Авось на службе ПВО России

Российская неразбериха подвергла пассажиров вьетнамского "Боинга" смертельной опасности, а потом спасла их жизни

Во вторник в России произошло авиационное происшествие. Самолет, о котором войска ПВО не имели абсолютно никакой информации, долетел до московского аэропорта "Домодедово", приземлился там, заправился, взлетел и отбыл за границу. При этом по пути его ни разу не пытались не то что сбить - даже перехватить. В таком упрощенном виде этот инцидент, похожий на анекдот или рассказ сатирика Задорнова, способен напрочь лишить репутации все российские гражданские и военные авиаслужбы. Сразу в голове всплывают несколько историй из прошлого - сбитый южнокорейский "Боинг", спортивный самолет Матиаса Руста... Каждая из этих историй закончилась по-своему, после каждой из них ПВО подвергались жесточайшей критике. Теперь вот еще один повод для появление целой серии анекдотов про пьяных ракетчиков и иностранных пилотов.

Дело было так. Утром 12 июля пассажирский самолет Boeing-777-200 вьетнамской авиакомпании Vietnam Airlines пересек воздушную границу России и направился в сторону столицы. Лайнер выполнял полет по маршруту Ханой-Москва (рейс VN 525). В Москве он должен был приземлиться в 6:52 по местному времени. Все было как всегда - этот рейс выполняется два раза в неделю, начиная с 20 июня. Встречающие уже направлялись в аэропорт, диспетчеры также не заподозрили ничего странного - этот самолет был им знаком. Не подозревая ни о каких-либо проблемах, диспетчеры передали в соответствующие структуры ПВО сведения о борте таком-то, и вот тут-то началась наша история.

ПВО самолет "не узнала". Никаких сведений о том, что такой лайнер в такое время будет пролетать по такому маршруту, у военных не было. Над территорией России летел неизвестный самолет, направлявшийся в сторону Москвы. Автоматически ему был присвоен статус самолета-нарушителя. ПВО немедленно приняло меры - начальник военного сектора Самарского районного центра Единой системы организации воздушного движения передал гражданскому сектору, в зоне ответственности которого летел "Боинг", приказ поставить самолет в "зону ожидания" (притормозить), а затем и вовсе выдворить за пределы российского воздушного пространства.

Однако гражданские диспетчеры не сделали ни того, ни другого. Они просто позволили "Боингу" продолжать полет на Москву. Они-то знали, что это был за самолет. Ну зачем тревожить мирных пилотов и пассажиров из-за какого-то недоразумения? Мало ли что придет в голову этой ПВО? Военные тем временем отработали по самолету сигнал "режим" - в боеготовность были приведены силы ПВО - истребители, зенитные ракеты. Перехватчики в небо, правда, так и не поднялись, и "Боинг" благополучно приземлился в "Домодедово" по расписанию - в 7:00 по московскому времени. В Москве самолет получил все необходимые бумаги и разрешения и, спокойно заправившись, вылетел восвояси.

По окончании эпопеи с вьетнамским "Боингом" начался "разбор полетов". Нахождение в воздушном пространстве самолета-нарушителя - дело серьезнейшее, и как военные, так и гражданские ответственные лица поняли, что виновных искать будут, найдут, и им несдобровать. Минобороны выступило с заявлением, в котором объяснило, что лайнер не был включен в международное расписание движения - "Боинг" имел только предварительный план-заявку на полет, и необходимые процедуры, в ходе которых ПВО поставили бы в известность о полете рейса, произведены не были. Срок действия регулярного плана полетов у авиакомпании Vietnam Airlines недавно закончился, но его продлили, о чем военные также не знали. Вся эта неразбериха с бумагами вполне соответствует стереотипу, согласно которому россияне - добрые, но совершенно безалаберные люди, привыкшие действовать на авось и в случае чего лично договариваться друг с другом.

Однако в этой истории, кроме разгильдяйства, которое, судя по счастливому окончанию этой истории, появится в мировых новостях не в разделе "катастрофы", а "из жизни", есть и один немаловажный момент. Во-первых, это неповиновение гражданских служб ПВО, во-вторых - бездействие самой ПВО, пропустившей неизвестный самолет на Москву. Минобороны обрушило громы небесные на гражданскую службу ЕС ОрВД, обвиняя ее в нарушении всех возможных правил и инструкций (впоследствии Минтрансу еще и пообещали выставить 500-тысячный счет за издержки, которые понесли военные в ходе этого инцидента). "Должностные лица гражданских секторов оперативных органов ЕС ОрВД в условиях существующих угроз терроризма, в том числе с применением летательных аппаратов, совершили действия, которые могли привести к обострению ситуации и провоцированию органов ПВО РФ на решительные действия с необратимыми последствиями", - заявило министерство.

