Хороший президент хорошей страны

Владимир Путин научился говорить с народом

В понедельник, 24 июня, состоялась вторая в истории России встреча президента с массовым скоплением журналистов, получившая название "Большая пресс-конференция".

Прецедент был создан в прошлом году, когда Владимир Путин собрал в Кремле около трех сотен корреспондентов отечественных и зарубежных СМИ и около двух часов нервировал свою пресс-службу, спрашивая у журналистов, кто такой Березовский и объясняя, кому на самом деле принадлежит его предвыборный белый пудель. Успех той встречи был несомненным. Несомненным настолько, что обещание сделать мероприятие ежегодным президент не только сдержал, но и перевыполнил, проведя в декабре телемост с площадями российских городов и поселков. Эффект телемоста оказался еще больше - главным образом потому, что глава государства решал проблемы простых людей в прямом эфире, не отходя от камеры. В далекий хутор стремительно протянулась голубая нитка газопровода, ГАИ переименовали так, что инспекторы оказались не в состоянии выговорить название своей работы, а пятиклассник из Усть-Кута получил необходимый для продолжения учебы запас мазута.

Нынешняя пресс-конференция продолжила традицию. На этот раз в кремлевском зале собралось около 700 корреспондентов различных изданий. Глава государства не уронил поставленную в прошлом году планку и ответил на три с половиной десятка вопросов. Без преувеличения можно сказать, что миллионы россиян припавшие к телеэкранам, на которых ОРТ транслировало церемонию, остались удовлетворены. Из большой пресс-конференции президента граждене поняли, что страна живет и развивается, имеет много непростых проблем, решает их, не покладая рук и имеет безусловно светлое будущее.

О чем спросили президента

Темой первого вопроса стала больная тема политического экстремизма. Опасения журналиста, не станут ли политически индифферентные россияне базой радикальных движений, президент развеял играючи, пообещав вывести народ из нищеты и обеспечить безопасность, ликвидировав тем самым предпосылки для радикализации общества. По ходу глава государства развеял и страхи коммунистов, недовольных принятием нового антиэкстремистского закона, пообещав не загонять в подполье политических оппонентов. О более частных аспектах проблемы, вроде разгрома, учиненного в трехстах метрах от его резиденции "пьяными болельщиками", президент говорить не стал. Его про это и не спрашивали.

С Белоруссией у России теперь, по словам президента, не просто союз, а Евросоюз. Если конечно Белоруссия согласится. Если эта страна хочет образовать с Россией единое государство и при этом сохранить свою независимость вместо растворения в более крупном соседе, то отношения нужно строить по европейской схеме, а совсем не так, как пытались до сих пор. По мнению Владимира Путина, такая позиция называется "отсутствием разногласий" между ним и Александром Лукашенко, а непонятно откуда берущиеся слухи о том, что в Минске чем-то недовольны, комментариев не удостоились.

В Калининград на похороны можно будет приехать так же просто как в Москву или в Санкт-Петербург. Это президент сказал с уверенностью. Причем не голословно: поддержка в вопросе сохраниения целостности РФ уже обещана - со стороны Швеции. Шредер тоже не против. Как именно будет урегулирован вопрос с Литвой и Польшей, президент объяснять пока не стал.

Президенту был задан вопрос и про другого российского соседа - Грузию, на территории которой, по некорректному выражению корреспондентки ИТАР-ТАСС, "засели бандиты". Бандиты на самом деле засели не в Грузии, а только в Панкисском ущелье, откуда подрывают не только двусторонние отношения, но и саму грузинскую власть. Владимир Путин сожалеет, но надеется, что Грузия со временем поймет, что эту проблему без России не решить. У России без Грузии тоже не получится.

Отвечая чеченскому журналисту, Владимир Путин окончательно оформил высказанную еще прошлой осенью позицию: Россия не воюет с чеченцами. Россия воюет с бандитами, ни в коей мере не представляющими чеченский народ. Поэтому предложение "усовершенствовать зачистки" и сделать их менее болезненными президенту не понравилось. Зачистки надо отменить, сказал Владимир Путин. Сделать это можно будет, когда местная чеченская власть окрепнет настолько, чтобы взять в руки автомат и отражать атаки международных террористов.

