Новости партнеров

Уличные метания

Репортаж с площадей столицы и из штаба КПРФ

Сразу несколько организаций заявили о своем желании выйти на улицы Москвы в день выборов, 4 декабря. Корреспондент "Ленты.ру" побывал на главных площадях столицы, чтобы посмотреть, как полиция будет пресекать неразрешенные митинги. Кроме того, мы планировали посетить избирательные штабы основных политических партий, но с этим получилась накладка. В штаб "Единой России" нас не пустили, штаб "Справедливой России", когда туда, после всех уличных мероприятий добрался корреспондент "Ленты.ру", уже закончил свою работу. Лишь у коммунистов было шумно и празднично.

На Триумфальной и других площадях

В день выборов в Москву было стянуто невероятное количество полиции - более 50 тысяч человек. Чуть ли не все площади в центре города были оцеплены - даже те, на которых ничего не происходило (например, Пушкинская). Особые строгости наблюдались вокруг Кремля: Красная и Манежная площади были закрыты полностью, на площади Революции за двойным кордоном монтировали сцену с портретами Дмитрия Медведева и надписью "Форум гражданских активистов". Некоторая часть этих самых "гражданских активистов" (представители "Наших" и других прокремлевских молодежных движений), легко опознаваемых по одинаковым белым ветровкам (некоторые - говорят, охрана - еще и в зеленых жилетках поверх), выстроенная в колонны, мерзла на Театральной площади и на Большой Дмитровке.

Первая оппозиционная акция состоялась здесь же около двух часов дня: полтора десятка активистов "Левого фронта" и близких ему движений вышли к памятнику маршалу Жукову на Манежной площади, однако едва успели прокричать несколько лозунгов и разбросать листовки, как их задержали. Московские власти ранее отказались согласовать этот митинг, сославшись на запрет на агитацию в день выборов. А лидеру "Левого фронта" Сергею Удальцову даже не дали добраться до места проведения акции: люди в штатском задержали его по пути в центр города.

Самая долгая и самая многочисленная оппозиционная акция прошла на Триумфальной площади, где собирались представители "Солидарности", "Другой России" и других организаций. Собственно акции, строго говоря, не получилось: как это обычно бывает на этой площади по 31-м числам, полиция (в оцеплении были почти исключительно "космонавты") не давала людям скапливаться в одном месте и оперативно "паковала" любого, кто доставал какую бы то ни было наглядную агитацию (пару раз это были файеры) или принимался что-то выкрикивать (обычно это были лозунги "Ваши выборы - фарс!" и "Выборы без оппозиции - преступление!"). Полицейские то и дело гоняли толпу туда-сюда по площади, рассекая ее на небольшие группы и вытесняя на прилегающие улицы. Активисты, впрочем, обегая квартал, тут же пробирались на площадь с другой стороны, и все начиналось сначала. На каждого задерживаемого набрасывались с десяток полицейских, поднимали за руки и ноги в воздух и волокли в автозак под жидкое скандирование "Позор!". Идейному вдохновителю акций на Триумфальной Эдуарду Лимонову не дали зайти на площадь: его без особого шума задержали при подходе на Тверской улице. За руки и за ноги его не хватали, а вполне тактично отвели в "персональный" автозак.

Эта беготня продолжалась без малого два часа. В какой-то момент чуть не половину толпы, стиснутой полицейскими заслонами, составляли растерянные люди с билетами в концертный зал имени Чайковского. Они протягивали эти билеты полицейским, упрашивая их пропустить, но полицейские лишь пожимали плечами и предлагали искать способ обойти Триумфальную. Под конец оппозиционеры на площади почти закончились, и полицейские стали хватать журналистов. Впрочем, годы скандалов по этому поводу в конце концов дали свои плоды: после предъявления редакционных удостоверений журналистов сразу отпускали.

