По статье "Cвинство"

Чиновница, выбросившая вещи погорельцев на свалку, понесет уголовную ответственность

По факту обнаружения на российских помойках гуманитарной помощи для погорельцев появился первый подозреваемый. В отношении директора рязанского центра социального обслуживания Светланы Дардыкиной было возбуждено уголовное дело по статье 293 УК РФ (халатность). По версии следователей, именно Дардыкина несет ответственность за первый резонансный случай из этой серии, когда партия одежды и обуви, присланная в Рязанскую область из Новосибирска, была найдена местными жителями на свалке села Тарадеи.

Внимание общественности к "захоронению остатков совести местной администрации" привлек житель Рязанской области Владимир Барков. Он выложил в интернет фото и видео, наглядно свидетельствовавшие о том, что значительная часть вещей, собранных новосибирцами для рязанских погорельцев, была отправлена на помойку за ненадобностью. Эти свидетельства вызвали у общественности по меньшей мере недоумение - разве может не пригодиться людям, которые остались фактически в чем мать родила, например, теплая шуба. Осень ведь на дворе.

Впрочем, недоумение - это, конечно, мягко сказано. Публикация вызвала настоящий шквал возмущения, особенно среди жителей Новосибирска, которые собирали вещи. Появились даже слухи о том, что новосибирцы теперь кровно обиделись на рязанцев и не желают ничего о них больше слышать. Хотя, конечно, было ясно, что вещи на помойке свалили в огромную кучу не сами погорельцы, а кто-то, обладающий транспортным и административным ресурсом для перевозки этой самой кучи.

Виноватых нашли достаточно быстро - в Центре социального обслуживания Рязанской области. Светлана Дардыкина, которая этот центр возглавляла, была оперативно отправлена в отставку, после чего рязанский губернатор Олег Ковалев принес извинения погорельцам и людям, собиравшим помощь для них. Кстати, вопрос транспортировки вещей на помойку встает сам собой, если почитать оправдания матери Светланы Дардыкиной в интервью "Комсомольской правде". Нина Павловна заявила, что чиновники просто не могли довезти до места назначения (деревню Свеженькая), так как у них не было "ни техники, ни людей". Получается, огромная куча вещей "удалилась в корзину" сама собой. Часть вещей в Свеженькую отвезли волонтеры, а муниципального транспорта хватило только до помойки.

На увольнении Дардыкиной и дисциплинарными взысканиями ее коллегам инцидент мог быть исчерпан, если бы в ближайшие дни не выяснилось, что рязанские чиновники - не единственные, кто не нашел теплым вещам, детским игрушкам и письмам поддержки для погорельцев достойного применения. В разных регионах страны начали исследовать помойки с пристрастием и обнаружили схожие примеры под Саранском, в Ленинградской области, а также в Сочи.

В Мордовии на свалке обнаружили рассортированные по коробкам и мешкам одежду, постельные принадлежности и обувь. Груз был оставлен на резервной площадке свалки твердых бытовых отходов. Нашли его сотрудники городской дирекции коммунального хозяйства и благоустройства, которые совершали плановый обход полигона. Назначение коробок не вызывало сомнений, однако каким образом гуманитарная помощь оказалась на помойке под Саранском, неизвестно до сих пор. На месте начала работу специальная комиссия, а прокуратура Мордовии проводит по этому факту проверку.

В городке Сертолово Ленинградской области также обнаружили мешки с вещами, собранными, судя по всему, в Санкт-Петербурге. Однако в отличие от Мордовии, где груз обнаружили муниципальные служащие, здесь право первенства принадлежало местным жителям. И граждане ничтоже сумняшеся приступили к разбору вещей, значительная часть из которых им очень даже пригодилась. Правительство Ленобласти категорически отвергло всякую возможность обнаружения гуманитарной помощи на свалке, заявив, что все 15 тонн вещей, собранных для погорельцев, были доставлены по назначению.

Случаи в Саранске и Ленобласти до крайности удивили сотрудников Центра международных гуманитарных связей, которые собирали вещи для погорельцев в Петербурге и окрестностях. Директор центра Евгений Городный заявил, что у его подчиненных был опыт работы в Чечне, Осетии, Ингушетии и других регионах, но нигде ранее они не сталкивались с таким странным отношением чиновников.

В сочинском курортном микрорайоне Адлер произошла менее вопиющая, но также довольно странная история. Там прихожане одного из храмов собрали большую партию вещей, в основном одежды, для отправки на Кубань. Но по словам благочинного церкви Алексея Стаднюка, в Кубанской епархии сообщили, что "платья да босоножки не нужны, дескать, у людей уже достаточно одеяний. А вот от денег они бы не отказались". Тогда прихожане собрали 300 тысяч рублей, которые и были переданы погорельцам. Что же касается тюков с невостребованной одеждой, то они так и остались лежать поблизости от храма. "Пришлось бросить во дворе. Их разбирают бездомные - им ведь тоже нужно помогать! Я считаю - дело в плохой организации. После такого сердца у людей очерствеют", - с сожалением прокомментировал ситуацию благочинный.

Конечно, нашлись и специалисты, решившие разоблачить "истерию" в блогах, заявляя, что дескать нечего хлам всякий и вещи ненужные погорельцам спихивать. Но позиция эта представляется довольно сомнительной, если еще раз перечитать свидетельства очевидцев сбора гуманитарной помощи или трогательные записки с описаниями собранных вещей и ободряющими словами для погорельцев. Да и неподдельный интерес местных жителей к невостребованным гуманитарным грузам доказывает - в большинстве своем на помойках оказались вещи, которые пострадавшим от пожаров могли очень пригодиться.

В одном из писем, поступивших на днях в редакцию "Ленты", расстроенный читатель сообщил, что в Санкт-Петербурге вещи для погорельцев больше не принимают, независимо от их количества, качества и востребованности. В питерском пункте сбора гуманитарной помощи эту информацию "Ленте" подтвердили, заявив, что закончили сбор вещей 23 августа. Почему чиновники выделили людям так мало времени на благое дело, неясно - многие петербуржцы к концу августа только вернулись из отпусков. Ясно лишь то, что халатностью отдельно взятой Светланы Дардыкиной из Рязанской области дело не ограничивается, и народу придется еще не раз обманываться в лучших чувствах, обнаруживая все новые захоронения остатков чиновничьей совести.