Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Тяжелое наследство

Обаме предстоит решить судьбу антииранской стратегии Буша

Иерусалим планировал похоронить ядерные амбиции Тегерана с помощью бомбовых ударов по ключевым объектам на иранской территории, но Джордж Буш отказался дать "зеленый свет" своим израильским союзникам. Информация об этом появлялась и прежде, а в воскресенье ее со ссылками на информированные источники в администрации США подтвердила The New York Times. Газета также сообщила, что Буш в последний год своего президентства развернул большую секретную кампанию саботажа иранской ядерной программы.

Данные The New York Times основаны на многочисленных интервью, которые за последние 15 месяцев на условиях анонимности дали действующие и бывшие американские государственные лица, независимые эксперты, международные инспекторы по ядерным вооружениям, а также представители европейских и израильского правительств. Из этих интервью, в частности, следует, что Джорджу Бушу неоднократно докладывали о возможности открытого военного удара США по Ирану, но президент, вопреки предположениям критиков, распоряжений о подготовке к такому шагу никогда не давал. Тем более, что специалисты предупредили: силовые действия против Ирана неизбежно приведут к большой войне в регионе, и в нее неизбежно окажутся втянуты многострадальные войска иракского контингента США.

Израильтян же, судя по всему, перспектива конфликта с Ираном не слишком смущала, и в начале прошлого года они начали ее планировать. Незадолго до того, в декабре 2007 года, американские спецслужбы установили, что под давлением международного сообщества Иран еще несколько лет назад остановил разработку ядерного оружия, хотя и продолжает работать над обогащением урана. В Израиле заключением американских разведчиков остались недовольны - у израильских спецслужб данные о действиях Ирана были не столь утешительными - и попытались взять решение иранской ядерной проблемы в свои руки.

В прошлом году Израиль просил у США предоставить ему новейшие бомбы для поражения укрепленных объектов (bunker busters), оборудование для дозаправки самолетов и, главное, возможность совершать перелеты над территорией Ирака: все это было необходимо для антииранской операции. Что касается бомб и дозаправки, Буш предпочел ответить туманно, но открывать иракское воздушное пространство отказался наотрез. Как говорят в окружении президента, Буш понимал: если израильские самолеты полетят над Ираком бомбить Иран, иракское население с небывалой силой обрушит праведный гнев на американцев и спутает все карты в и без того непростой ситуации.

Израиль даже пытался отрепетировать операцию без американской помощи: соответствующие учения были проведены над Средиземным морем в июне, и весь мир насторожился. Тем не менее, израильтяне, по всей видимости, в конечном счете осознали, что без поддержки США им не обойтись. В виде утешения в сентябре американцы разместили на израильской территории передвижной радар передового базирования, который позволяет отследить любые запуски ракет из Ирана. Кроме того, израильские союзники, как пишет The New York Times, были проинформированы о некоторых подробностях тайной войны, которую развернул против Тегерана Вашингтон.

Тайное вредительство Буша

Секретная стратегия, о которой идет речь, была запущена в начале 2008 года. Ее главной целью было торможение иранского прогресса во "взрывоопасной" области, а конкретными задачами - подрыв инфраструктуры, на которую опирается ядерная программа Тегерана. Детали этой кампании, разумеется, засекречены, но известно, что американцы пытались нарушить работу энергетических и компьютерных систем на иранских объектах, а также саботировать импорт в Иран необходимых технологий. Переход к таким методам был вызван тем, что экономическое давление, которому подвергал правительство Махмуда Ахмадинеджада Запад, должного эффекта не возымело: иранцы продолжали совершенствовать свои возможности по обогащению урана.

Надо отметить, что усилия на поприще вредительства иранской программе прежде уже предпринимались американцами и их союзниками. Известно, в частности, что с помощью агентов, действующих на ядерном черном рынке, которым верховодил отец пакистанской ядерной бомбы Абдул-Кадир Хан, американцы добивались поставки в Иран некондиционных элементов оборудования. Наглядным результатом стал инцидент в ключевом иранском исследовательском центре в Натанзе в 2006 году: там взорвались приобретенные за рубежом блоки электропитания, в результате чего были уничтожены пятьдесят центрифуг. Иранские власти тогда во всеуслышание заявили об иностранном саботаже.

