Новости партнеров

Второй срок Тамары Рохлиной

Суд снова признал ее виновной в убийстве мужа

29 ноября Нарофоминский суд Подмосковья вторично признал Тамару Рохлину виновной в убийстве мужа, депутата Госдумы генерала Льва Рохлина, и приговорил ее к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два с половиной года.

Суд пришел к выводу, что Рохлина совершила преступление на почве личных неприязненных отношений, которые возникли у нее из-за постоянных ссор с мужем, говорится в приговоре. Тем самым суд фактически подтвердил бытовую версию убийства политика, которое вызвало широкий общественный резонанс летом 98-го года.

Однако точку в затянувшемся на семь с половиной лет процессе ставить пока рано - защита Рохлиной в лице ее адвоката Анатолия Кучерены заявила о намерении обжаловать решение Нарофоминского суда. По мнению защитника, для обвинительного приговора в деле не достаточно доказательств. И, если вспомнить известные обстоятельства убийства генерала, которого называли "последним народным героем России", адвоката можно понять.

Генерал-лейтенант от политики

Впервые о Льве Рохлине, прошедшем Афганистан и множество "горячих точек", заговорили во время первой чеченской кампании. В ходе штурма Грозного на рубеже 94-95 годов его подразделение фактически было единственным, сохранившим боеспособность и сумевшим занять стратегические объекты. После этого Рохлину было передано командование всем Северным направлением. За операцию в Чечне он был представлен к званию Герой России, от которого отказался. Рохлин был первым высокопоставленным генералом, который открыто заявил о потерях в Чечне и о том, что против федеральных войск там воюют не бандформирования, а "хорошо оснащенная армия".

В политику он пришел в 1995 году, став депутатом Госдумы от движения "Hаш дом - Россия" и заняв пост председателя Комитета по обороне. Вскоре Рохлин заговорил о коррупции, о воровстве в Минобороны, о том, что необходимые войскам в Чечне боеприпасы и новейшее вооружение с 92-го года продавались Армении. Генерал заявил о намерении обнародовать документы, раскрывающие многомиллиардную аферу по продаже российского обогащенного урана в Америку.

В 1997 году Рохлин обратился с письмом к Вооруженным силам, которое было расценено исполнительной властью как призыв к неповиновению. После этого генерал-лейтенант порвал с НДР и создал по сути протестное "Движение в поддержку армии, военной промышленности и военной науки".

В апреле 98-го Лев Рохлин и его коллега по Госдуме Виктор Илюхин, глава комитета по безопасности, объявили о начале подготовки к процедуре импичмента президента, а также о намерении передать "дело Ельцина" (якобы уличающее его в геноциде русской нации и превышении должностных полномочий) в Международный суд в Гааге и осудить президента на "общественном трибунале".

Вопрос об импичменте был вынесен на рассмотрение Госдумы 15 мая 1999 года (необходимое большинство депутатов обвинения не поддержали), однако Рохлин до этого дня не дожил - он был убит выстрелом в голову в ночь на 3 июля 1998 года на своей даче в деревне Клоково Наро-Фоминского района Подмосковья.

Судебная канитель

По подозрению в убийстве Рохлина на следующее утро была задержана его супруга Тамара. Она сразу же призналась в совершении преступления, однако затем отказалась от своих показаний, заявив, что "оговорила себя, находясь в шоковом состоянии", и что убийство на самом деле совершили "трое неизвестных в масках".

Тем не менее в ноябре 2000 года Нарофоминский суд признал Рохлину виновной в убийстве мужа "на почве неприязненных отношений" и приговорил ее к восьми годам лишения свободы в колонии общего режима. В декабре того же года Мособлсуд, частично удовлетворив кассационную жалобу адвокатов, сократил срок наказания до четырех лет.

В июне 2001-го Верховный суд отменил приговор Рохлиной. Высшая судебная инстанция согласилась с мнением защиты, согласно которому решение нижестоящих судов было вынесено незаконно и необоснованно, поскольку вина вдовы не была доказана в ходе судебного разбирательства. Дело было направлено на рассмотрение новомым составом Нарофоминского суда, а саму Рохлину, отбывавшую наказание в Можайской женской колонии, освободили из-под стражи под подписку о невыезде.

