Разнузданное положение

Медведев рассказал о борьбе с коррупцией

Президент России Дмитрий Медведев в интервью газете "Ведомости" вновь остановился на проблеме борьбы с коррупцией, назвав положение в этой области "разнузданным". По словам президента, "коррупцией поражена вся система, а не один человек". Медведев перечислил меры, которые принимаются в данной сфере.

Коррупция давно приняла в России скандальный и неприличный характер. В 1999 году в телефонном разговоре тогдашний президент США Билл Клинтон осведомился у Бориса Ельцина, правы ли швейцарские следователи, утверждавшие, что члены семьи российского президента получили 15 миллионов долларов взяток от строительной фирмы Mabetex. Ельцин то ли отверг эти обвинения, то ли ответил как-то уклончиво (это дело потом благополучно закрыли).

В период президентства Владимира Путина прорыва в борьбе с коррупцией, мягко говоря, не произошло. Нерешительность его действий в этом направлении уже в 2000-м году подметил, например, Александр Солженицын. Так считал не только он. Какие-то меры, впрочем, принимались. В ноябре 2003 года Путин подписал указ "О Совете при президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией". В 2006 году в силовых ведомствах были проведены масштабные кадровые чистки, о необходимости бороться с коррупцией говорилось неоднократно. И тем не менее, если верить независимой организации Transparency International, за время президентства Путина по индексу восприятия коррупции Россия откатилась с 79 места на 147. Противники бывшего президента не перестают утверждать, что произошло это не вопреки его усилиям, а благодаря им.

Главное отличие ситуации, сложившейся в сфере борьбы с коррупцией при президенте Дмитрии Медведеве, может быть коротко описано термином "гласность". В нынешнем интервью "Ведомостям" Медведев публично обсуждает взятки, которые, предположительно, получали чиновники при госзакупках "Мерседесов", говорит о возможных хищениях в "Транснефти" (эту тему поднял блогер Алексей Навальный).

Ранее Медведев шел на не менее заметные шаги. Пожалуй, самым ярким жестом стало написанное его рукой прямо на распечатке публикации "Новой газеты" поручение генпрокурору Юрию Чайке разобраться с ситуацией в Управлении делами президента (газета опубликовала материал о коррупции в этом ведомстве).

Тем не менее, за два года его президентства Россия по уровню восприятия коррупции дошла уже до 154 места из 178 возможных. Компанию нашей стране составили Папуа-Новая Гвинея, Таджикистан, Конго и Гвинея-Бисау. "Да, успехов почти нет", - вынужден был констатировать президент, говоря о борьбе с коррупцией.

Впрочем, президент рассказал и о некоторых достижениях. Он особо остановился на формировании соответствующего законодательства, работе Совета по борьбе с коррупцией, на декларациях, которые теперь должны подавать чиновники. Не так давно Медведев пообещал добиться принятия закона, который введет огромные штрафы за взятки. Национальная стратегия противодействия коррупции была утверждена указом президента РФ в апреле 2010 года.

Подход Медведева к проблеме, с одной стороны, выглядит разумно - постепенно принимаются правила и законы, которые должны сократить сферу, где может существовать коррупция. Президент понимает, что посадить одного крупного чиновника и ждать, что это напугает остальных, бесполезно. Во-первых, риск для каждого из остальных слишком невелик ("Ведь не боятся", - констатировал президент в интервью "Ведомостям"). Во-вторых, размер незаконного дохода может составлять миллионы долларов, а это многих собьет с "истинного пути". "Это следствие общих проблем в управлении, никаких сомнений нет", - подчеркнул Медведев. Он особо отметил, что проблема обусловлена историческими причинами, существует очень давно. Решить ее за один президентский срок, безусловно, невозможно.

Тем не менее, и сам президент понимает, что для реализации антикоррупционных мер не хватает жесткости. Говоря о том, что чиновники должны заявлять о возникновении "конфликта интересов" (это теоретическая возможность использовать свою должность для личного обогащения, например, если супруга занялась бизнесом в подведомственной сфере), Медведев вынужден был констатировать, что таких заявлений попросту нет. "Комиссия создана, но она не работает", - отметил он.

Собственно, точно также не работают и многие другие механизмы. Именно поэтому президент вынужден лично вникать в суть наиболее громких коррупционных дел, будь то "Мерседесы" или "Транснефть". С одной стороны, такое внимание показывает заинтересованность главы государства в расследовании дел, но, с другой, демонстрирует, что сами по себе эти дела расследоваться, по всей видимости, просто не будут.

Понимая, как обстоит дело, Медведев в интервью "Ведомостям" неоднократно подчеркивает, что для борьбы с коррупцией вовсе нет необходимости менять всю политическую систему, на чем настаивает оппозиция. "Это иллюзия, что возникнут хорошие чиновники, которые не будут брать взяток", - утверждает президент. По его словам, "здесь нет прямой зависимости". "Иной власти у нас пока нет, и ее невозможно поменять за один день", - настаивает он.

Медведев также понимает, что время уходит. Коррупционное болото, в котором пребывает страна, мешает решению главной задачи, объявленной Кремлем - модернизации. "У нас исчерпаны возможности сырьевого роста", - констатировал президент. Развитие экономики сдерживается взятками и беззаконием, право собственности так и остается негарантированным, о чем свидетельствуют непрекращающиеся рейдерские захваты предприятий, невозможные без "содействия" судей и чиновников. Без зримых успехов в борьбе со всем этим утверждения о том, что "всю систему надо менять" будут раздаваться все громче.