Низкопоклонство перед Западом

Как Молдавию не устроил мир по-российски

Срыв подписания договора об окончательном урегулировании конфликта в Приднестровье оказался вызовом не столько самому мирному процессу, сколько авторитету России на западных границах бывшего СССР. Уже много лет Приднестровье не является по-настоящему горячей точкой. Трения между Молдавией и Приднестровьем в последние годы не шли дальше "телефонной" войны (когда в октябре 2003 года молдавские и приднестровские телекоммуникационные компании блокировали частоты друг друга) или визового конфликта (когда в ответ на просьбу Молдавии к США и Евросоюзу отказать в визах лидерам Приднестровья последние запретили молдавскому президенту посещать левый берег Днестра).

Поэтому возобновления вооруженного противостояния в этом регионе никто сегодня не боится. Более того, обе враждующие стороны уже фактически пришли к соглашению о форме существования будущего общего государства. Главный вопрос заключается в том, кому из международных посредников достанутся лавры официального автора соглашения и главного спонсора мирного процесса. На протяжении девяностых на эту роль претендовала Россия. Однако теперь за влияние в регионе с ней готовы поспорить США и страны Европы, а молдавский президент Владимир Воронин, похоже, не прочь их в этом поддержать.

Приднестровский конфликт никогда не являлся внутренним делом Молдавии. В первую очередь потому, что после распада СССР национальные элиты и партноменклатура республики видели ее будущее в объединении с другим государством. Правда, на правом берегу Днестра молдавские политики-националисты стремились слиться с Румынией, а на левом местные русскоязычные партийные бонзы мечтали о сохранении СССР, понимая, что иначе им не удастся удержаться у власти. Соответствующие части населения бывшей союзной республики вполне разделяли взгляды политиков - хотя бы потому, что русскоязычные жители Приднестровья не видели себя частью румынского национального государства, а в Молдавии русских, украинцев и других "нерумын" становилось все меньше.

Поэтому провозглашение независимости Молдавии (Молдовы) 12 июня 1990 года и создание Приднестровской Молдавской республики 2 сентября того же года могло бы стать только первым шагом к последующему воссоединению граждан новых республик с братскими народами на западе и на востоке. Помешали этому, во-первых, нежелание Молдавии лишаться промышленно развитого левого берега Днестра, а во-вторых распад СССР и, мягко говоря, неблагоприятная обстановка в Румынии.

Последовавший за этим вооруженный конфликт между Молдавией и Приднестровьем и его "замораживание" в 1992 году прошли при активном участии дислоцированной в Приднестровье 14-й российской армии, большая часть личного состава которой, кстати, имела приднестровскую прописку, но российское гражданство. Миротворческие действия 14-й армии, возглавляемой генералом Александром Лебедем, заключались в фактической поддержке одной стороны конфликта, что в конце концов вынудило гораздо менее сильных в военном отношении молдаван приступить к поискам компромисса. Неудивительно, что соглашение о принципах урегулирования конфликта было подписано, с одной стороны, молдавским президентом Мирчей Снегуром, а с другой - Борисом Ельциным, а сама церемония прошла 21 июля 1992 года в Москве.

Дальнейшее развитие мирного процесса шло под диктовку из России. Кроме симпатий к соотечественникам, живущим в Приднестровье, российской стороной руководило желание сохранить геополитическое влияние в регионе. Это влияние не в последнюю очередь обеспечивалось присутствием там 14-й армии, остававшейся на приднестровской земле под предлогом проведения миротворческой миссии. Молдавия, однако, видела в этом присутствии угрозу собственному суверенитету. Все активнее смещаясь в сторону европейской интеграции, молдавские политики решили обратиться к ОБСЕ с просьбой поучаствовать в мирном процессе, нейтрализовав таким образом российское влияние. С 1994 года участие ОБСЕ и различных структур ЕС в приднестровском конфликте постоянно усиливается.

В ноябре 1999 года на саммите в Стамбуле ОБСЕ обязало Российскую Федерацию вывести из Приднестровья войска до конца 2002 года. 16 ноября 2001 года МИД России заявил о досрочном выполнении стамбульских соглашений, хотя на данный момент в Приднестровье все равно остается значительная часть российской техники и солдат. Однако оказалось, что военная мощь - не единственный фактор влияния РФ в Молдавии. Главным источником газа и электричества для этой страны также является Российская Федерация, и к 2001 году Молдавия задолжала России в лице "Газпрома" и РАО ЕЭС более миллиарда долларов, то есть несколько собственных годовых бюджетов.

