему после Игр их может стать еще больше?
Мир00:0113 февраля

Битва тиранов

Асад хочет зачистить Сирию от боевиков, но ему мешает Турция. На чьей стороне Россия?