Россия клянется, что не имеет ничего общего с островами Кука

В Париже проходит сессия FATF

Последние дни ознаменованы повышенной активностью властей в области борьбы с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма. 14 июня Государственная Дума РФ ратифицировала международную конвенцию о противодействии финансированию международного терроризма. 17 июня Михаил Касьянов подписал положение о предоставлении информации и документов Комитету РФ по финансовому мониторингу (КФМ) органами государственной власти РФ. И сегодня же Владимир Путин внес в Госдуму проекты двух федеральных законов, направленных на предотвращение подобного финансирования.

Все это связано с открывшейся в Париже очередной сессией международной рабочей группы по борьбе с отмыванием денег при Организации экономического сотрудничества и развития (Financial Action Task Force on Money Laundering, FATF). На ней, в частности, будет решаться вопрос о пребывании РФ в списке "некооперативных" стран и территорий, которые не предпринимают целенаправленных мер по предотвращению "отмывания" денег. В данный "черный" список входят 19 стран и территорий": острова Кука, Доминика, Египет, Гватемала, Гренада, Венгрия, Индонезия, Израиль, Ливан, Маршалловы о-ва, Мьянма, Ниуэ, Науру, Филиппины, Россия, Сент-Китс и Невис, Сент-Винсент и Гренадины, Нигерия и Украина. ОЭСР рекомендует проявлять "повышенную осторожность" при работе с партнерами из стран, входящих в этот перечень. По данным FATF, объем отмывания преступных доходов в мире достигает размеров от 590 миллиардов долларов до 1,5 триллионов долларов ежегодно.

Россия была включена в "черный список" FATF в июне 2000 года. 24 июня 2001 года эта организация приняла решение оставить Россию в списке, а также указала на возможность введения экономических санкций в случае, если до 30 сентября в РФ не будет принят закон о противодействии отмыванию денег. На следующем пленарном заседании 7 сентября комиссия вновь решила не исключать Россию из "черного списка", однако санкции к РФ не применять, так как к тому времени Владимир Путин уже подписал закон "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем".

Однако в марте 2002 года FATF выдвинула ряд новых условий для рассмотрения в июне заявки об исключении России из "черного списка" "некооперативных" стран и территорий, которые не предпринимают целенаправленных мер по предотвращению "отмывания" денег. В частности, руководителям Комитета финансового мониторинга было заявлено, что первым обязательным требованием к России является "приведение законодательства страны к необходимым международным законодательным нормам в области борьбы с легализацией преступных доходов, также требуется доработка законодательства в налоговой и правоохранительной сфере". Отметим, что в сентябре прошлого года исполнительный секретарь FATF Патрик Муллет (Patrick Moulette) заявлял, что решение комиссии оставить РФ в "черном списке" объясняется только необходимостью "всесторонне оценить эффективность нового закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем", который вступил в силу с 1 февраля 2002 года.

Кроме того, как заявили представители FATF, существует ряд "бюрократических условий". В частности, необходимость соблюсти "очередность в исключении стран из "черного списка" - Россия не может быть вычеркнута раньше, чем страны, которые уже давно начали принимать меры для выхода из списка, считают в FATF. Таким образом, учитывая то, что по мнению FATF, только две страны сделали "многое, если не все", для того чтобы "устранить недостатки в законодательстве" и удовлетворить требования FATF, а именно Венгрия и Сент-Китс и Невис, то России остается в лучшем случае встать за этими государствами в очередь на вычеркивание из списка.

За прошедшее с этого момента время Россия продемонстрировала некоторые успехи на поприще борьбы с отмыванием денег. Первым результатом работы российского Комитета по финансовому мониторингу, о чем заявил 29 мая его глава Виктор Зубков, стало выявление 50 случаев "явных отмываний" денег через российские банки, по одному из них возбуждено уголовное дело. Более того, сразу после вступления России в международную организацию финансовых разведок Egmont, в Европе началась широкомасштабная "антиотмывочная" операция, в результате которой были арестованы десятки человек, главным образом, выходцев из России.

