Любитель судов

Александр Лебедев подал иски к нескольким российским СМИ

В июле 2011 года бизнесмен и политик Александр Лебедев через своего советника Артема Артемова сообщил, что подал иски сразу к нескольким российским СМИ. В суде за свои публикации придется отвечать "Коммерсанту" (к нему подано сразу 4 иска) и "Совершенно секретно". Лебедев не в первый раз судится со СМИ: бывший офицер КГБ, который и сам владеет несколькими газетами, очень внимательно следит за своей публичной репутацией.

Лебедев и "Коммерсантъ"

Об исках Александра Лебедева к газете "Коммерсантъ" стало впервые известно 13 июля, когда Артем Артемов заявил, что они поданы в Московский арбитражный суд. Общий объем требуемых компенсаций составил 133 миллиона рублей - в такую сумму Лебедев оценил ущерб деловой репутации Национального резервного банка, владельцем которого он является.

По словам Артемова, иски Лебедев решил подать после того, как убедился в невозможности воздействовать на редакцию другими способами. Так, в апреле 2011 года Лебедев, как выяснилось, написал в "Коммерсантъ" письмо с требованием прекратить публиковать информацию, порочащую Национальный резервный банк. Письмо Лебедева осталось без ответа. При этом, по словам главного редактора "Коммерсанта" Михаила Михайлина, которые цитировал "Интерфакс", Лебедев и раньше не раз выдвигал претензии к журналистам издания, но "очень часто ничем их не обосновывал".

Иски, если судить по словам Артемова, поданы из-за того, что публикации в прессе могли ухудшить репутацию банка, что, в свою очередь, могло послужить причиной оттока средств вкладчиков из НРБ.

Артемов утверждает, что "неправильные" заметки о НРБ в "Коммерсанте" стали появляться с ноября 2010 года. В частности, по его словам, газета писала, что в отношении НРБ расследуется уголовное дело о хищении средств, выделенных на спасение (санацию) банка "Российский капитал".

Для того чтобы понять, насколько правомерны претензии НРБ к "Коммерсанту", необходимо вспомнить о том, как спасался банк "Российский капитал".

В 2008 году эта финансовая организация, действительно, оказалась на грани банкротства. Во время кризиса правила санации такого рода банков еще только вырабатывались, единой системы их спасения не было. Из-за этого санацией "Российского капитала" в октябре 2008 года стал заниматься НРБ, а не Агентство по страхованию вкладов, как это принято сейчас. НРБ получил от государства льготный кредит на спасение "Российского капитала", но через полгода Лебедев решил, что его банк этим делом заниматься не будет, и отдал "Российский капитал" именно АСВ - предварительно погасив государственный кредит.

Тем не менее, упоминания Лебедева в контексте "Российского капитала" не закончились. Этому способствовало расследование в отношении банка - следователи пытались выяснить, как получилось, что успешному банку вдруг понадобилась помощь государства. Кроме того, в ноябре 2010 года в НРБ прошли обыски: следователи искали документы, связанные с санацией "Российского капитала".

Именно к этому периоду относится первая ноябрьская заметка "Коммерсанта", посвященная НРБ, Лебедеву и "Российскому капиталу". В ней активно цитируются как Артемов, так и Лебедев. Кроме того, издание со ссылкой на свои источники сообщило, что обыск проводился в рамках уголовного дела N 89280 по факту мошенничества со средствами "Российского капитала". О том, что уголовное дело заведено именно в отношении НРБ, в заметке "Коммерсанта" не говорилось. Кроме того, из нее можно понять, что претензий к НРБ быть не может, ведь сомнительные операции осуществлялись за несколько недель до того, как банк Лебедева приступил к санации "Российского капитала".

Тем не менее, если выхватить пару фраз из общего контекста ("В ГСУ от официальных комментариев воздержались, но, как стало известно "Ъ", вчерашний обыск в НРБ был проведен в рамках расследования уголовного дела N 89280. Дело было возбуждено 3 августа этого года по ч. 4 ст. 159 УК РФ ('Мошенничество в особо крупном размере') по факту хищения средств из АКБ "Российский капитал", который в 2008 году был приобретен и санирован структурами, подконтрольными Александру Лебедеву"), то неподготовленному читателю может показаться, что дело действительно возбуждено в отношении структур предпринимателя.

Позднее, впрочем, "Коммерсантъ" все же стал утверждать, что правоохранительные органы ведут расследование именно в отношении НРБ. Так, в феврале 2011 года в газете появилась заметка, в которой цитируются выводы следствия: "представители АКБ "Национальный резервный банк" нанесли ущерб в особо крупном размере кредитной организации путем замещения ликвидных активов заведомо неликвидными в собственных интересах, используя при этом средства государственной поддержки". В статье также приводится и точка зрения Лебедева: это означает, что журналисты издания при подготовке статьи дозвонились до бизнесмена.

