Слова на ветер

Британский журналист раскритиковал тексты Боба Дилана и Black Eyed Peas

Британский журналист Джонни Шарп составил список самых, на его взгляд, чудовищных текстов песен поп-исполнителей. Снабдив перечень язвительными комментариями, журналист разослал его коллегам. Ни для кого не секрет, что истинная цель рейтинга – стать рекламой книги Шарпа "Crap Lyrics", которая поступит в продажу 1 июня, однако список охотно перепечатали десятки бумажных и электронных изданий.

Критерии, которыми руководствовался при составлении списка Шарп, неочевидны. В его рейтинг попали как песни, неоднократно включавшиеся в подобные списки, так и музыкальные композиции, тексты которых не вызывали нареканий. Любопытно, что в десятке худших текстов семь американских исполнителей, один британский коллектив, одна ирландская группа и одна немецкая.

Следуя неписаной традиции, начнем с конца. Замыкает рейтинг немецко-американский электронный проект Snap! с композицией "Rhythm is a Dancer". Песенка, мягко говоря, не новая, и за 17 лет ее существования над строчкой "I′m serious as cancer when I say rhythm is a dancer" ("Я серьезен как рак, когда говорю, что ритм - танцор") не поиздевался только ленивый. Год назад на сайте magpiemusic.com проводился опрос, в результате которого этот текст однозначно был признан худшим. Но рассчитанная на широкую популярность танцевальная музыка редко выделяется замысловатыми текстами: максимум предъявляемых к ней требований – одна запоминающаяся фраза типа "How much is the fish" ("Почем рыба?") или "Push me and then just touch me" ("Толкни меня, а потом просто трогай"). Так что серьезный как онкологическое заболевание лирический герой не стал помехой популярности Snap!

На девятом месте рейтинга Шарпа - американская группа The Crystals, героиня песни которых признается: "If he didn′t care for me, I could have never made him mad, but he hit me and I was glad" ("Если бы я была ему безразлична, я бы не могла разозлить его, но он меня ударил, и я рада"). Комментируя эту композицию, журналист заявил, что уважающая себя женщина от такого текста может покончить с собой в знак протеста. Между тем, записанная еще в 1962 году песня "He Hit Me (It Felt Like A Kiss)" как раз должна была привлечь внимание к теме домашнего насилия, о котором женщины обычно молчат. Кортни Лав в свое время назвала композицию "нездоровой", а Эми Уайнхаус неоднократно говорила, что это одна из ее любимых песен. Количество пародий и ссылок на эту песню в современной американской культуре указывает на то, что критиковать текст уже бессмысленно.

Восьмое место Джонни Шарп присвоил песне "We Didn't Start the Fire" Билли Джоэла. Комментарии журналиста к ее тексту в СМИ не попали (чтобы ознакомиться с ними, надо прочесть книгу). Однако композиция несколько недель продержалась на верхних строчках чартов. Текст песни представляет из себя перечень важнейших мировых событий, имен, книг и явлений с 1949 по 1989 год: всего в нем 121 пункт, включая Мэрилин Монро, "Над пропастью во ржи", коронацию Елизаветы II, "Психа" Хичкока, убийство Кеннеди, панику, вызванную СПИДом, и "маркетинговые войны" между "Кока-колой" и "Пепси-колой". Что именно не понравилось Шарпу, остается только догадываться, но поклонники Билли Джоэла считают текст удачным.

На седьмом месте рейтинга британского критика - песня "Macarthur Park" в той версии, в которой ее исполнила американка Донна Саммер. И снова журналистам пока не рассказали, какие именно строки уже давно ставшей легендарной композиции пришлись не по вкусу Джонни Шарпу. Но те американцы, чья молодость пришлась на 70-80-е годы, знают эту песню так же хорошо, как их российские ровесники – шлягеры Аллы Пугачевой.

Шестое место занимают британцы Def Leppard, в чьей песне "Pour Some Sugar on Me" критику не понравилась двусмысленная строчка "You got the peaches, I got the cream" ("У тебя персики, а у меня сливки"). Джонни Шарп заявил, что помимо персиков и сливок бывает еще судебный запрет приближаться к объекту симпатий, и герой песни прямо-таки на него нарывается.

На пятое место журналист поместил самого Боба Дилана, а точнее, его "Ballad of a Thin Man". Со свойственной ему безапелляционностью Шарп отметил, что ничего хорошего из текстов, похожих на головоломку в The Times, получиться не может. Надо сказать, догадок о том, кого имел в виду Дилан под "мистером Джонсом", существует не меньше, чем версий о личности "смуглой дамы" Шекспира, а различным интерпретациям этой песни посвящали целые статьи. Так что Джонни Шарп мог бы и не смущаться из-за того, что не сумел разобраться, о чем, собственно, поет Дилан.

Четвертое место Джонни Шарп отдал ирландской группе The Cranberries за незамысловатую "I Just Shot John Lennon". Текст песни о смерти Джона Леннона, конечно, мало чем отличается от газетных заметок, но обстоятельства и место действия авторы не перепутали – и на том спасибо.

На третьем месте в рейтинге худших текстов по версии британского критика - группа America с песней "A Horse With No Name". Возможно, Шарп невзлюбил коллектив за то, что его участники покинули Великобританию и уехали делать музыкальную карьеру в США, но песня несомненно пользовалась успехом. Дьюи Баннел, которому на момент создания песни было 19 лет, свободно обращался с правилами английского языка. В 1972 году одни радиостанции крутили композицию несколько раз в сутки, а другие запрещали ее из-за померещившихся в тексте намеков на наркотики. Скорее всего, в своей книге Шарп тоже будет задаваться вопросом о том, воздействие каких запрещенных веществ вдохновило автора, но шутки на эту тему давно устарели.

Впрочем, с мнением Джонни Шарпа по поводу двух песен, занявших верхние строчки его рейтинга, трудно не согласиться. На второе место журналист поместил "The Joker" группы Steve Miller Band. О строчках "Really love your peaches wanna shake your tree. Lovey dovey lovey dovey lovey dovey all the time" (Я в восторге от твоих персиков и хочу потрясти твое дерево, постоянно изнемогаю от любви) Шарп отозвался следующим образом: "Столь же соблазнительно, как толстый бродяга, занимающийся самоудовлетворением в кустах". Правда, некоторым песня нравится.

А звание "термоядерного позора" и, соответственно, первое место в рейтинге Шарпа получила группа Black Eyed Peas за строчку из хита "My Humps" "I mix your milk with my cocoa puff, milky, milky cocoa" ("Я смешиваю твое молоко со своим вспученным какао, молочное, молочное какао"). Как отметил Шарп, нетрудно догадаться, что текст тем или иным образом описывает сексуальные отношения чернокожего мужчины и белой женщины, но метафора не только слабовата, но и граничит с расизмом. Что ж, британец просто никогда не слышал песню про шоколадного зайца.

Культура00:07Сегодня
Nocow

«Идет сильный откат назад на большой скорости»

Музыкант Nocow о запретах в России, клубной культуре и равнодушии к наркотикам