Disco in Moskau

Интервью с бас-гитаристом Die Toten Hosen

2 мая в московском клубе "Точка" выступила легендарная немецкая панк-группа Die Toten Hosen, записавшая с начала 80-х годов более десятка студийных альбомов, каждый из которых приобрел "золотой", "платиновый" или "мультиплатиновый" статус на родине музыкантов. Концерты группы, известной также своей активной общественной и политической деятельностью, вот уже 15 лет собирают аншлаги по всему миру. Москва не стала исключением. О причинах особой популярности группы в странах Латинской Америки, последнем альбоме Die Toten Hosen и особой любви музыкантов к футбольной команде "Фортуна" из Дюссельдорфа Ленте.ру рассказал бас-гитарист коллектива Андреас "Анди" Мойрер, автор таких известных песен как "Wunsch DIR was" и "Hier kommt Alex". Изначально планировались, что интервью состоится при участии всех музыкантов группы, но Анди развеял наши надежды, сообщив, что остальные участники коллектива отсыпаются после долгого перелета.

Анди: Мы только что вернулись из Буэнос-Айреса. Мы там выступали. Поэтому небольшая разница во времени.

Лента: Да, есть такое

А: Да, семь часов. Но ничего, нормально. К вечеру мы проснемся. Надеюсь.

Л: Ну на это надеемся мы и все российские фанаты.

А: Все будет нормально.

Л: Итак, первый вопрос. Ваш последний альбом "In Aller Stille" многие фанаты истинного, скажем так, первозданного панк-рока, по крайней мере в России, приняли довольно холодно, а как вы сами его оцениваете?

А: Ну, во-первых, мне самому альбом нравится. Не знаю как в России, а в Германии его приняли тепло. Мы много песен с этого альбома играли во время нашего зимнего тура, и, по-моему, все было отлично. Мне самому, если честно, кажется, что на этом альбоме есть множество запоминающихся композиций, и он лучше, чем предыдущий ("Zuruck zum Gluck" – прим. Ленты.Ру).

Л: Когда в середине 80-х вы написали песню "Disco in Moskau", представляли, что когда-нибудь выступите в этом городе, в центре, так сказать, бывшей "Империи зла"?

А: Нет, конечно нет. Но мы всегда хотели здесь побывать, и здорово, что все-таки получилось приехать. Нам вообще нравится путешествовать по разным городам и странам. И да, конечно, сегодня мы будем играть эту песню. Хотя мы ее не так часто исполняем на концертах. У нас много песен, а это одна из старых, но сегодня она обязательно попадет в сет-лист. Мы счастливы, что наконец добрались и до России, хоть это и заняло столько лет.

Л: Мы, кстати, случайно подслушали, пока ждали вас, как вы играли эту песню во время саундчека.

А: Отлично

Л: Следующий вопрос. Как вам понравилась российская столица, если вам уже удалось ее увидеть, и планируете ли вы познакомиться с городом поближе, если еще не успели этого сделать?

А: Вообще мы только что прибыли и пока не можем сказать что-то конкретное о вашем городе. Конечно, мы погуляли по центру, побывали на Красной площади, посмотрели на Кремль. На самом деле все зависит от того, насколько долгой будет вечеринка после концерта, возможно, что-нибудь посмотрим завтра.

Л: Где вам больше нравится выступать – на родине или за рубежом?

А: Ну...нравится и там и там. Просто я люблю путешествовать. И люблю играть на сцене. Поэтому, если удается совмещать оба этих занятия, то я только за. Ну а дома. В Германии у нас много фанатов, поэтому там тоже приятно выступать. Так что нам нравится играть и дома и за рубежом. Не могу сказать, что можем выделить что-то одно из этих двух.

Л: Чем объясняется ваша бешеная популярность именно в Аргентине? У нас есть теория, что это связано с тем, что футболки вашей любимой "Фортуны" из Дюссельдорфа и сборной Аргентины одинаковых цветов.

А: Неправда, они разные.

Л: Да? Разве не белый и синий?

А: Нет, красный и белый.

Л: О нет!

А: Да, так что ваша теория неверна. Ну, хотя это не имеет значения. Сейчас объясню, тут все совсем не сложно. Конечно, это очень необычно, поскольку Аргентина очень далеко от Германии, и там разговаривают на другом языке. Но им нравится подобная музыка, например, The Ramones. Я не знаю ни одной другой страны, где эта команда была бы столь популярной. Когда мы последний раз выступали вместе с ними, на концерт пришло 40 тысяч человек.

