Наследственная память

МВД напомнило о войне с сетевыми анонимами

Изображение с сайта iamanuj.com

8 декабря "Российская газета" опубликовала интервью с главой Бюро специальных технических мероприятий МВД России, генерал-майором полиции Алексеем Мошковым. Тот призвал граждан не злоупотреблять анонимностью в Сети.

Газета не могла выбрать худшего времени для печати интервью с Мошковым. На фоне антиправительственных выступлений, протестов против результатов парламентских выборов, задержаний сотен митингующих, многие из которых - активные интернет-пользователи, его слова выглядели как минимум зловеще.

Мошков, например, заявил, что "в наши дни социальные сети наряду с преимуществами нередко несут в себе потенциальную угрозу устоям общества". Далее он заявляет - и правомерно - что Сеть можно использовать в экстремистских и криминальных целях. Это утверждение останется верным, если подставить в него что угодно, например, заведомо офлайновые городские улицы.

Сам генерал-майор сравнивает Интернет с хрупкой игрушкой, которую надо беречь от гадостей, порождаемых анонимами. Он в довольно обтекаемых выражениях предлагает, например, ввести паспортный контроль при оказании хостинговых услуг - но во многих случаях что-то подобное уже существует. Эта обтекаемость вкупе со словами "напомню, цензуры в Интернете нет" вызвала у блогеров и участников тех самых социальных сетей, потенциально угрожающих устоям общества, сначала усмешку, а потом и определенные опасения.

Во второй части интервью, после нескольких футурологических прогнозов Мошков перешел к конкретике. Он дал несколько дельных советов по противодействию интернет-мошенникам. Но сетевая общественность уже успела полюбить его не за это.

Особую пикантность интервью придало появившееся в тот же день сообщение создателя соцсети "ВКонтакте" Павла Дурова о требовании ФСБ закрывать оппозиционные группы.

Правозащитники назвали выступление "первой ласточкой" перед масштабным наступлением на свободу слова в Сети. Они неправы. Заявление о борьбе с анонимностью и экстремизмом в российском сегменте Сети - не первая, не вторая и даже не десятая по счету ласточка.

Так, Мошкову, давшему свое первое и такое неудачное интервью, точка зрения на анонимность явно досталась в наследство от предшественника, главы Бюро специальных технических мероприятий МВД Бориса Мирошникова. Тот еще в 2009 году назвал сетевую анонимность приглашением к преступлению и призывал осветить этот темный переулок. Его тезисы были гораздо жестче, чем у Мошкова. В частности, он называл сторонников отсутствия регулирования Сети демагогами, играющими на руку преступникам.

МВД - не единственное учреждение, ведомство или представительство властной воли с подобными взглядами на сетевое регулирование. Еще в 2004 году российская делегация на встрече ОБСЕ обозвала интернет одним из главных источников расовой, религиозной и другой нетерпимости.

Затем был думский комитет, противодействующий экстремизму в играх и в Сети. Было и личное распоряжение Владимира Путина о победе над сетевым экстремизмом. И схема запрета доступа к экстремистским сайтам, подготовленная Генпрокуратурой. И вежливая просьба ФСБ по передаче интернет-цензуры прокуратуре. Были другие многочисленные предложения, обсуждения и осуждения.

Риторика не менялась с 2004 года. Например, в 2010 году сказал свое слово Минюст: "интернет является главным распространителем наиболее радикальных и экстремистских идей". Ведомство приходит, ведомство уходит, а наследственная память остается.

Историю битвы российской власти с онлайном невозможно закончить - она продолжается. Однако можно было бы завершить описание очередного этапа цитатой президента России Дмитрия Анатольевича Медведева. Последняя ее фраза как нельзя лучше прогнозирует исход этой битвы:

Тот, кто будет, я не могу сказать доминировать, поскольку доминировать в Интернете невозможно, но заказывать моду в Интернете, у той политической силы и будет политическое будущее. Если политическая сила не сможет научиться дружить с Интернетом, она умрет.

Обсудить
Без ствола
Российские власти сокращают число владельцев гражданского оружия
Тир во время чумы
Как тренировка в стрелковом клубе обернулась смертью инструктора и ученика
Недостаток ресурсов при избытке амбиций
Что не так с индийской системой закупок оружия
Научили родину бомбить
Как отец воспитал из сына-подростка боевика «Джабхат ан-Нусры»
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Геноцид во благо
Уничтожение всего живого стало возможным на генном уровне
Есть кто живой?
У близкой к Солнцу звезды обнаружили семь двойников Земли
Орхан Памук«Моя страна становится все более авторитарной»
Орхан Памук о современной Турции и противостоянии Востока и Запада
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
Дэвид Алмонд«Вырасти — это понять, что родители были неправы»
Дэвид Алмонд о том, как опасно быть взрослым
Гудбай, Берлин
Десять лучших фильмов главного фестиваля зимы
Руины господского дома в усадьбе Ольгово. Дмитровский район, Московская область
Призрак Пиковой дамы
Где в Подмосковье можно встретить привидение
Страна оленья
Почему Якутия — главное направление для путешествий в этом году
Северно-ледовитая Венеция
Почему российским туристам стоит заглянуть в немецкий Нюрнберг
Иранская жемчужина
Что делать путешественнику в городке Бендер-Конг
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды