Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Евросоюзу не удается сделать из прибалтов настоящих европейцев

Последние инициативы Евросоюза говорят о том, что в Европе вспомнили о проблемах нацменьшинств в странах Прибалтики

На фоне неутешительных для сторонников объединенной Европы итогов референдума во Франции проблемы других стран, входящих в ЕС, в последние дни отошли на задний план политической сцены. Однако, анализируя последние сообщения в СМИ, так или иначе связанные с прибалтийскими республиками экс-СССР, становится ясно, что на отношения России с Эстонией и Латвией все большее влияние начинают оказывать директивы, поступающие из Брюсселя. В Риге и Таллине, которых, при всей симпатии к этим дивным городам, не упрекнешь в излишней сердечности по отношению к Кремлю, кажется, начали понимать, что вступление в ЕС - это не только прямая дорога ко всем благам европейской цивилизации, но и определенные обязательства. В частности, во всем, что касается вопроса о правах человека - в первую очередь, вопроса о правах национальных меньшинств, который для прибалтийских республик не менее актуален, чем для Юлии Тимошенко проблема дешевого бензина.

Как эстонцев заставляют любить опасность

Да, эстонцев действительно очень жаль. Представьте себе - ради сохранения своего членства в ЕС Таллину придется приютить у себя самых страшных врагов эстонской государственности - отставных военных армий СССР и России, имеющих несчастье проживать на территории республики. Что и говорить, тут даже человеку недалекому понятно, что именно они - убеленные сединами пенсионеры - представляют собой самую грозную опасность для крошечного государства беззащитных эстонцев. Тем более, что в республике на основании эстонско-российского соглашения о социальных гарантиях по срочным видам на жительство существуют около 30 тысяч российских военных пенсионеров и членов их семей. Так что же заставило власти Эстонии пойти на столь рискованный шаг?

Как написала в своем номере от 31 мая эстонская газета Postimees, согласно новой установке из Брюсселя, Эстония должна будет предоставить постоянный вид на жительство отставным российским военнослужащим и их семьям. Директива Евросоюза гласит, что с 23 января 2006 года страны союза должны будут дать статус постоянного жителя всем гражданам не союзных стран, непосредственно перед подачей ходатайства законно и постоянно проживавших в государстве не менее пяти лет. Предварительным условием, по европейским законам, является лишь стабильный легальный доход и наличие медицинского страхования. Директива Брюсселя дает отставным военным также и право перемещаться по ЕС без визы в течение трех месяцев.

Как известно, действующий в Эстонии закон об иностранцах не дает военным в отставке постоянного вида на жительство из соображений безопасности (все-таки боятся местные законодатели стариков!). Поэтому им каждые два года приходится снова подавать множество документов и проходить соответствующую правительственную комиссию. Бывший министр внутренних дел Эстонии Айн Сеппик заявил, что распоряжение Брюсселя означает принципиальные перемены в прежней эстонской политике в отношении иностранцев. "Это означает исчезновения понятия отставных военнослужащих как отдельного явления", - констатировал он. Однако Сеппик не советует Таллину безоговорочно соглашаться с ЕС. По его мнению, эстонским властям следует искать компромисс между директивой и интересами внутренней безопасностью республики. "Опасность отставных военнослужащих за 10-15 лет уменьшилась, но я не думаю, что теперь ее не существует. Нет, она никуда не исчезла", - отметил бывший министр, видимо, подозревая пенсионеров в том, что они могут в любой момент вытащить из-под диванов пулеметы времен Великой Отечественной войны и устроить в стране путч в лучших традициях Аугусто Пиночета.

По словам министра Эстонии по делам народонаселения Пауля-Ээрика Руммо, еще рано говорить, получат ли по директиве ЕС все российские отставники постоянный вид на жительство. "Речь идет о беспрецедентном случае во всей мировой истории, когда военнослужащие надолго остаются жить на территории другой страны", - заявил он. Министр рассуждает логично - действительно, ситуация беспрецедентная, как и то, что эти люди уже более десяти лет живут в Эстонии на птичьих правах, как цыгане в средневековой Европе.