Начавшись в декабре 2001-го, новый судебный процесс неоднократно прерывался. Так, в ноябре 2002-го слушания были прерваны для проведения судебно-медицинской экспертизы здоровья подсудимой. В апреле 2003-го суд должен был огласить результаты этой экспертизы, признавшей Рохлину вменяемой в момент совершения инкриминируемого ей преступления, однако слушания были прерваны из-за резкого ухудшения самочувствия Рохлиной - ее госпитализировали из зала суда с сердечным приступом и повышенным давлением. Через полгода Рохлина была снова госпитализирована, на этот раз в токсикологическое отделение НИИ имени Склифосовского с пищевым отравлением - по словам ее адвоката, женщина выпила "40-50 таблеток какого-то препарата".

В октябре 2004-го из-за изменений в Уголовно-процессуальном кодексе процесс был начат заново.

Суд установил...

Если верить адвокату, то в ходе процесса гособвинитель не раз прибегал к "передергиванию фактов" или "слишком вольному их изложению". Так, по словам Кучерены, обвинение ссылалось на телефонный разговор, состоявшийся наутро после убийства между Рохлиной и лечащим врачом ее сына. В нем она не только призналась в совершении преступления но, как отмечает адвокат, сказала также: "Они припишут мне убийство мужа", что на допросе подтвердил и сам врач. Однако эти "важные слова подзащитной" в деле приведены не были, указывает Кучерена.

В качестве примера защитник приводит и следственный эксперимент с собакой Рохлиных, который записывался на пленку и был продемонстрирован суду. "В записи отчетливо видно, что сначала следователь попросил некую женщину с рук покормить сенбернара. Собака отнеслась к этому спокойно и даже понюхала еду. Тогда один из присутствовавших по распоряжению следователя надел темную одежду, после чего стал размахивать перед сенбернаром руками и кричать. Собака, естественно, зарычала и залаяла. На основании этой записи гособвинитель сделал вывод, что сенбернар Рохлиных отличается агрессивным характером и поэтому в ночь убийства не мог пропустить на дачу посторонних людей", - рассказал адвокат, резюмировав, что "если в качестве свидетелей обвинения на процессе выступали сотрудники прокуратуры", то говорить тут не о чем.

Кроме того, Кучерена подчеркивает, что "никаких новых доказательств при повторном рассмотрении дела представлено не было". "Как можно за убийство - особо тяжкое преступление - дать условно четыре года?! Все же в обществе все прекрасно понимают: четыре года условно за убийство - это нелепо. Либо она убила - примите тогда соответствующее решение, либо, если она невиновна, - вынесите оправдательный приговор", - заявил он после окончания процесса.

Вообще, как в шутку заметил генерал Николай Безбородов, возглавлявший депутатскую комиссию по расследованию обстоятельств убийства Рохлина, "у каждой жены военного есть основания однажды убить своего мужа". Действительно, служилые люди, как и политики, редко бывают дома, зачастую уделяют мало внимания женам и детям. К тому же, по сведениям ИА Stringer, Рохлина постоянно ревновала своего супруга. Другие источники эту информацию не подтверждают и характеризуют ее как образец жены боевого генерала, которая прошла с ним через все невзгоды.

"Суд считает, что вина нашла свое подтверждение в судебном заседании", - заявила судья, оглашая приговор Рохлиной. Согласно приговору, все действия женщины были последовательными и осознанными. Суд установил, что супруга генерала выстрелила в него в упор, после чего вымыла пистолет. При этом суд не счел отсутствие следов от выстрела на руках и одежде Рохлиной основанием для исключения ее вины.

Но когда речь идет о гибели человека яркого, политической фигуры, оппозициционера, и когда эта гибель происходит как нельзя кстати для власти, то возникают определенные сомнения. Они не могут не возникать. Тем более, что материалы об "урановой измене", которые генерал хранил у себя и лишь грозился обнародовать, так и не были найдены среди его бумаг.

Алексей Гапеев