Потом "Коммерсантъ" несколько раз использовал информацию о деле против НРБ в бэкграундах к своим заметкам, прямо расследования не касавшимся. Так, в апреле 2011 года в одной из статей было сказано, что сейчас "ведется следствие по делу о нецелевом использовании средств государственной поддержки, выделенных НРБ на санацию банка "Российский капитал" в 2008 году".

Наконец, уже в июне 2011 года "Коммерсантъ" написал новую заметку о том же деле. В ней, со ссылкой на заместителя главы Агентства по страхованию вкладов Валерия Мирошникова объяснялось, как мог быть задействован НРБ в деле о хищениях в "Российском капитале".

Если сильно упростить, то дело (по версии АСВ) выглядит так: в 2008 году "Российский капитал" выдал кредит сомнительной фирме, который передавался на счета этой же фирмы в банк. После этого на те же деньги выписывался вексель. Как только в 2008 году "Российский капитал" получил деньги от государства (это случилось, когда санацией руководил НРБ), векселя были представлены к погашению. И были погашены.

В той же заметке, впрочем, пояснялось, что в Агентстве по страхованию вкладов в "утечке" денег вины Александра Лебедева не видят. Несмотря на это, бизнесмен, видимо, решил доказать это еще раз - теперь уже в суде.

Как суд будет рассматривать все четыре иска - вместе или по отдельности, пока неизвестно. 20 июля сообщалось, что два иска были оставлены без движения до 15 августа по формальным основаниям: представители НРБ не донесли в суд необходимые документы.

"Предприниматель-коммерсант"

Второе громкое дело, связанное с иском Лебедева, касается газеты "Совершенно секретно". На этот раз предпринимателю не понравилась рецензия издания на роман "666. Рождение Зверя", который был написан автором И.М. Хо. В такой подписи сложно не разглядеть литературной мистификации. Журналисты "Совершенно секретно", собственно, занялись ее разгадкой и пришли к выводу, что автор романа связан с Лебедевым или с уже упоминавшимся Артемовым, а часть книги будто бы списана с реальных событий, происходивших вокруг НРБ.

В книге речь действительно идет о российской политике и российском бизнесе, причем часть "героев современности" названа прямо - например, в книге упоминаются Чубайс, Лужков, Путин, а часть - под псевдонимами, которые, впрочем, несложно разгадать (чего стоят хотя бы "Татьяна Гобликова" и "Михаил Порохов").

Не в первый раз
Александр Лебедев известен на российском рынке готовностью подавать в суд на любые организации. Так, в 2010 году бизнесмен подал в Тверской суд иск к правоохранительным органам, которые проводили обыски в НРБ по делу, связанному с хищениями в "Российском капитале". А годом ранее Лебедев обиделся на журнал Forbes, который написал, что в кризис состояние бизнесмена сократилось на 2,5 миллиарда долларов. 31 марта 2009 года Лебедев заявил "Интерфаксу", что будет требовать от Forbes возмещения материального и морального ущерба. Также он добавил, что сам журнал Forbes частично несет ответственность за весь финансовый кризис. Судя по тому, что больше о потенциальном иске ничего не сообщалось, дело удалось замять.

Суть претензий, однако, сводится не к тому, что "Совершенно секретно" раскрыла авторство книги. Лебедеву не понравилось, что высказывания героев книги расцениваются в газете так, будто бы это заявления самого Лебедева. Между тем, в книге говорится: "все персонажи и обстоятельства этой книги вымышлены".

Таким образом, формальные основания для того, чтобы подать иски к "Коммерсанту" и "Совершенно секретно", у Лебедева были: в одном случае журналисты заявляли об уголовном деле, которое, по словам предпринимателя, на самом деле возбуждено не было, в другом - приняли за высказывания самого Лебедева высказывания лирического героя.

Однако в любом случае наличие этих поводов не может объяснить, почему Лебедев решился на подачу исков. Вряд ли бизнесмен хотел просто привлечь внимание к собственной персоне - он и так часто мелькает в новостях. Кроме того, глупо было бы предполагать, что Лебедев действительно ищет правды: во всяком случае, он, как владелец London Evening Standard и The Independent, должен знать, что судиться с прессой, особенно с желтой, иногда бывает выгодно, но бывает - и себе дороже.

Скорее всего, иски Лебедева, который внимательно следит за своей репутацией в прессе, должны восприниматься как сигнал другим СМИ: предприниматель дал понять, что готов в случае чего отстаивать свои позиции в суде. После такого предупреждения многие газеты и журналы наверняка задумаются, делать ли им материалы о Лебедеве.

Интернет и СМИ00:0118 ноября

«Ой, а разве “Работница” еще жива?»

Этот журнал пережил войну и советскую пропаганду. И до сих пор на плаву