Новости партнеров

В "деле Ульмана" всплыли гостайны

И адвокат потерпевших, и сами обвиняемые ждут оправдательного приговора

Северо-Кавказский окружной военный суд приступил к рассмотрению дела об убийстве шести мирных чеченцев спецназовцами ГРУ. Это дело, получившее название "дело Ульмана" (по фамилии командира группы спецназовцев), уже разбиралось Северо-Кавказским судом весной 2004 года. Тогда суд оправдал обвиняемых на том основании, что они выполняли приказ командования. Однако в августе 2004 года военная коллегия Верховного суда России отменила этот приговор и направила дело на повторное рассмотрение - другим составом суда.

В чем обвиняют спецназовцев ГРУ

На заседании суда 18 января 2005 года обвинение огласило свою позицию. Cо времен процесса 2004 года она осталась неизменной. Обвинение гласит: спецназовцы ГРУ - капитан Эдуард Ульман, лейтенант Александр Калаганский, прапорщик Владимир Воеводин и майор Алексей Перелевский - превысили свои должностные полномочия и совершили убийство по предварительному сговору.

Согласно материалам уголовного дела, 11 января 2002 года разведгруппа под командованием капитана Эдуарда Ульмана вместе с пятью другими группами спецназа ГРУ была десантирована на восточную окраину села Дай Шатойского района Чечни. Перед спецназовцами была поставлена задача задержать полевого командира Хаттаба и 15 боевиков, которые, по оперативным данным, скрывались в селе. Координацию действий групп между собой и с командованием осуществлял высадившийся в районе горы Дайлам майор Алексей Перелевский.

На окраине села Дай группа Ульмана заметила и обстреляла проезжавшую по дороге машину. В машине находились шестеро мирных жителей. При обстреле был убит сидевший в салоне машины завуч школы села Дай Саид Аласханов. После этого капитан Ульман по рации запросил командование о дальнейших инструкциях и, как утверждал он во время следствия и на суде, получил устное распоряжение устранить свидетелей.

Ульман приказал старшему лейтенанту Калаганскому и прапорщику Воеводину расстрелять всех уцелевших пассажиров - лесника Шахбана Бахаева, директора школы Абдулвахаба Сатабаева, пенсионерку Зайнаб Джавадханову, ее племянника Джамалайли Мусаева - и водителя машины Хамзата Тубурова. На процессе 2004 года подсудимые, по совету адвокатов, не отрицали факт расстрела мирных чеченцев, но настаивали на том, что лишь выполняли приказ старшего по званию. Все это еще раз предстоит выслушать новому составу Северо-Кавказского военного суда.

Тайны следствия

Между тем, можно надеяться, что присяжным на сей раз удастся узнать нечто новое. Более того, как заявил информационному агентству "Интерфакс" некий источник в суде, новое это будет настолько секретным, что на часть заседаний суда журналистов допускать не будут, хотя процесс формально и считается открытым. Какие именно заседания будут закрытыми, решит председательствующий на процессе Станислав Жидков.

Что же касается показаний свидетелей, то с ними уже обнаружились некоторые сложности. В частности, неожиданно сократилось число свидетелей обвинения - трое из них, бывшие военнослужащие, не явились на заседание суда 18 января 2005 года, сославшись на нехватку денег. Как уточнялось на сайте "Новости юга России", двое не явившихся свидетелей проживают в Улан-Удэ, а один - в Иркутске.

В связи тем, что свидетелей допросить не удалось, днем 18 января в процессе объявлен перерыв - до 19 января. Предполагается, что в этот день будут допрошены еще шестеро свидетелей обвинения.

По некоторым данным, и защита, и обвинение намерены добиваться вызова в суд новых свидетелей. Впрочем, вне зависимости от их показаний основная линия защиты останется прежней. Как заявил адвокат Эдуарда Ульмана Роман Кржечковский, стратегия защиты никаких изменений не претерпит. Расстрел шестерых мирных жителей Чечни, намерены доказать адвокаты, был не превышением должностных полномочий, а исполнением приказа.

