Судьба Центробанка зависит от забывчивости Игнатьева

Опасность потери самостоятельности ЦБ связана с тем, что Центробанк может стать для правительства кошельком, откуда можно свободно брать деньги, в частности, для выплаты внешнего долга

Следуя стратегической задаче создания вертикали власти, вслед за телекомпаниями, "Газпромом" и МПС, государственная власть овладела Центробанком. На место Виктора Геращенко пришел технократ Сергей Игнатьев. Чем чревата такая смена власти в главном банке страны? Сам Игнатьев попытался рассказать об этом депутатам Госдумы накануне своего утверждения, однако переданные информагентствами скупые цитаты относительно "отмены валютного регулирования" не дают сколько-нибудь реальной картины. Она намного сложнее.

Во-первых ставится под вопрос независимости ЦБ РФ. Не стоит наверно долго объяснять необходимость проведения Центробанком независимой политики, если вспомнить 1998 год, когда ЦБ шел на поводу а правительства, исправно скупая государственные облигации. Опасность потери самостоятельности ЦБ связана с тем, что Центробанк может стать для правительства кошельком, откуда можно свободно брать деньги, в частности, для выплаты внешнего долга. То же самое касается погашения многомиллиардных долгов Минфина перед Центробанком. Ответы на эти вопросы, можно будет получить уже скоро, например, наблюдая за уровнем инфляции в России. Остается надеяться, что Сергей Игнатьев забудет свои старые связи в Минфине и научится говорить твердое "нет" на все попытки решить проблемы казны за счет ЦБ.

Проблема статуса ЦБ также связана с тем, что Геращенко отвергал любую возможность усиления роли Национального банковского совета в управлении Центрбанком. Напомним, что профильные комитеты Думы в конце февраля согласились на то, что НБС будет утверждать не всю смету расходов ЦБ, а только смету на административные расходы и содержание персонала. Это логично, если вспомнить, что по данным журнала The Economist, в России на 100 тысяч жителей приходится 55 чиновников Центробанка, что в семь раз больше, чем в США, и в три раза больше, чем в Европе.

Много говорилось и о "чересчур" высоких зарплатах в Центробанке. Однако при этом не стоит забывать, что задержать сотрудника ЦБ на месте, выплачивая ему среднюю чиновничью зарплату будет проблематично. В этой ситуации главным является удачное сочетание коммерческой функции Центробанка и его функции, связанной с государственным управлением.

Сергей Игнатьев выступает за поэтапную либерализацию валютного регулирования и валютного контроля (превратившуюся с легкой руки стрингеров в "отмену валютного регулирования"). В частности, это касается вопроса об обязательной продаже валютной выручки предприятиями. Точка зрения Виктора Геращенко состояла в том, финансовая система страны еще "не доросла" до нее. Что касается той же обязательной продажи валютной выручки, то Геращенко был основным противником снижения их норматива, в частности, объясняя уменьшение золотовалютных резервов ЦБ именно этим.

Впрочем незрелостью рынка не объяснить многие нерешенные в банковской сфере проблемы. Например, из-за нежелания ЦБ заняться ее санацией, сумма зависших в "проблемных" банках России налоговых платежей составляет около 30 миллиардов рублей. А стимулирование экономического роста путем удешевления кредита остается для нас такой же экзотикой. Кстати, Сергей Игнатьев уже заявил, что "есть основания для постепенного снижения ставки рефинансирования Банка России", которая сейчас составляет 25 процентов. Кроме этого по его мнению, банковский надзор должен стать одним из основных направлений совершенствования работы ЦБ РФ, поскольку в нем имеются "определенные проблемы".

Но пожалуй главным камнем преткновения для Виктора Геращенко стали планы по выходу ЦБ из капиталов государственных банков, в том числе и Внешторгбанка. По информации "Коммерсанта", Минфин намеревался предложить Центробанку обменять пакет акций ВТБ на рублевые госбумаги с доходностью в 1 процент годовых причем с погашением через пятнадцать лет. И это при том, что рублевые бумаги, предложенные ЦБ в обмен на акции ВТБ, сейчас размещаются на рынке под 15 процентов. Геращенко на такие условия пойти не захотел, что и стало одной из причин его отставки. Кстати, на документах Минфина, содержащих вышуказанные предложения стоит подпись Сергея Игнатьева, который 20 марта 2002 года станет председателем Центрального Банка России.

Другие материалы