Призыв Айна Сеппика "искать компромисс" между распоряжением ЕС и упорным стремлением властей Эстонии не допустить, чтобы всевозможные инородцы превратились в полноценных граждан страны, сразу воскресил в памяти недавнее решение, принятое в Риге. Латвия также поддалась на давление Евросоюза, но с весьма большими оговорками, которые эстонский экс-министр называет "компромиссом", а все остальные люди - "фальсификацией".

Как латыши перехитрили ЕС

26 мая латвийский сейм со скрипом, иначе не скажешь, ратифицировал конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств. Этот документ был принят еще в 1994 году. Латвия подписала договор о присоединении к конвенции 1 февраля 1995 года. Целью конвенции является защита нацменьшинств на территориях стран-участниц Совета Европы. В ней, в частности, говорится, что защита прав и свобод национальных меньшинств и принадлежащих к ним лиц является неотъемлемой частью сферы международной защиты прав человека.

Латвийским парламентариям для ратификации документа понадобилось сделать несколько перерывов в пленарном заседании, а также произвести кратковременные изменения состава комиссии по иностранным делам, которая в четверг не могла рассматривать конвенцию из-за отсутствия кворума. Казалось бы, есть повод порадоваться - в Риге прислушались к призывам Брюсселя и сделали то, чего требует статус страны, входящей в СЕ, дав всем русскоязычным жителям повод вздохнуть с облегчением. Но не тут-то было - элегантный европейский костюм пришелся латвийским националистам не в пору и был перекроен, согласно той моде, которую диктуют в Риге власть имущие.

Конвенция была принята с рядом поправок, которые сделали ее, как заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, не более чем "профанацией". "Ратификация парламентом Латвии европейской Конвенции о нацменьшинствах с очень большими изъятиями во многом является профанацией обязательств Латвии, которые она на себя якобы взяла", - сказал министр. В принятом сеймом документе сделаны две оговорки. Одна из них частично не позволяет использовать другой язык, кроме государственного латышского, в названиях улиц. Вторая запрещает использование языков нацменьшинств в работе структур государства и самоуправлений. Совместно с конвенцией была принята декларация, разъясняющая, что конвенция относится только к проживающим в Латвии гражданам страны.

По сути своими оговорками Рига свела к нулю саму суть конвенции и оставила практически бесправными 450 тысяч русскоязычных жителей республики. Ведь, по словам главы латвийского МИД Артиса Пабрикса, "к нацменьшинствам относятся граждане Латвии, проживающие в республике и имеющие с ней длительную связь, но в то же время отличающиеся по этническим, культурным, религиозным или лингвистическим признакам". Но под длительной связью подразумевается, что "предки представителей этих нацменьшинств должны проживать в Латвии более 100 лет", пояснил Пабрикс. Следовательно, эти самые 450 тысяч человек, которые имели несчастье приехать в республику после 1905 года, не нацменьшинства, не граждане, вообще - никто. Интересно, устроит ли европейцев такая трактовка их конвенции?

"Если действовать таким образом, то можно ратифицировать все, что угодно, - прокомментировал ратификацию конвенции уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. - Это ни к чему не обязывает". Лукину также полюбопытствовал, как отреагирует СЕ на методы Риги. Комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес, который на момент, когда сейм принимал свое решение, находился в Москве, вынужден был сделать хоть какое-то заявление: "Я не буду сегодня комментировать это решение, так как один из моих принципов следующий: в одной стране - члене Совета Европы я не комментирую решение, принятое в другой стране - члене СЕ", - сказал комиссар, добавив весьма многозначительную фразу: "Я не могу согласиться с существованием такой категории, как "негражданин". Мы все люди, и у нас есть права, чтобы к нам относились как к людям".

Согласиться с понятием "негражданин" не может не только господин Хиль-Роблес, но и многие другие здравомыслящие люди, кроме, по всей видимости, экспертов правозащитной организации "Международная амнистия". В опубликованном в мае ежегодном докладе о состоянии прав человека в 149 странах мира рассматривается и ситуация в странах Балтии, однако правозащитники в основном сосредоточилась на проблемах домашнего насилия и торговли женщинами, которых вовлекают в порнобизнес против их воли. О положении русскоязычного населения в Прибалтике в докладе "Международной амнистии" не говорится ни слова.