Также в списке причин, по которым ЦБ России будет отзывать лицензии у коммерческих банков в июне появилась новая статья – за "неоднократное нарушение" в течение года закона "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем". Однако гораздо дальше России в этой сфере продвинулась Украина, где 29 мая постановлением правительства утверждены критерии отнесения финансовых операций к "сомнительным или необычным", при этом напрямую использовались определения, разработанные FATF. Как сообщалось на сайте украинского еженедельника "Зеркало Недели", сайт фракция "Наша Украина" в Верховной Раде уже заявила, что будет добиваться отмены этого постановления.

Списков будет больше...

Кроме вышеуказанного списка, FATF планирует обнародовать новый, на сей раз стран, не предпринимающих усилий в борьбе с финансированием терроризма. И именно это обстоятельсто заставило российские власти поспешить с законодательными инициативами в этой области. А 18 апреля Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), при которой и существует FATF, представила "черный список" стран и территорий, не предпринимающих целенаправленных мер по предотвращению сокрытия доходов от налогов. В данный перечень были включены Андорра, Лихтенштейн, Либерия, Монако, Маршалловы острова, Науру и Вануату.

Неоходимо отметить, что борьба с отмыванием денег получила второе дыхание после событий 11 сентября, когда напуганное терактами общество согласилось поступиться частью своих прав. Правительство США еще три года назад пыталось обязать финансовые институты отслеживать операции клиентов с целью борьбы с отмыванием денег, однако тогда этот план, известный как "я знаю вашего клиента", провалился именно из-за угрозы частным интересам тех же клиентов. Сейчас же отстаивать неприкосновенность этих интересов является чуть ли не дурным тоном, поэтому неудивительно, что в принятом в октябре 2001 года законе, известном как USA Patriot Act банки, инвестиционные компании и прочие финансовые организации оказались в авангарде борьбы не столько с мошенниками, сколько уже с террористами.

Первой "жертвой" нового закона стал Мохамед Хуссейн (Mohamed M. Hussein), который перевел 3 миллиона долларов в ОАЭ, не имея на то соответствующей лицензии. Более того, в мае уже создан прецедент применения американского законодательства по борьбе с отмыванием денег по отношению к гражданке Панамы Ярдене Мизрахи Хеброни (Yardena Mizrahi Hebroni), у которой не было на территории США ни бизнеса, ни счетов в банках. Несмотря на это она была признана виновной в нарушении американского законодательства, в частности, в том, что занималась отмыванием миллионов нарко-долларов.

В конце мая 2001 года FATF объявила, что приступает к "решительному пересмотру" нынешнего списка из 40 рекомендаций по борьбе с отмыванием денег, сформулированных еще в 1990 году. Как заявили в FATF, пересмотр вызван необходимостью противостояния "современным угрозам". Несомненно, что эти рекомендации будут пересмотрены в сторону их ужесточения, и весьма вероятно, могут превратиться в требования, невыполнение которых может означать для страны как минимум затрудненный доступ на международный финансовый рынок. Отметим, что рынок уже успел откликнуться на новые требования времени. Так, корпорация Zoologic выпустила в конце мая обучающую программу Anti-Money Laundering, которая поможет сотрудникам финансовых организаций распознавать факт отмывания денег и соответственно реагировать на него.

В своем совместном заявлении, принятом в ходе визита Джорджа Буша в Москву, президенты России и США призвали все страны следовать рекомендациям FATF, направленным на борьбу с отмыванием преступных доходов и финансированием террористов. Таким образом, РФ полностью согласилась с проводимой борьбой за прозрачность международного финансового рынка, что в первую очередь должно сказаться на прозрачности операций в самой России, где для большинства резидентов вопрос об источнике их доходов является как минимум провокационным.

Другие материалы