С присяжными ошибочка вышла

На процессе 2004 года эта тактика защиты оправдала себя: присяжные сочли, что расстрел чеченцев не выходил за пределы полномочий спецназа. Однако родные убитых сумели добиться отмены приговора, поставив под сомнение законность подбора тех, кто этот приговор выносил. Согласно решению военной коллегии Верховного суда, вердикт по "делу Ульмана" был вынесен "незаконным составом суда присяжных".

В частности, высшая судебная инстанция указала, что присяжные для процесса были отобраны по спискам 2003, а не 2004 года, что является нарушением Уголовно-процессуального кодекса России. Кроме того, суд установил, что для рассмотрения "дела Ульмана" сначала была отобрана одна коллегия присяжных, а затем другая. Первая коллегия была распущена, но четверо ее членов были включены во вторую коллегию - что также является нарушением закона.

В связи с этим в ходе предварительных слушаний, состоявшихся в ноябре 2004 года, родственники убитых заявили судье Станиславу Жидкову ходатайство о рассмотрении дела профессиональными судьями без участия присяжных. Судья отклонил ходатайство, постановив, что отбирать присяжных будут из всех субъектов федерации Южного федерального округа, в которых уже существует эта практика. Сообщалось, что это обеспечит присутствие присяжных из республик Кавказа. Правда, заседателей из Чечни и Ингушетии на процессе быть все равно не могло, так как в этих республиках суда присяжных нет.

Кандидатами в коллегию присяжных стали жители Адыгеи, Дагестана, Волгоградской, Астраханской, Ростовской областей, а также Ставропольского и Краснодарского краев. 23 декабря 2004 года коллегия присяжных была сформирована. Однако представитель потерпевших - адвокат Магомед Гандаур-эги - выразил недовольство тем, что "среди отобранных присяжных слишком много русских".

Огласите приговор

Представитель родственников убитых чеченцев убежден, что и на этот раз присяжные оправдают спецназовцев. "Русский русского не будет выдавать", - приводит интернет-издание "Газета.Ru" высказывание адвоката. Более того, по его мнению, за невиновность спецназовцев выскажутся и нерусские присяжные - к примеру, проживающие в Майкопе (городе, в котором дислоцируется 131-я мотострелковая бригада Минобороны, штурмовавшая в 1995 году Грозный), так как у них "много знакомых" военных.

Есть по-прежнему задача доказать всю абсурдность обвинения, и эту задачу стоит выполнить. Не только для меня, но и для тех ребят, которые продолжают выполнять боевые задачи и могут попасть в такую же ситуацию.

Эдуард Ульман

Серьезные сомнения в том, что сформированная коллегия присяжных может быть беспристрастной, высказала и адвокат потерпевших Людмила Тихомирова. По информации же интернет-издания "ЮгМедия.Ru", сами обвиняемые (которые, кстати, так и не были взяты под стражу), фактически рассчитывают на оправдательный приговор.

Однако по сведениям того же издания, суд пытается обеспечить беспристрастность присяжных. Чтобы никто не мог повлиять на их мнение, им запрещается общаться с представителями сторон, а председательствующий рекомендовал членам коллеги даже воздержаться от просмотра выпусков новостей и чтения газет, освещающих процесс.

Судя же по публикациям в СМИ, в том, что спецназовцев оправдают, сомневаются только общественные организации, выступавшие в их защиту еще во время процесса 2004 года. Как заявила "Газете.Ru" председатель новосибирского отделения Союза женщин Вера Гарманова, "нам нужно привлечь как можно больше людей, представителей общественных организаций, партий, если хотите, чтобы это дело получило широкий резонанс. Командир части, в которой служили ребята в Чечне, по телефону нас отбрил: это дело военных, и вам сюда нечего соваться! А адвокаты говорят другое: "Без общественности ребят тихо засудят – и все"".

Мария Мстиславская

Другие материалы

Моя оборона

Как наказывают россиян за попытки защитить от бандитов себя и близких