А ведь в Риге успокаиваться не собираются. Так, например, власти Латвии, разобравшись с "проблемой" русского языка в школах, намерены окончательно запретить обучение в вузах на языке Александра Пушкина, Льва Толстого и Владимира Путина. По словам министра образования и науки республики Ины Друвиете, государственные вузы, предлагающие платное обучение на русском, английском или других языках, нарушают закон о государственном (латышском) языке. "В связи с этим в ближайшее время в законодательство будет внесено уточнение, разрешающее обучение на иностранных языках только студентов-иностранцев, но запрещающее жителям Латвии получать в государственных вузах высшее образование на русском языке", - заявила министр. Следует признать, что борьба за чистоту нации в Латвии приобретает болезненные формы, дающие повод сделать экскурс в историю Германии первой половины ХХ века.

Первая ласточка или козел отпущения?

Слухи о том, что депутат латвийского сейма, председатель парламентской комиссии по иностранным делам, член правящей Народной партии Александр Кирштейнс может поплатиться за свои радикальные взгляды, ходили уже давно. Даже латвийским патриотам высказывания этого, с позволения сказать, "политика" часто приходились не по душе. Чего стоит хотя бы его фраза о том, что существуют только два формата общения с Кремлем - "или лизать сапоги, или набить морду". Когда подобные слова звучат из уст народного избранника и главы парламентской комиссии, сомнению подвергается если не состояние здоровья нации в целом, то уж как минимум состояние здоровья политиков этой страны. Однако уничижительно Кирштейнс (кстати, русский по матери) высказывался не только в адрес Москвы - не раз он позволял себе и антисемитские выпады.

Не так давно Совет еврейских общин Латвии выразил озабоченность ростом антисемитских настроений в стране и указал на ультралатышские настроения Кирштейнса. В ответ Кирштейнс порекомендовал совету, в руководстве которого, по его словам, сидят бывшие агенты КГБ, "начать с действий своих соотечественников, депутатов разных уровней". "Они своей откровенно антилатышской деятельностью поддерживают внешних врагов Латвии и способствуют расколу общества идеей двухобщинного государства", - заявил депутат. "Учитывая исторический опыт, на который ссылаются авторы заявления, не надо было бы повторять ошибок 1940 года и откровенно сотрудничать с врагами латышского народа", - заключил многомудрый Кирштейнс.

Наконец под нажимом США и ЕС коалиционные партнеры потребовали у Народной партии объяснений, и та приняла меры. Вместе с членством в партии Кирштейнс лишился и поста в сейме. Однако аналитики не исключают, что к парламентским выборам в октябре 2006 года Кирштейнс создаст собственную партию. Сам политик-ксенофоб, которому, помимо неадекватных взглядов, давших повод латвийским СМИ назвать его "местным Жириновским", приписывают обман партнеров по бизнесу, дружбу с бывшими офицерами-гитлеровцами и прочие любопытные свойства и качества, считает, что "национально мыслящие люди из Народной партии, "Нового времени" и ТБ/ДННЛ ("Родина и воля - Движение за национальную независимость Латвии") должны объединиться". При этом половину существующих в Латвии партий следовало бы, по мнению Кирштейнса, ликвидировать. О каких конкретно партиях идет речь, депутат не уточнил, однако, надо думать, что имелись в виду оппозиционные объединения, пытающиеся защищать права русскоязычных.

Пока сложно сказать, является ли изгнание Кирштейнса из политических кулуаров первым свидетельством того, что в Риге понимают необходимость смягчения курса в национальном вопросе. Верится в это, учитывая те же оговорки в конвенции, с трудом. Скорее всего, депутат стал козлом отпущения - избавившись от него, Латвия попыталась доказать влиятельным господам в Брюсселе и Вашингтоне, что республика стоит на страже гражданских свобод и прав человека. Так что Кирштейнс, конечно, Кирштейнсом, но до разрешения национального вопроса в странах Прибалтики - в Латвии, а в меньшей степени и в Эстонии - так же далеко, как до мира во всем мире.