Минобороны можно понять - гражданским диспетчерам внятно объяснили, что "их" лайнер военные рассматривают как нарушителя и требуют вернуть его обратно - в Казахстан, откуда он и прилетел в Россию. Гражданская же служба ЕС ОрВД при этом продолжала вести самолет на Москву как ни в чем не бывало. "Пока мы препирались c военными, самолет уже долетел до Пензы, и мы решили не гнать его обратно, а посадить в пункте назначения... Времена, когда наши военные сбивали гражданские самолеты, давно прошли", - рассказал в интервью "ГАЗЕТЕ" представитель Главного центра планирования и регулирования потоков воздушного движения, который, собственно, и несет ответственность за то, что ПВО не поставили в известность о вьетнамском лайнере.

Однако в гневе Минобороны явно прослеживался и страх - в среду главком ВВС Владимир Михайлов выступил с заявлением, в котором зазвучали нотки примирения. Главком сказал, что не хотел бы вдаваться в подробности случившегося и заявил: "Не надо делать ажиотажа вокруг этого случая, мы уже во всем разобрались". Беспокойство главкома вполне объяснимо: безалаберные гражданские авиационные власти - это плохо, но гораздо хуже то, как в этой ситуации поступили военные.

Разумеется, они знали, что за самолет летит на Москву - когда поднялась тревога, гражданские диспетчеры наверняка связались с военными коллегами по телефону или еще как-то и объяснили им ситуацию. Однако формально, как уже говорилось, в зоне ответственности ПВО находился именно самолет-нарушитель, и военные не сделали ничего из того, что они обязаны были с ним сделать. Пусть и формально (хотя пренебрежение формальностями в этой сфере чревато большими последствиями), но они обязаны были поднять в небо перехватчики и попытаться посадить самолет на военном аэродроме, а не пропускать его в Москву. В крайнем случае - сопроводить его до "Домодедово", убедившись, что тот приземлился именно там. Крейсерская скорость Boeing 777-200 составляет около 880 километров в час. Такой самолет сможет долететь от аэропорта до Кремля за несколько минут.

Однако пока гражданские и военные службы спорили друг с другом о том, что им делать с "Боингом", тот спокойно летел в сторону столицы. При этом гражданские авиационные власти - ГЦ ППВД, ЕС ОрВД, хотя и обязаны работать аккуратно и строго следовать всем инструкциям, но все таки не связаны присягой. Военные же по определению должны оперативно реагировать на любые подобные нарушения, а не поддаваться на "провокации". Иначе в следующий раз "Боинг" совершит посадку в Кремле.

Возможно, на действия военных оказали влияние несколько историй, произошедших в советское время. Когда в 1978 году южнокорейский "Боинг" со 150 пассажирами на борту вторгся в воздушное пространство СССР, было принято решение его сбить. Однако ракета, выпущенная перехватчиком, не уничтожила авиалайнер, а лишь вынудила его совершить аварийную посадку на озере в Карелии (в результате погибли три человека, находившиеся на борту). Еще через несколько лет в конце августа 1983 года истребители перехватили и сбили над Сахалином другой южнокорейский авиалайнер, на борту которого находилось 200 пассажиров. И если в первом случае обошлось без жертв, то на этот раз погибли все, кто находился на борту злосчастного "Боинга". Разразился политический скандал - СССР обвиняли в кровожадном убийстве ни в чем не повинных людей.

Этот скандал повлиял на поведение ПВО в другой истории - когда в 1987 году немец Матиас Руст прилетел на легком одномоторном самолете в Москву и сел на Васильевском спуске у стен Кремля. Тогда, в разгар перестройки, никто не решился сбить иностранный самолет. Эта история кончилась плохо уже для советских военачальников - в результате своих постов лишились министр обороны маршал Советского Союза Сергей Соколов и Главнокомандующий войсками ПВО главный маршал авиации Александр Колдунов.

Нынешние военачальники вынуждены лавировать между Сциллой и Харибдой - между страхом понапрасну сбить гражданский авиалайнер и не меньшим риском допустить самолет-нарушитель в воздушное пространство столицы. Сбивать гражданские самолеты ПВО РФ имеет право. После 11 сентября, возможно, никто в мире не упрекнул бы их в том, что они поступили таким образом. Тогда ответственность легла бы на гражданские авиационные власти - ГЦ ППВД, ЕС ОрВД и прочее. Однако ведомства, судя по всему, смогли договориться. В обход должностных инструкций, в обход правил и порядка своей работы. К сожалению, в России эффективнее всего действует "телефонное право", которое заменяет собой и закон, и любую бумажку. Именно российская безалаберность подвергла пассажиров вьетнамского "Боинга" смертельной опасности, а потом спасла их жизни.

Павел Аксенов

Наука и техника00:01 8 ноября

Ядерный привет

Китайские ракеты напугали Америку, но из-за них страдает Россия
Наука и техника00:0210 ноября

Зеленый сонник

Какой оказалась самая жуткая игра 2018 года: обзор Call of Cthulhu