В прошлом же году Буш одобрил более масштабную программу саботажа, о которой проинформировал небольшую группу руководителей американского Конгресса. Насколько стало известно журналистам, Вашингтон обозначил две важных задачи: во-первых, дальнейшее торможение прогресса в Натанзе и на прочих ядерных объектах, а во-вторых - оказание давления на иранского ученого Мохсена Фарикзаде (Mohsen Fakrizadeh). Фарикзаде, как узнали разведчики, играл важную роль в попытках создания иранского ядерного оружия. Он якобы отвечал за две программы - "Проект 100" и "Проект 101", - которые, по данным МАГАТЭ, были направлены на создание ядерной боеголовки и подготовку ее использования с иранской ракетой-носителем. Работа над этими проектами, опять-таки по информации МАГАТЭ, на данный момент свернута, но Запад опасается, что отследить ее возобновление не удастся.

Новые подходы Обамы

Вскоре программа саботажа иранской ядерной программы перейдет по наследству к Бараку Обаме и его администрации. Избранный президент упорно воздерживается от подробного изложения своих планов на мировой арене: у США, мол, единовременно может быть лишь один президент и одна администрация, и до ухода Буша следует помалкивать. За чистую монету аргумент Обамы принимают не все, и есть подозрение, что он просто хочет пока скрыть грядущий переворот в политике США, в частности, на Ближнем Востоке. Предположительно, новая администрация может наладить контакты с движением ХАМАС, которое контролирует сектор Газа и является целью продолжающейся военной операции Израиля.

В воскресенье на телеканале ABC News транслировалось большое интервью с Обамой, где, в числе прочего, была поднята и внешнеполитическая тема. Повторив свою мантру про "одну администрацию", избранный президент все же приоткрыл карты: его внешнеполитическая команда приступит к работе сразу же после инаугурации 20 января, активно включится в мирный процесс на Ближнем Востоке и будет искать общий язык со всеми сторонами конфликта. Обама хочет "создать стратегический подход, который позволит и израильтянам, и палестинцам воплотить их чаяния в жизнь". В виде необходимой оговорки последовал комментарий к нынешней ситуации: Обама с пониманием относится к целям израильской операции и считает защиту жизни граждан (в данном случае - от ракетных ударов боевиков) святым долгом любого государства.

Помимо Израиля и Газы в интервью зашла речь и об Иране, который американцы рассматривают как часть "большого Ближнего Востока". Обама признал, что работа на иранском направлении будет крайне трудной, но обещал в ней тоже использовать новый подход. Новый американский лидер потребует от Ирана встречных шагов, но, со своей стороны, сделает отправной точкой нового курса готовность вести переговоры. Эта идея не нова - Обама уже высказывался за диалог с Тегераном и, в числе прочего, хотел привлечь иранскую сторону к разрешению набравшего силу конфликта в Афганистане, - но она посылает Израилю новый неприятный сигнал. Ближневосточному союзнику США переговоры заокеанского покровителя с Ахмадинеджадом, грозившим стереть Израиль с лица земли, нравиться не могут в принципе, как и всплывшие недавно планы контактов Вашингтона с ХАМАСом.

А министерство иностранных дел Ирана в понедельник пообещало пристально следить за действиями Обамы после его инаугурации 20 января. Как сказал представитель министерства Хасан Кашкави, если Вашингтон действительно переориентирует свой курс на переговоры с иранцами, Тегеран с готовностью пойдет Обаме навстречу.

В общем, Обаме на международной сцене придется нелегко, и один из вопросов, которые ему предстоит решать в ближайшее время, касается будущего секретной антииранской стратегии. Если начатая Бушем кампания продолжится, это, во-первых, может повредить обещанным дипломатическим усилиям, а во-вторых - Обаме придется отвечать за любые провалы или просчеты, допущенные его предшественником: эффективность стратегии Буша довольно сомнительна. Если же Обама начатую Бушем кампанию свернет, то критики в США и обеспокоенные союзники в Израиле с готовностью обвинят американского лидера в пособничестве ядерным амбициям Ахмадинеджада. Выбор перед Обамой, действительно, стоит непростой.