Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Антитеррор без границ

Американцы все активнее воюют с боевиками на территории Пакистана

После того, как Соединенные Штаты и их союзники в 2001 году начали войну в Афганистане, главным прибежищем боевиков "Аль-Каеды" стала афгано-пакистанская граница. Именно там, как уверены американцы, скрывается высшее руководство террористической сети, в том числе ее отец-основатель Осама бин Ладен. В этом году появились сведения о том, что в беспокойный район перебрались и лидеры "Аль-Каеды" со второго театра войны с терроризмом - из Ирака. Работа администрации Джорджа Буша близится к концу, а боевики тем временем набирают силу, и бин Ладена не удалось не только поймать или убить, но даже выследить.

Афгано-пакистанское пограничье террористам подходит просто замечательно. Всегда можно нанести удар в Афганистане, а потом перейти границу и спрятаться. А с пакистанской стороны находится Федеральная территория племен, где власть центрального правительства очень слаба, а среди местного пуштунского населения боевики нашли немало сторонников. Согласно регламенту афганского контингента НАТО, американцы и их союзники могут "по горячим следам" войти в Пакистан вслед за боевиками и преследовать их, но в остальных случаях за противостояние террористам отвечают власти Пакистана. С 2001 года генерал Первез Мушарраф, теперь уже бывший пакистанский президент, стал важным союзником Вашингтона в его контртеррористической кампании, и пакистанцы проводили в приграничье операции против боевиков, что серьезно испортило прежде благожелательные отношения между Исламабадом и племенами.

При этом изначально было понятно, что Мушарраф стал борцом с терроризмом вовсе не по зову сердца, а из сугубого расчета: раньше Пакистан поддерживал нормальные отношения с афганским правительством талибов, но теперь ему вовсе не хотелось попасть под горячую руку возмущенных терактами 11 сентября американцев. Тем более, что Исламабад прежде был замечен в поддержке радикальных исламских групп и приобрел репутацию "спонсора терроризма". Кроме того, что немаловажно, американцы за помощь платили в твердой валюте. В период с 2002 года, когда на территории Афганистана боевики уже были разгромлены и оттуда массово пошли через границу, Вашингтон выделил Пакистану на борьбу с терроризмом более 10 миллиардов долларов. Расходовали их, судя по всему, не слишком рачительно, много прибрали к рукам чиновники и военные, так что расцвету исламизма в приграничных регионах ничто особо не мешало. И в Америке не раз заводили речь о том, что власти Пакистана на этот расцвет смотрят сквозь пальцы.

Мощным стимулом для роста экстремистского влияния стало то, что простые пакистанцы, далекие от международной политики, видели в "войне против терроризма" неоправданное массовое истребление своих единоверцев и с растущим интересом слушали проповедников джихада. Операции против боевиков, которые вместе с американцами и самостоятельно проводили в приграничных регионах пакистанские военные, усугубляли ситуацию. Мушарраф, сильный и умный политик, мог более-менее контролировать ситуацию, но недавно он, как известно, ушел в отставку, и теперь к радости западных поборников демократии в Исламабаде другой правитель - Асиф Али Зардари, супруг убитой Беназир Бхутто. Главное достижение Зардари в том, что в годы премьерства жены он сколотил на государственных контрактах большее состояние и вместе с ней был не раз уличен в коррупции. Понятно, что ждать от такого деятеля стабилизации обстановки стоит вряд ли, тем более что львиную долю усилий ему придется тратить на борьбу с другим врагом Мушаррафа, исламским политиком Навазом Шарифом, который еще в прошлом году смог триумфально вернуться из изгнания на родину, набрав политический вес и даже визуально помолодев (за рубежом прежде облысевший Шариф сделал себе пересадку волос). Если присутствие президента-генерала могло хоть временно объединить заклятых конкурентов, то теперь руки у них развязаны, и борьба предстоит нешуточная. До бин Ладена ли тут?