Этот факт, а также общий для республик бывшего СССР экономический кризис заставили молдаван взглянуть на отношения с Россией по-другому. В стране заговорили о благотворном влиянии российских инвестиций. Уже давно стало ясно, что Румыния Молдавию не спасет и республике надо срочно интегрироваться куда угодно - хоть в ЕС, хоть в российско-белорусский союз. На фоне настроений в стиле "что, сынку, помогли тебе твои ляхи?" в 2001 году президентом республики стал пророссийски ориентированный коммунист Владимир Воронин.

Новый глава республики начал с того, что объявил русский язык вторым официальным языком Молдовы и отменил в школах изучение румынской истории. Воронин также заявил о стремлении Молдавии вступить в ЕС и НАТО и о том, что эпоха национализма закончилась. Одновременно новый президент обнадежил Москву, сообщив, что стремится к скорейшему урегулированию приднестровской проблемы.

В это время европейцы и американцы также обратили взгляды на Молдову и решили заняться укреплением своих позиций в регионе. Прошедшим летом, поздравляя Воронина с годовщиной независимости республики, президент Буш пожелал ему скорейшего решения "сепаратистского конфликта в Приднестровье". Таким образом, США заявили о своей совершенно четкой позиции, которая решительно не совпадает с позицией РФ.

28 августа глава миссии ОБСЕ в Молдавии американский дипломат Уильям Хилл сообщил, что "лично следил за тем, как прошли выборы в Верховный совет (региональный парламент Приднестровья), и пришел к выводу, что свободными они не были". Таким образом, он еще раз намекнул, что "хорошей" стороной в конфликте является молдавская. А в сентбяре 2003 года ЕС заявил о намерении заменить российских миротворцев в Приднестровье своими войсками.

Несмотря на это, основой для окончательного юридического урегулирования отношений Молдавии и Приднестровья стал документ, подготовленный в России. Согласно этому документу, Молдавия превратится в федеративное государство на принципах единства территории, государственной власти, совместного оборонного, таможенного и валютно-денежного пространства. Приднестровье войдет в федерацию на правах субъекта, как и еще одна область со спорным статусом - Гагаузия. Остальная территория государства будет напрямую управляться федеральными органами. В федеральном правительстве посты первых заместителей премьера будут зарезервированы за Приднестровьем и Гагаузией. В соответствии с планом, государственным языком в Молдавии будет молдавский, а русский язык получит статус официального на всей территории Федерации.

Соглашение прошло предварительное рассмотрение как в Тирасполе, так и в Кишиневе. Кроме этого, его вроде бы одобрили и другие спонсоры мирного процесса - Украина и ОБСЕ. На днях стороны должны были окончательно скрепить соглашение своими подписями. Однако вечером 25 октября Владимир Воронин сообщил об отказе Молдавии подписывать этот документ.

В качестве официальной причины для отказа Молдавия выставила необходимость дополнительных консультаций с ОБСЕ. Газета "Коммерсант" сообщает, что Воронин изменил свое решение вечером в понедельник после телефонного разговора с действующим председателем ОБСЕ, главой МИД Нидерландов и будущим генсеком НАТО Яапом де Хоопом Схеффером. Видимо, у ряда стран ОБСЕ все-таки нашлись серьезные претензии к договору. Скорее всего, речь идет о пункте, включенном в документ по настоянию Приднестровья, - о сохранении в будущей единой Молдавии военного присутствия России. Кроме этого, неприятие ОБСЕ мог вызвать пункт, подразумевающий фактическое право вето, которым Приднестровья будет пользоваться в сенате будущего федеративного государства.

Кроме желания прислушаться к мнению европейских структур, молдавским президентом, видимо, руководила и боязнь реакции со стороны собственных граждан. Во вторник в Кишиневе начался митинг против подписания российского варианта договора, количество участников которого возросло с 500 до более 2000 человек. Демонстранты перекрыли движение транспорта в центре и устроили марш протеста по главному бульвару города. Митинг был организован Комитетом по защите независимости и конституции Молдавии, активисты которого пригрозили президенту импчментом, если договор все же будет подписан.

Именно это позволило первому замглавы кремлевской администрации Дмитрию Козаку обвинить кишиневское руководство в недостатке политической воли в тот момент, когда страна находилась "в миллиметре от разрешения конфликта". Однако россияне не намерены сдаваться, и Козак предложил свои услуги при продолжении переговоров. Правда, теперь ему придется ждать до заседания ОБСЕ, которое состоится 1- 2 декабря. За это Владимир Путин наказал молдаван и отменил свой визит в Кишинев, намеченный на вторник.

Интересно, насколько сильно они расстроились?

Елена Любарская

Другие материалы по теме:

События в Грузии

Армия ЕС

Их президент и наша мафия

Проблемы русских в Прибалтике

Новые визовые требования ЕС

Другие материалы