Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Маленький Адольф

Как немецкие спецслужбы провалили операцию против неонацистов

Ликвидация правоэкстремистской группировки "Национал-социалистическое подполье" (NSU), которая, возникнув еще в 1998 году, совершила десять убийств и 14 ограблений, вылилась в скандал вокруг органов госбезопасности. Как выяснилось, Служба защиты конституции следила за преступниками с конца 1990-х годов, но по каким-то причинам не торопилась рассказать о них полиции и продолжала тратить деньги на сомнительных осведомителей. При этом агент спецслужб, который был свидетелем одного из убийств, сам оказался приверженцем праворадикальных идей, за что получил прозвище Маленький Адольф.

Немецкая полиция задержала в начале ноября двух предполагаемых членов неонацистской банды NSU - Беату Чепе (Beate Zschaepe) и Хольгера Г. (Holger G.). Оба сейчас находятся под арестом. Еще два участника группировки - Уве Мундлос (Uwe Mundlos) и Уве Бенхардт (Uwe Boehnhardt) - покончили с собой 4 ноября после неудачного ограбления банка. Кроме того, немецкая пресса вычислила имя еще одного вероятного сообщника банды - Матиаса Д. (Matthias D.).

После раскрытия банды возникли закономерные вопросы о том, каким образом ей удавалось так долго скрываться от полиции и Службы защиты конституции, которая выполняет в ФРГ функции органов госбезопасности. При этом возникли подозрения, что безнаказанно совершить столько преступлений можно было только с помощью "помощников" в рядах спецслужб. На такие мысли журналистов натолкнули факты, которые стали известны после раскрытия группировки.

В частности, во время одного из преступлений, когда члены NSU застрелили владельца интернет-кафе Халита Йозгата (Halit Yozgat), в том же самом кафе находился сотрудник Службы защиты конституции Андреас Т. (Andreas T.) Это произошло в Касселе (федеральная земля Гессен) в 2006 году. Сам Андреас Т. утверждает, что ушел из заведения буквально за несколько минут до того, как произошло убийство, так что непосредственным свидетелем не был. Однако в ходе расследования выяснилось, что он лукавит, так как в момент убийства находился в соседней комнате. При этом, когда полиция начала искать свидетелей, он - единственный, кто был тогда в кафе - так и не позвонил, чтобы дать показания. Полиция сама вышла на него через две недели после начала расследования.

Давая показания в прокуратуре, Андреас Т. заявил, что не слышал ничего подозрительного, потому что был увлечен просмотром эротических сайтов в интернете. Поначалу он проходил по делу как подозреваемый, и полиция провела у него в квартире обыск. Там нашли оружие, на которое у Андреаса Т. было разрешение. Однако это была не единственная находка. Еще у него нашли копии книги Адольфа Гитлера "Моя борьба", а также выяснили, что в родном городе Андреаса называли "маленьким Адольфом" за приверженность нацистской идеологии. То, что сотрудник Службы защиты конституции придерживался праворадикальных идей, подтвердил и парламентский комитет по надзору за спецслужбами.

Кроме того, по данным газеты Bild, Андреас Т. удивительным образом оказывался в непосредственной близости от места преступления в шести случаях убийств, совершенных NSU. Однако прокуратура эти данные не подтверждает. Официально сообщается, что в четырех случаях у него есть незыблемое алиби, а при оставшихся пяти убийствах иммигрантов его так же, "скорее всего, не было рядом". Впрочем, Служба защиты конституции все же отправила своего сотрудника в отставку из-за скандала вокруг убийства турка, после чего Маленький Адольф устроился в администрацию города Кассель.

Помимо этого, при обыске в квартире в Цвиккау, где жила Беата Чепе вместе с Уве Мундлосом и Уве Бенхардтом, были найдены так называемые "легальные нелегальные документы" - удостоверения личности, которые обычно спецслужбы выдают своим информаторам, работающим под прикрытием. Каким образом документы попали к преступникам, пока неясно. Органы госбезопасности отрицают, что завербовали их в качестве тайных осведомителей.

Также известно, что Служба защиты конституции следила за костяком будущей группировки NSU с 1990-х годов через своего информатора в правоэкстремистской среде Тино Брандта (Tino Brandt), который работал под именем Отто (Otto). Он был раскрыт в 2001 году. Брандт познакомился с Чепе, Мундлосом и Бенхардтом в Йене в правоэкстремистском Тюрингском обществе защиты родины (THS), которое им же и было основано. На тайных собраниях организации обсуждались силовые стратегии "национального сопротивления".

Тино Брандт получил за шпионаж на органы госбезопасности, на которые работал с 1994 года, около 200 тысяч немецких марок. Эти деньги он, по его собственным признаниям, вложил в свою неонацистскую организацию THS. Во второй половине 1990-х годов Тино Брандт переехал из Йены в Кобург (Coburg), где работал в издательстве Nation Europa, издававшем правоэкстремистскую литературу. Там же в период с 1997 по 1999 год он организовал пять или шесть концертов для неонацистской публики. Заработанные на всем этом деньги Тино передавал через посредников в Йену будущему трио из NSU. Таким образом, деньги органов госбезопасности фактически шли на финансирование террористической группировки.

