Невозвращенец поневоле

За один день власти Белоруссии успели обвинить своего бывшего посла в Японии в измене родине и взять свои слова назад

Казалось бы, времена, когда высокопоставленные советские чиновники и дипломаты, выезжавшие за рубеж, становились невозвращенцами, давно прошли. Железный занавес рухнул, и сегодня все, кто хотел уехать, давно живут за границей, а те, кто остался, пребывают на родине не потому, что деваться больше некуда, а потому, что сами этого хотят.

Конечно, перебежчики не перевелись и после падения железного занавеса - достаточно вспомнить дела россиян Калугина и Литвиненко или украинца Мельниченко. Однако у каждого из них имелись свои, совершенно очевидные счеты с властью на родине; собственно, побег за границу в их случае становился средством давления на эту самую власть.

Между тем происшествие, случившееся 2 декабря с бывшим послом республики Беларусь в Японии Петром Кравченко, живо напоминает далекие времена во всей их незамутненной привходящими обстоятельствами чистоте. Причем в данном случае верность советским традициям соблюдена настолько точно, что до сих пор не понятно: то ли Кравченко действительно решил стать невозвращенцем, то ли белорусские власти решили его таковым назначить.

Петр Кравченко, служивший министром иностранных дел Белоруссии еще в долукашенковские времена, в 1994 году, после прихода к власти нынешнего белорусского президента, вышел в отставку и избрался в парламент страны, причем присоединился к числу депутатов от оппозиции. Однако в 1997 году Александр Лукашенко, вообще-то оппозиционеров не жалующий, вернул опального экс-министра в дипломатический корпус, после чего заслал Кравченко в чине чрезвычайного и полномочного посла в Японию.

Возможно, оказался востребован опыт бывшего главы МИДа, а может, Лукашенко полагал, что на Дальнем Востоке оппозиционный депутат меньше будет ему опасен. Так или иначе, Кравченко настолько хорошо справлялся с должностью, что в 1999 году по совместительству получил еще и пост чрезвычайного и полномочного посла республики Беларусь в республике Филиппины.

Однако дипломатическая карьера Кравченко прервалась 19 ноября этого года после того, как Лукашенко своим указом освободил его от занимаемой должности. Получив соответствующее предписание, Кравченко должен был сдать дела и вернуться на родину.

О причинах, побудивших белорусского президента уволить Кравченко, ничего не известно. Возможно, они как-то связаны с недавними провалами белорусской дипломатии. Напомним, что 15 ноября официальная Прага отказалась выдавать въездную визу президенту Белоруссии, который намеревался посетить проходивший в Чехии саммит лидеров стран - членов НАТО. Лукашенко страшно разозлился по этому поводу, потребовал от чехов извинений и даже пригрозил им ответными мерами, в частности, отозвал своего пражского посла.

Однако спустя несколько дней за персональное дело белорусского президента взялся Евросоюз. Лишь вмешательство Португалии, которая в настоящее время председательствует в ОБСЕ, спасло Лукашенко от общеевропейского бойкота. Тем не менее, 14 из 15 стран Евросоюза отказались пускать его на свою территорию, мотивируя это решение тем, что внутренняя ситуация в Белоруссии далека от подлинно демократической.

Дальше - больше. Во-первых, оказалось, что, помимо Лукашенко, чешские власти не хотят принимать еще около трехсот белоруссов, также попавших в "черный список". А во-вторых, 27 ноября от Лукашенко и семи его министров отвернулись и Соединенные Штаты. Согласно официальной версии - из-за отношения Минска к миссии ОБСЕ: белорусский МИД выслал наблюдателей этой организации в октябре 2002 года после того, как те предположили, что результаты президентских выборов 2001 года были сфальсифицированы.

Таким образом, в глазах западных партнеров Лукашенко оказался полностью скомпрометирован. Почему это должно было касаться посла в Токио, не совсем понятно, но указ белорусского президента об отставке Петра Кравченко, а главное, последствия, к которым этот указ привел, выставили Лукашенко не в лучшем свете и на Востоке.

Вечером в субботу, 30 ноября, поступило сообщение о том, что Кравченко, все еще пребывавший в Японии, загадочным образом исчез. По словам неназванных свидетелей, на которых ссылался "Интерфакс", он якобы вошел в здание посольства США в Японии. Сразу после этого представители белорусского посольства заявили, что не могут связаться со своим бывшим начальником, у которого, по их словам, остались финансовые средства, официальные документы и печать дипмиссии.

После этого в "деле Кравченко" возникли две параллельные версии, которые, как в хорошем театре абсурда советских времен, начали развиваться совершенно самостоятельно. Белорусская сторона обвинила бывшего посла в том, что он попросил у американцев политическое убежище с целью эмигрировать в Штаты. Между тем, по словам представителей посольства США в Японии, Петр Кравченко никогда не переступал их порога и ни о каком политическом убежище не просил. Японские власти также заявили, что ничего не знают о местонахождении бывшего белорусского посла.

После этого МИДу Белоруссии пришлось признать, что Кравченко никуда не исчезал. Однако в интерпретации пресс-секретаря этой организации Павла Латушко, позиция Кравченко продолжала оставаться очень сомнительной: якобы уже 2 декабря третий секретарь белорусского посольства посетил Кравченко на его токийской квартире и там опальный чиновник подтвердил, что не собирается возвращаться на родину и возращать документы. Таким образом, МИД устами Латушко практически обвинил Кравченко в прямом неподчинении руководству и, фактически, в измене родине.

Однако в тот же день пресс-секретарь японского МИДа сообщила, что Петр Кравченко лично явился к начальнику отдела новых независимых государств Сигэо Нацуи и заявил, что ни у кого не собирается просить политическое убежище и намерен вернуться на родину. Правда, не сказал, когда именно. И в родное посольство тоже почему-то разбираться не пошел.

В результате отдуваться пришлось временному поверенному в делах Белоруссии в Японии Анатолию Степосю. Он также побывал в понедельник в японском МИДе и "прояснил ситуацию", а именно - поставил японских чиновников в известность о том, что Кравченко 19 ноября был уволен со своей должности и белорусским послом больше не является...

Все же скандал, видимо, решили погасить - белорусская сторона взяла назад свои слова о преступных намерениях Кравченко и подтвердила, что бывший посол вернул деньги, кассу и печать и действительно готовится к вылету на родину. Сам Кравченко в присутствии российских журналистов расписался в приказе белорусского МИДа, который предписывал ему сдать дела и вернуться на родину. Кроме того, он сообщил, что вылетает немедленно, несмотря на то, что врачи настоятельно рекомендовали ему подождать до конца декабря - оказывается, у бывшего посла предынфарктное состояние.

Остается единственный вопрос - что же это было: провокация со стороны Лукашенко, который решил преследовать своих политических противников на манер Туркменбаши, объявляя их государственными преступниками и по сути вынуждая к эмиграции, или попытка обидевшегося посла наплевать на этикет и сбежать от батьки куда глаза глядят? По словам самого Кравченко, между ним и его подчиненными в последнее время имел место серьезный конфликт - якобы бывший посол наказал двух подчиненных ему дипломатов за ряд грубых нарушений. Так что возможен и третий вариант - обыкновенная подковерная борьба, в которой почему-то приняли участие высшие силы белорусского МИДа.

Но что ни говори, ни то, ни другое, ни третье не красит белорусский дипломатический корпус.

Другие материалы

«На кого укажу — с тем и переспят»

Она попала в секту в Крыму. Ради любви наставника ее адепты готовы на все
Культура00:02Сегодня

Напрасная юность

Героиню детского ситкома раздели и заставили поклоняться Сатане