Сколько всего активистов вышло на площадь, подсчитать непросто, поскольку им так ни разу и не удалось собраться более или менее компактно. Вероятно, их было две-три сотни человек. ГУВД Москвы отчиталось о более чем ста задержанных.

Едва успела закончиться (точнее будет сказать - рассосаться) акция на Триумфальной, как на площади Революции началась следующая. В половине десятого вечера там должен был начаться митинг прокремлевских молодежных движений, проводимый в рамках "Форума гражданских активистов". Сам форум проходит на ВВЦ, на него собрались около3 тысяч человек из разных регионов. Организаторы мероприятия вполне открыто говорили, что одна из их целей - иметь под рукой толпу, достаточную, чтобы в случае необходимости занять площадь и не допустить "провокаций оппозиции". Однако услуги этой массовки в день выборов так и не потребовались, и они ограничились коротким митингом у памятника Карлу Марксу, у той самой сцены с портретами Дмитрия Медведева. Никто из лидеров "Единой России" не почтил молодежь своим присутствием. Послушали музыку, помахали флагами, послушали вполне бессодержательные речи молодежных вожаков и разошлись менее часа спустя.

На той же площади и примерно в то же время попытались провести свой митинг националисты. Их акция не была согласована с московскими властями, и полицейские разогнали ее гораздо быстрее, чем акцию на Триумфальной (на компактной площади Революции это гораздо удобнее). Лидер запрещенного ДПНИ Александр Белов успел поговорить на площади пару минут и был задержан. Та же участь постигла лидера движения "Русские" Дмитрия Демушкина и еще около 90 их соратников (данные ГУВД), причем единичные задержания продолжались и после появления на площади прокремлевской молодежи.

Последними отметились на улицах анархисты. Небольшая группа активистов с файерами и транспарантом "Вас на*бали" перекрыла Остоженку и после красочного, но короткого шествия растворилась, прежде чем полицейские успели кого-либо задержать.

В целом уличная активность в преддверии и в день парламентских выборов в 2011 году оказалась значительно ниже, чем четыре года назад, на предыдущих выборах. Тогда были и прорывы кордонов, и тысячные "марши несогласных", и "летучие отряды" прокремлевской молодежи, которые перемещались с площади на площадь и не давали оппозиции проводить свои акции. При всем при том прежние выборы в официозной своей части были гораздо скучнее нынешних.

При Ельцине такого не было

Вечером 4 декабря корреспондент "Ленты.ру" отправился в штаб главной оппозиционной партии России - КПРФ. Коммунисты обвинили "Единую России" в масштабных и системных "вбросах", правоохранительные органы - в потакании нарушениям, а членов ЦИКа предупредили, что преступления против государства не имеют срока давности.

В особняке в центре Москвы, который занимает штаб КПРФ, все самое интересное началось в 19:00 – когда руководители партии совершили первый "подход" к журналистам. Геннадия Зюганова в КПРФ решили пока не отвлекать: в маленькую комнатку, отведенную под пресс-центр, пришли заместитель председателя ЦК КПРФ Иван Мельников, заместитель председателя президиума ЦК Владимир Кашин, руководитель КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков, а позже к ним присоединился член ЦК Валерий Рашкин.

Все четверо говорили про одно – про огромное количество нарушений. Коммунисты, постепенно себя распаляя, рассказали и о лже-наблюдателях, и об избиениях их наблюдателей, и о незаконных действиях членов ЦИКа, и о нарушениях, связанных с системой открепительных удостоверений. Особо партия рабочих напирала на то, что нарушались права на заводах и фабриках: на них неожиданно объявили воскресенье рабочим днем, а голосование устроили по открепительным удостоверениям под присмотром руководства. Понятное дело, что в таких условиях рабочие голосовали не за тех, кого хотели, а за тех, кого было надо.