Л: Сорок тысяч?

А: Да-да, именно столько было на стадионе. Так вот, там людям нравится панк-рок. Это во-первых. А во-вторых, мы начали выступать там почти сразу после того, как иностранным группам разрешили приезжать в эту страну. Там была одна аргентинская группа, которая нас хорошо знала и хотела, чтобы мы приехали. От их имени к нам обратился один знакомый немец, которого перевели в Аргентину по работе. Мы сначала сомневались, но он выслал нам билеты на самолет, поэтому мы решили лететь. И с тех пор, начиная с первого концерта, который нам очень понравился, мы стали регулярно навещать Аргентину. А если много раз приезжаешь в одну и ту же страну, то со временем вырабатывается с ней своего рода связь. Наши аргентинские фанаты, например, могут подпевать нам на немецком. Да и вообще южноамериканские фанаты очень открытые и не стесняются показать, что они думают о группе, неважно, хорошее или плохое. Нам повезло и они нас любят, так что туда всегда весело приезжать.

Л: Нам бы тоже хотелось, чтобы вы почаще к нам заезжали.

А: Это как пойдет. Если нас сегодня освистают – мы больше не приедем. Шучу, не думаю, что это произойдет. (Не произошло - прим. Ленты.Ру)

Л: Как вы оцениваете состояние немецкой рок-сцены на данный момент? Какие коллективы вы могли бы выделить?

А: Хорошо оцениваю. В Германии сейчас очень много хороших команд.

Л: Назовете кого-нибудь конкретно?

А: Да, конечно. Beatsteaks – хорошая группа. Есть много групп, которые просто неизвестны за рубежом. На самом деле мне совсем не важно, откуда команда, важно, что они пытаются донести до своего слушателя. Если музыка хорошая, то и группа мне нравится. У меня нет такого предубеждения, что я обязан слушать именно немецкие команды. Группа может быть из Швеции, России, США или Германии и если музыка хорошая, сами ребята хорошие, то мне они нравятся.

Л: А как вы относитесь к Tokio Hotel?

А: Tokio Hotel? Мне не очень интересна эта группа. Такие коллективы были всегда. Раньше, например, были New Kids On The Block и прочие. И они были даже погромче, понавязчивей, так что Tokio Hotel – это не худший вариант. А так, мне все равно, это не моя музыка.

Л: А вот самим себе вы не кажетесь динозаврами на сцене, чье время давно уже прошло?

А: Нет. Скажу даже больше, сейчас я себя ощущаю более уместным на сцене, чем когда мы только начинали. Например, наши туры приносят больше положительных эмоций потому, что я сейчас чувствую себя физически лучше, чем раньше. Мы уже так не "расслабляемся". Даже если посмотреть на прошедший тур, то на наши концерты пришло народу больше, чем когда-либо. Это знак, что люди хотят нас видеть. Это радует. Мне кажется, что люди иногда думают о рок-музыке как о деле для молодых потому, что самой рок-музыке еще не много лет. Но с другой стороны, посмотрите на некоторых возрастных исполнителей. Многие сейчас даже лучше, чем когда только начинали. Все зависит от конкретного музыканта. Если посмотреть на Игги Попа, то он в отличной форме, мне нравится то, что он сейчас делает. И действительно, почему бы не состариться на сцене? Мне кажется, что это здорово.

Л: А вы не планируете сделать еще каверы известных песен?

А: Такое вполне может произойти. Но сначала надо заняться новыми песнями, у нас их сейчас много. Иногда весело делать каверы. Взять, например, песню "Cocaine in my brain", которая изначально была в стиле регги. Сегодня мы, наверное, несколько кавер-версий сыграем. Ведь нам нравится не только наша собственная музыка, поэтому всегда может случиться, что мы запишем что-нибудь чужое. Иногда просто очень интересно, что может получиться из песни, если с ней поработать подольше.

Л: Рождественские песни и панк-классика у вас уже были, нет желания обратиться к другим стилям или направлениям?

А: Нет, сейчас конечно никакого конкретного плана нет. Но он может появиться. Мы только что закончили запись альбома, поэтому до конца года будем гастролировать. А что потом – посмотрим.

Л: Совсем недавно вы издали свой альбом "In Aller Stille" на испанском для своих аргентинских фанатов под названием...

А: "Le hermandad – en el principio fue el ruido," что означает "В начале был шум, а в конце - тишина".