Из пушки по воробьям

Тем временем в Вашингтоне все больше беспокоятся: Бушу и Чейни вот-вот уже идти на пенсию, а объявленная ими война терроризму все не выиграна. А тут еще всякие исследования, которые показывают, что "Аль-Каеда" набирает силу, что с терроризмом боролись как-то неразумно, что сам столь любимый термин "война против терроризма" (дословно - "против террора"), оказывается, оскорбляет мусульман, и так далее. Опирающиеся на пакистанские базы талибы стали все свободнее чувствовать себя и в Афганистане. Старые подозрения о связях между между пакистанскими спецслужбами и талибами, которые Мушарраф некогда приглушил с помощью нескольких увольнений, теперь обрели новую жизнь. В июле газета The New York Times принялась писать о том, что ЦРУ подозревает пакистанских коллег из Межведомственной разведки в помощи боевикам - им якобы "сливали" информацию о готовящихся операциях американских сил. Затем обвинения были конкретизированы: газета написала, что пакистанцы помогли террористам взорвать посольство Индии в Кабуле - еще раньше руку Исламабада в этом преступлении увидели власти Афганистана и Индии. Пакистан все отрицал и называл обвинения голословными, но обелить своих разведчиков, разумеется, не смог.

Короче говоря, в Вашингтоне видели, что все плохо: пакистанцы не только не справляются с террористами и даже не только им попустительствуют, но еще и оказывают помощь. И тогда американцы принялись действовать решительнее, причем эта решительность оказалась какой-то лихорадочной и походила на панику. Выражалось это в этакой пальбе из пушек по воробьям - с надеждой на то, что среди этих воробьев окажется если не сам бин Ладен, то хотя бы какой-нибудь его более-менее важный приспешник. Первый громкий "выстрел" пришелся по Афганистану: силы международного контингента там нанесли авиаудар по деревне в провинции Герат. Возмущенное афганское руководство объявило, что в результате операции погибли более 70 мирных жителей, затем свои подсчеты провела ООН, и оказалось, что погибших - 90, причем большинство из них дети. Американские военные соглашаться с заключением ООН не желали - с достойным лучшего применения упорством. Они провели свое расследование и объявили, что на самом деле в Герате был уничтожен командир боевиков, 20-30 его подчиненных, а также всего пять условно мирных жителей - домочадцы этого самого командира. Позднее, когда в руки журналистов попали фотографии и видеозаписи с места событий, на которых запечатлены десятки трупов, военные пообещали провести новую проверку с участием более компетентных офицеров.

В сентябре лихорадочная активность американцев перекинулась на территорию Пакистана. 3 сентября спецназовцы десантировались с вертолетов и зачистили деревню в Северо-Западной Пограничной провинции. Эта провинция граничит с территориями племен и тоже населена пуштунами. Местный губернатор гневно заявил, что в результате операции погибли примерно двадцать мирных жителей, в том числе женщины и дети, американцы же утверждали, что в деревне прятались представители "Аль-Каеды" и "Талибана". Там даже могли скрываться сам бин Ладен и его ближайший сподвижник Айман аль-Завахири (Ayman al-Zawahri). В общем, ситуация была аналогична афганской, хоть и уступала ей по масштабу. Еще одно отличие заключается в том, что пакистанскую деревню атаковали наземные силы, и это важно: ранее на территории Пакистана США ограничивались ударами с воздуха и тем самым преследованием "по горячим следам", но на этот раз впервые признались в осуществлении наземной операции. И не только признались, но и обещали продолжать: Пентагон объявил, что планирует новые наземные атаки против террористов.

После операции в Пограничной провинции на Пакистан один за другим посыпались ракетные удары с воздуха: для их нанесения США активно используют так называемые "дроны" - беспилотные летательные аппараты. 8 сентября один из таких аппаратов выпустил ракеты по расположенному в Северном Вазиристане - это один из районов Федеральной территории племен - медресе (мусульманскому духовному училищу) и окружающим его постройкам. Заправляли этим медресе влиятельные священнослужители-исламисты Джалалуддин Хаккани (Jalaluddin Haqqani) и его сын Сираджуддин (Sirajuddin Haqqani). Первый, по американским данным, стоял за организацией нападений на международный контингент в Афганистане и неудачного покушения на афганского лидера Хамида Карзая. Как выяснилось, ни один Хаккани под удар не попал, зато погибли 23 других человека, включая восемь детей. А затем стало известно, что в ходе налета был смертельно ранен Абу Харис (Abu Haris) - глава пакистанского отделения "Аль-Каеды".