Если начиналась пресс-конференция с анализа нарушений, то закончилась она уже голыми эмоциями: коммунисты с волнением (действительно с волнением!) рассказывали о конкретных нарушениях. Дошло даже до того, что они не постеснялись публично признаться в том, что во Владимирской области побили стекла и порезали резину автобусам, в которых ездили "карусельщики". Валерий Рашкин ЦК рассказал и о пойманной девочке-"карусельщице" - она согласилась участвовать в выборах несколько раз за 500 рублей (член ЦК КПРФ назвал эту сумму "циничной").

После еще нескольких примеров нарушений в КПРФ заявили, что выборы имеют признаки государственного преступления. А по государственным преступлениям, как напомнил Клычков, нет срока давности.

Коммунисты особо упирали на то, что им важно было обратить внимание прессы не на результаты выборов, а на "безобразия", которые устроила власть, и на "насилие над свободой волеизъявления".

После того как лидеры КПРФ отчитались, стало известно, что пресс-конференция Зюганова состоится в 21:30 в зале побольше. Впрочем, и он не мог вместить всех желающих – дело в давке перед залом заседаний едва не доходило до драк.

Журналисты, которые следят за коммунистами уже давно, вспоминали, что в 2007 году не было и половины СМИ, которые пришли в этот раз. Сам Зюганов, ходивший по коридорам своего штаба, тоже был немало удивлен количеством людей. Со знакомыми журналистами он здоровался и даже шутил, незнакомым – просто улыбался. Видно было, что Зюганов на взводе: может быть, поэтому конференция началась на 10 минут раньше запланированного.

Впрочем, речь свою на самой пресс-конференции Зюганов начал скучно: он опять заговорил про кризис, про неспособность правительства из него выйти, про несостоявшиеся дебаты. Казалось, что все самое интересное, весь "жир", рассказали его заместители несколько часов назад, а своему лидеру они оставили только лозунги надоевших коммунистических агиток.

Однако к середине конференции Зюганов разошелся. То ли потому что его задел вопрос журналиста "Свободы" о том, почему лидер КПРФ уходил от вопросов, заданных ему недавно Познером, то ли потому что речь Зюганова незаметно "вырулила" на золотые для него 1990-е годы.

"Такой грязи не было даже во времена Ельцина", - решительно произнес Зюганов. Потом он несколько минут критиковал власти, а потом опять вспомнил конец прошлого века, рассказав о том, как правительство Примакова (единственное левое в современной России) вывело страну из кризиса и как Ельцин звонил ему после дефолта и спрашивал, что делать.

Вспомнив столь приятный эпизод из своей биографии, Зюганов стал сыпать все более и более жесткими фразами, в которых то и дело проскальзывала "карауловщина", "пошлость", "грязь". Лидер КПРФ не постеснялся обвинить ВЦИОМ и ФОМ в "заказухе", назвал большинство "Единой России" в нынешней Госдуме "шлакоблочным", а когда речь зашла о голосовании на Камчатке, сказал, что там на избирательные участки пришли даже олени (!).

Коллеги Зюганова по партии объявили, что "Единая Россия" не наберет большинства, а потому оппозиции надо объединяться в коалицию. Возглавить эту оппозицию решили сами коммунисты, а Зюганова выдвинуть в президенты в качестве единого кандидата от этой самой оппозиции. В качестве "теста на оппозиционность" коммунисты предложили ЛДПР и "Справедливой России" проголосовать за давно пылящийся в Госдуме законопроект о национализации природных ресурсов.

Журналисты хотели задать Зюганову еще несколько вопросов, но тот начал торопиться – его ожидал эфир на одном из центральных телеканалов. Судя по всему, он действительно почувствовал себя 4 декабря так, как в 1990-е: лидером партии, которая если и отстает от правящей, то чуть-чуть. На пресс-конференции назывались цифры, которые должны были показать, что в ряде городов и регионов КПРФ обгоняла "Единую Россию", в ряде - набирала вместе с ней более 30 процентов. В ЦИКе, правда, сразу же стали давать совсем другие цифры, отведя КПРФ даже не четверть голосов.