Положение на Ближнем Востоке Россию беспокоит также как и год назад. Также как и год назад для разрешения конфликта необходимо следовать резолюциям ООН. Но палестинскому руководству необходимо прекратить терроризм в Израиле. Причем - это президент оговорил особо - под палестинским руководством подразумевается именно Ясир Арафат. Удаление его приведет к радикализации палестинцев.

Значительная часть вопросов относилась к отношениям центра и регионов. Регионы-доноры в лице Ярославской области получили выговор за эгоизм, к предложению считать губернаторов саботажниками реформ президент отнесся неодобрительно, а идею отменить муниципальные выборы счел в корне неверной. Экономический блок вопросов тоже получился достаточно объемным: главными темами стали коммунальная и пенсионная реформы - хорошо продуманные, но медленно реализующиеся, ВТО, в которую вступать все-таки надо и отношения с соседями - излишне торопливой Украиной, стремящейся в Европу и Китаем, дружба с которым неуклонно крепнет благодаря усилиям российского президента и товарища Цзянь Цземиня.

Иностранные корреспонденты, которые на второй Большой пресс-конференции были намного менее заметны чем на первой, задавали обычные провокационные вопросы, пытаясь вызнать внутренние механизмы принятия решений в российском руководстве и судьбу свободы слова в России. Выяснилось, что за Владимиром Путиным никто не стоит, кроме российского народа, решения принимаются коллегиально, а настоящая свобода слова будет только тогда, когда от прессы уберет руки бизнес.

Достался президенту и нескромный личный вопрос. Журналистка из Курска поинтересовалась отношением президента к формирующемуся культу, не постеснявшись употребить термин "путинизация страны" и упомянув про портреты Путина на пасхальных яйцах. С видимым удовольствием сообщив, что про рисунки на яйцах (прилагательное было опущено) он ничего не знает, президент сделался серьезен и пояснил, что всему виной изобретательность российского чиновничества и низкий культурный уровень.

О чем президента не спросили

"Неудобных вопросов" президенту практически не задавали, если не считать наивного "кто стоит за вами". Ни разу за всю пресс-конференцию президенту не пришлось всерьез разозлиться - он либо улыбался, либо был собран и серьезен. Никому из журналистов не удалось задеть его за живое. Они правда и не пытались.

Президента не стали спрашивать, почему государственный обвинитель хочет оправдать "невменяемого полковника" Буданова, а за "доказанную попытку убийства" красноярскому предпринимателю Быкову дают условный срок. Президента не спросили, почему на шестом канале вещает совсем не та компания, которой принадлежит лицензия на это вещание, а оппозиционной "Новой газете" выписывают штрафы в разы превышающие ее стоимость. Владимиру Путину не задали вопрос, почему альтернативная гражданская служба по новому закону больше напоминает отправку на галеры, а наличие или отсутствие пацифистских убеждений будет устанавливать военком.

Не стоит винить пресс-службу президента в том, что она срежиссировала очередной выход президента. Возможно, но вряд ли. Поскольку вопрос о "путинизации" России вряд ли прошел бы цензуру, да и корреспонденту "Красного тундровика" скорее всего не позволили бы подключать президента к расследованию уголовного дела против ненецкого губернатора. Дело скорее в пресловутой журналистской "самоцензуре".

А еще в том, что прошедший год не прошел даром и на самом деле президент сейчас ответил бы на любой вопрос. Мы узнали бы, что судебная власть независима и президент не может повлиять на приговор Буданову. Что продолжающийся спор хозяйствующих субъектов от телевидения находится в компетенции Минпечати, а не президента, что закон об альтернативной службе подарил Министерству обороны не президент, а всенародно избранные законодатели.

Президент ответит. Потому что мы уже живем в нормальной, почти благополучной стране, где медленно, но верно воцаряется диктатура закона, а отдельные проявления абсурда всегда относятся к компетенции какого-нибудь органа и обязательно будут устранены. И чувство спокойствия и уверенности в завтрашнем дне, возникающее после просмотра прямой телетрансляции из Кремля, имеет под собой все необходимые основания.

Другие материалы