Закат Мистера Высокомерие

В Европе произошло несколько громких банковских увольнений

В 2009 году, во время обострения финансового кризиса и рецессии в большинстве развитых стран мира, внимание СМИ было приковано к увольнениям в крупнейших банках: одни финансовые организации сокращали сотни сотрудников, другие – тысячи. В более благополучном 2010 году таких массовых увольнений уже нет. Зато банки один за другим меняют своих руководителей.

За последнюю неделю в Европе было объявлено о трех любопытных банковских отставках, которые либо уже произошли, либо произойдут в ближайшее время: в Unicredit, в HSBC и в Lloyds. Каждая из этих отставок достойна отдельного рассказа.

Мистер Высокомерие

Алессандро Профумо (Alessandro Profumo) из Unicredit итальянские журналисты как только не называли: и "Александром Великим", и "Мистером Высокомерие". Характер у "мистера", может быть, и не самый простой, но для банка он сделал действительно много: из регионального Credito Italiano Алессандро Профумо превратил свою финансовую организацию в Unicredit, одного из лидеров на европейском рынке с капитализацией в 37 миллиардов евро. В сравнении, скажем, со Сбербанком (58 миллиардов долларов) кажется не так уж и много, но в сравнении с тем, что было в 1990-х (полтора миллиарда евро), выглядит весьма внушительно.

Профумо сделал ставку на активное развитие вне Италии. Благодаря этому о банке из Южной Европы узнали в Восточной - в Польше, на Украине, в России. Не остались без внимания и развивающиеся азиатские рынки - например, Турция, Азербайджан, Киргизия, Казахстан, а также Балканы: Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина, Болгария. При этом в развитые страны Unicredit не пошел – во Франции и Великобритании у итальянцев активов фактически нет.

Такая ставка очень быстро дала результат: банковские рынки в Восточной и Центральной Европе развивались ударными темпами. Для примера приведем Россию, где Unicredit очень вовремя купил Международный московский банк. Попав в Россию в самый разгар кредитного бума, итальянская финансовая организация очень скоро стала занимать одно из лидирующих мест на рынке. По итогам первого полугодия 2010 года банк прочно входит в десятку крупнейших банков России, а из финансовых организаций с полностью иностранным капиталом не уступает вообще никому – даже пришедшему в страну раньше него австрийскому банку Raiffeisen.

То же происходило и в других странах. На Украине Unicredit купил Укрсоцбанк, который в 2009 году вошел в топ-7 местных финансовых организаций по доле на рынке средств населения и топ-3 по доле кредитов физическим лицам.

Естественно, что для такой стратегии Unicredit нужны были средства. Банк не только занимал у других финансовых организаций, но и выпускал дополнительные акции, привлекая новых инвесторов. Только в 2010 году было продано ценных бумаг на четыре миллиарда евро. Покупатели нашлись быстро: агрессивная политика Unicredit не оставляла сомнений в том, что приобретение его акций – шаг выгодный.

Минусом размещения акций было то, что у Unicredit появлялось все больше и больше новых владельцев. Как свидетельствуют деловые СМИ, именно эти новые акционеры и стали причиной увольнения Профумо.

Дело в том, что в последние месяцы акции Unicredit стали активно собирать инвесторы из Ливии. Сначала Центробанк этой страны скупил 4,9 процента акций банка, а потом местный инвестфонд увеличил свою долю до 2,6 процента. Вместе они завладели 7,4 процента акций, став одним из самых крупных инвесторов в Unicredit.

Поначалу все шло хорошо: в обмен на инвестиции Unicredit получал доступ к ливийскому рынку. Однако это понравилось не всем: другие акционеры компании подумали, что Ливия будет пытаться управлять банком, исходя из политических, а не из экономических целей и задач.

В общем, продвижение Unicredit в Северной Африке стоило Профумо его должности. Деловые СМИ сообщили о его грядущей отставке утром 21 сентября. В Unicredit до поры до времени все опровергали, но поздно ночью 22 сентября (не каждый день пресс-релизы появляются на официальных сайтах банков в полвторого ночи!) все же выпустили пресс-релиз с сообщением об отставке. О причинах решения в нем ничего не говорится: упоминается лишь, что Профумо согласился с изменениям в топ-менеджменте.

Исполнять обязанности Профумо будет глава совета директоров Дитер Рампл (Dieter Rampl). Еще в конце июня он горячо приветствовал вхождение в число акционеров банка ближневосточных инвесторов.

Мистер Горячность

Майкла Гигегана (Michael Geoghegan), гендиректора HSBC, крупнейшего банка в Европе, ориентированного на азиатский рынок, "мистером Горячностью" британские СМИ еще пока не называли. Но имеют полное право это сделать: если Гигеган лишится своего поста, то исключительно из-за своего характера.

Предыстория вопроса такова: председатель совета директоров HSBC Стивен Грин в начале сентября засобирался на другую должность: Грину предложили возглавить министерство торговли Великобритании. Бизнесмен решил попробовать себя на чиновничьей должности, в результате чего его место осталось вакантным.

В HSBC есть традиция: председателем совета директоров становится гендиректор. Так, кстати, произошло и с самим Грином: он в 2003 году стал гендиректором, а в 2006 – председателем совета директоров. Исходя из этой традиции, должность должен был получить Гигеган, но тут пошли слухи, что его могут обойти.

Гигеган на совет директоров HSBC обиделся и заявил, что если его не выберут в председатели, он из банка уволится. Иными словами, отставка Гигегана точно состоится: но останется ли он в HSBC или окажется временно безработным, пока неизвестно. В банке ситуацию не комментируют.

Продолжил традицию

После таких двух не самых обычных отставок решение гендиректора британского Lloyds Эрика Дэниелса (Eric Daniels) покинуть свой пост выглядит просто образцовым. Дэниелс не только решил это сделать самостоятельно и по всем правилам, но и сказал, что проработает еще около года, чтобы банк спокойно мог найти ему преемника.

Тем не менее, и эта отставка вышла резонансной - правда, только для Великобритании. Одни сочли, что Дэниелс должен был уйти еще раньше из-за ошибок во время кризиса: в разгар рецессии Lloyds купил своего конкурента HBOS и остался без денег для финансирования текущей деятельности. Другие, наоборот, сочли, что что-то уж слишком много в последнее время в Великобритании банковских отставок - с начала года свой пост покинул не только Дэниелс и уже упоминавшийся Грин, но и Джон Варли (John Varley) из Barclays.

Вряд ли, однако, стоит искать что-то общее в громких отставках последнего времени - слишком уж по разным причинам они происходят. Одно общее, впрочем, во всех изменениях в топ-менеджменте есть: банкиры, оправившись от кризиса, вновь начинают искать где лучше и стараться делать как лучше. Это относится и к увольняемым, и к увольняющим.

Экономика16:48Сегодня

«Мы уверены в своей правовой позиции»

Вице-президент «Просвещения» о плюсах защиты интеллектуальной собственности в РФ