Л: Понятно. Ну так вот, вы сделали это для своих аргентинских фанатов, а не планируете что-то подобное для российских?

А: Ну посмотрим сначала, как пройдет концерт. Ну и к тому же, мы не так хорошо говорим по-русски, как по-испански. Такая вот сложность.

Л: Ну, с другой стороны, если вы будете навещать нас чаще...

А: Конечно, что-то подобное может и произойти в будущем, однако сейчас подобных планов у нас пока нет.

Л: Кстати еще один околофутбольный вопрос. Если "Фортуна" (Дюссельдорф) выйдет в финал Лиги Чемпионов и сыграет там с "Ливерпулем", а фанаты затянут "You will never walk alone" – вы, находясь на матче, будете подпевать?

А: Да, это все-таки хорошая песня, и я люблю "Ливерпуль". Однако не думаю, что ваш вопрос станет актуальным в ближайшие десять лет, поэтому я как-то пока не могу представить себя в описанной ситуации. Хотя я думаю, что это песня принадлежит "Ливерпулю" и никому более. Это даже несмотря на то, что немецкие фанаты часто поют эту песню на стадионах в Германии.

Л: Состав группы часто менялся?

А: Нет. Он менялся, конечно. Первого барабанщика Trini сменил Wolly. С ним мы играли 10 лет. Потом из-за аварии он повредил себе спину и колено, и не смог выступать. После этого к нам пришел Vom. И это все, никаких больше изменений.

Л: А вообще конфликты в группе у вас часто случаются?

А: Конфликты, конечно, временами имеют место. Однако, когда вы вместе уже столько лет, сколько мы, то узнаете друг друга достаточно хорошо. У нас к этому моменту было достаточно ссор, поэтому мы примерно представляем у кого какая позиция. Так что сейчас мы ругаемся меньше, чем раньше. Привыкли, так сказать.

Л: Вы очень много занимаетесь общественной деятельностью. Это не мешает собственно музыке?

А: Нет, я не думаю, что это мешает музыке. Иногда даже нам помогает. Нас слушают, поэтому нам легче заставить людей задуматься. То же касается песен, затрагивающих серьезные темы. Но мы не ощущаем обязанность писать подобные композиции. То есть, если тема подошла - песня получается. Но это не значит, что мы заранее планируем написать песню на конкретную тему. Так что у нас нет правила на этот счет.

Л: Некая российская группа "Кабинет" записала кавер-версию на вашу песню "Zehn Kleine Jagermeister", где егеря в тексте заменены на негритят (по аналогии с романом Агаты Кристи "Десять негритят"). И в конце они тоже все погибают. Как вам такая интерпретация?

А: Я не слышал эту версию, однако, судя по вашим словам, это что-то интересное.

Л: То есть вы не против интерпретаций собственных песен другими командами?

А: Нет, совсем нет. Это всегда очень интересно.

Тут неожиданно Анди прервался, потому что ему пришло смс.

А: Наверное футбольные результаты. Пока не знаю…

Л: "Фортуна" победила?

А: Победила, да. Один-ноль.

Л: Наши поздравления. Назовите свои любимые песни Die Toten Hosen, которые вы сами слушаете с удовольствием?

A: Ну пристрастия меняются со временем. Мне многое нравится из нового. Например, мне нравится "Strom", из более старых песен - "Pushed again", баллада "Alles aus Liebe". Скажу по другому: мало таких песен, которые бы мне не нравились.

Л: А какие песни можете, например, посоветовать тем людям, которые ранее не были знакомы с вашей музыкой?

А: Ну если вы никогда не слышали Die Toten Hosen, и решили познакомиться с нашим творчеством… Я могу сказать, чтобы я сделал, если бы хотел познакомиться с творчеством команды, которую никогда не слышал. Я бы купил сборник лучших хитов, все-таки эти песни называются хитами не просто так. Так что могу посоветовать то же самое. У нас, кстати, таких сборника два.

Л: Последний вопрос как раз касается одного из них. Весело было сниматься для обложки Reich und Sexy II?

А: На самом деле это была настоящая работа…

Л: Приятная, надеемся?

А: Ну как сказать. Фотосессия проходила в большой комнате. Там было очень много обнаженных девушек, и фотограф нас постоянно переставлял с места на место. Встаньте так, потом так. Поэтому нам приходилось концентрироваться. Однако уже после окончания съемок было очень весело.

Л: Данке, Анди.

А: Спасибо.