У полиции и спецслужб была возможность задержать неонацистов еще в конце 1990-х годов. В январе 1998 года полиция провела обыск в доме Уве Бенхардта в Йене по наводке спецслужб, но не нашла там ничего подозрительного. Стражи порядка сами разрешили Бенхардту уехать из дома на своей машине. Также никаких мер не было предпринято в отношении Мундлоса и Чепе. Позднее полиция решила обыскать также гараж Бенхардта и нашла там четыре бомбы и 1,4 килограмма тротила. Только тогда, спустя два дня после обысков в квартире, полиция получила ордер на арест, однако троица уже успела сбежать. У оппозиции в тюрингском парламенте возникли подозрения, что преступникам не удалось бы скрыться без помощи кого-либо из местных органов госбезопасности или полиции.

Какова была роль Тино Брандта в этой истории, неизвестно. С одной стороны, он мог предоставить полиции информацию о том, где нужно искать склад с оружием. С другой - он мог предупредить своих знакомых, что им грозит опасность. При этом, по данным Spiegel, Брандт поддерживал контакт с членами NSU даже после их побега. Позднее Брандт стал заместителем председателя Национал-демократической партии Германии в Тюрингии. То есть, судя по всему, этот человек одновременно сотрудничал и с членами преступной неонацистской группировки, и с легальной НДПГ, и с органами госбезопасности.

Полицейские, чтобы оправдать себя в этой ситуации, сваливают вину на спецслужбы. Как заявил глава профсоюза немецких полицейских Райнер Вендт (Rainer Wendt), органы госбезопасности недостаточно проинформировали полицию, чтобы можно было провести задержания. "Если Служба защиты конституции публикует раз в год довольно пустой отчет и не предоставляет полиции других сведений, это ограничивает возможности полиции", - заявил Вендт. Он даже поднял вопрос о правомерности существования ведомства, которое "добывает сомнительные данные сомнительными методами" и при этом не передает дальше даже эту информацию. "Возникает впечатление, что спецслужбы считают себя очень, очень тайной организацией и даже между собой не обсуждают, что у них происходит", - подытожил Вендт.

Глава тюрингской Службы защиты конституции Томас Зиппель (Thomas Sippel), который вступил в должность в 2000 году, объяснил неудачи тем, что принял ведомство в "очень неортодоксальном", как он выразился, состоянии. В материалах дел царил полный хаос. В ответ на упреки в том, что троицу неонацистов упустили еще в 1998 году, Зиппель ответил, что спецслужбы свое дело тогда сделали: они дали полиции наводку на обыск, а задерживать кого-либо они не имели права, пока не было конкретных доказательств. При этом Зиппель категорически опроверг предположения, что органы госбезопасности Тюрингии сотрудничали с членами NSU и выдавали им какие-либо фальшивые документы.

Спецслужбам Нижней Саксонии также пришлось официально признать провал в связи с этим делом. Глава местной Службы защиты конституции Ханс Варгель (Hans Wargel) рассказал, что коллеги из Тюрингии просили в 1999 году проследить за предполагаемым сообщником NSU Хольгером Г. Однако нижнесаксонские спецслужбы тогда не нашли ничего подозрительного. От органов госбезопасности Гессена теперь требуют объяснений по поводу работы на них Маленького Адольфа.

Министр юстиции Германии Забине Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger) заявила о необходимости реформировать органы госбезопасности и переорганизовать сотрудничество спецслужб в разных землях и на федеральном уровне. Кроме того, она подняла вопрос об отказе от практики вербовки информаторов. По ее словам, большинство из них придерживаются праворадикальных взглядов, поэтому полагаться на них полностью невозможно.

Министра юстиции поддерживает председатель оппозиционной фракции СДПГ в бундестаге Томас Опперманн (Thomas Oppermann), который является также председателем парламентского комитета по контролю за спецслужбами. Он подчеркивает абсурдность ситуации, когда во главе неонацистских организаций оказываются люди, которые получают деньги от спецслужб и таким образом за счет налогоплательщиков финансируют деятельность правоэкстремистских группировок.

За спецслужбы заступился министр внутренних дел Баварии Йоахим Херрманн (Joachim Herrmann), который считает, что отказываться от сложившейся практики опасно. Информаторы нужны органам госбезопасности в среде не только неонацистов, но и леворадикалов, и исламистов. Без них, по мнению Херрманна, раскрытие многих преступлений было бы затруднено.

Помимо этого, в стране разгорелись дискуссии о запрете праворадикальной Национал-демократической партии Германии. В частности, полностью запретить партию требует Опперманн, даже если ее связь с преступной группировкой не будет доказана (сама партия, естественно, всякую связь с NSU отрицает). Полиция также рассчитывает на это, полагая, что запрет НДПГ резко ослабит правоэкстремистов. За рассмотрение этого вопроса высказалась и канцлер Германии Ангела Меркель.

Между тем предыдущая попытка запретить партию провалилась еще в 2003 году. Тогда Федеральный конституционный суд Германии постановил закрыть дело о запрете партии, так как выяснилось, что многие члены НДПГ были скрытыми агентами спецслужб. Никаких конкретных доказательств причастности членов НДПГ к акциям насилия спецслужбы также предоставить не смогли. В итоге партию запрещать не стали, а в обществе сложилось ощущение, что НДПГ - это партия-марионетка на жаловании у немецких спецслужб, через которую они контролируют праворадикалов. На днях немецкие спецслужбы распространили сведения о том, что в НДПГ действительно состоят около 100 их осведомителей, пишет Koelner Stadt-Anzeiger.

Мир00:0216 октября

Пришел и остался

Как военная операция в Сирии делает Путина новым хозяином Ближнего Востока