Новая стратегия

Как теперь оказывается, удары по Пакистану - это не какие-то спонтанные инциденты, а реализация нарождающейся стратегии, в рамках которой истребление гнездящихся на афгано-пакистанской границе боевиков становится приоритетом номер один. Причем полагаться на сотрудничество пакистанского руководства США больше не будут - или будут, но не всегда. По данным, полученным журналистами от сотрудников администрации, президент Буш лично отдал приказ проводить в Пакистане наземные операции без санкции Исламабада. Во вторник Буш объявил о грядущем новом усилении афганского контингента: в скором будущем к нему должны присоединиться морские пехотинцы и служащие сухопутных войск общей численностью в 4,5 тысячи человек.

Неудивительно, что персонального внимания американских стратегов удостоился бин Ладен. После того, как в конце 2001 года его вместе с соратниками выгнали из комплекса пещер Тора-Бора на востоке Афганистана, точных данных о местонахождении "террориста номер один" американцы не получили ни разу. Хитроумный саудовец умело скрывается и заметает следы. Говорят, например, что бин Ладен по возможности отказался от использования электронных и спутниковых средств связи, которые позволили бы его выследить, и предпочитает передавать сообщения через курьеров. Понятно, что уничтожение или поимка бин Ладена стала бы для Буша настоящим триумфом, счастливым финалом работы его потерявшей популярность администрации, и накануне седьмой годовщины терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне выяснилось, что за террористом-миллионером будут охотиться по-новому. В частности, американцы станут активнее использовать свои боевые беспилотники и их ракеты. А от бесплодных попыток организовать в Пакистане эффективную агентурную сеть решено отказаться.

В тот же день, 10 сентября, на тему новой стратегии высказались председатель Объединенного комитета начальников штабов адмирал Майк Маллен (Mike Mullen) и глава Пентагона Роберт Гейтс. На слушаниях в комитете Конгресса по вооруженным силам они объявили, что для окончательной победы над исламистами в Афганистане потребуется многотысячное пополнение военного контингента США, а также, что более злободневно, активизация операций за пакистанской границей. Впрочем, Маллен оговорился о необходимости сотрудничества с пакистанцами: "Пока мы не станем более тесно сотрудничать с пакистанским правительством для уничтожения убежищ, из которых они (террористы) ведут свою деятельность, враг будет приходить снова и снова". Излишняя "односторонность" американских действий ретушировалась и другими официальными лицами. Так, заместитель госсекретаря Джеймс Глассман (James Glassman) заявил журналистам, что цель политики США - помощь Пакистану в борьбе с "теми силами, которые угрожают самому существованию демократического государства в Пакистане".

Со своей стороны, пакистанцы настаивают, что будут свято беречь свой национальный суверенитет и не намерены развязывать США руки. Генерал Ашфак Парвез Кийяни (Ashfaq Parvez Kiyani), в 2007 году сменивший Мушаррафа на посту начальника штаба сухопутных войск Пакистана, сказал, что возможность какого-либо соглашения или понимания с коалиционными силами по вопросу их операций на пакистанской земле не рассматривается. Кийяни раскритиковал действия американцев и предостерег их о том, что в погоне за сиюминутными успехами можно навредить долгосрочной перспективе борьбы с терроризмом. В четверг высказывания генерала были одобрены соратником Зардари и главой правительства Пакистана Юсуфом Резой Гилани. Тем не менее, неизвестно, насколько декларации пакистанских руководителей соответствуют их реальным намерениям, и едва ли можно полностью исключить, что Исламабад в той или иной форме дал добро на новый агрессивный курс Вашингтона. Так что стоит ждать новых ударов.