Наследственная память

МВД напомнило о войне с сетевыми анонимами

Изображение с сайта iamanuj.com

8 декабря "Российская газета" опубликовала интервью с главой Бюро специальных технических мероприятий МВД России, генерал-майором полиции Алексеем Мошковым. Тот призвал граждан не злоупотреблять анонимностью в Сети.

Газета не могла выбрать худшего времени для печати интервью с Мошковым. На фоне антиправительственных выступлений, протестов против результатов парламентских выборов, задержаний сотен митингующих, многие из которых - активные интернет-пользователи, его слова выглядели как минимум зловеще.

Мошков, например, заявил, что "в наши дни социальные сети наряду с преимуществами нередко несут в себе потенциальную угрозу устоям общества". Далее он заявляет - и правомерно - что Сеть можно использовать в экстремистских и криминальных целях. Это утверждение останется верным, если подставить в него что угодно, например, заведомо офлайновые городские улицы.

Сам генерал-майор сравнивает Интернет с хрупкой игрушкой, которую надо беречь от гадостей, порождаемых анонимами. Он в довольно обтекаемых выражениях предлагает, например, ввести паспортный контроль при оказании хостинговых услуг - но во многих случаях что-то подобное уже существует. Эта обтекаемость вкупе со словами "напомню, цензуры в Интернете нет" вызвала у блогеров и участников тех самых социальных сетей, потенциально угрожающих устоям общества, сначала усмешку, а потом и определенные опасения.

Во второй части интервью, после нескольких футурологических прогнозов Мошков перешел к конкретике. Он дал несколько дельных советов по противодействию интернет-мошенникам. Но сетевая общественность уже успела полюбить его не за это.

Особую пикантность интервью придало появившееся в тот же день сообщение создателя соцсети "ВКонтакте" Павла Дурова о требовании ФСБ закрывать оппозиционные группы.

Правозащитники назвали выступление "первой ласточкой" перед масштабным наступлением на свободу слова в Сети. Они неправы. Заявление о борьбе с анонимностью и экстремизмом в российском сегменте Сети - не первая, не вторая и даже не десятая по счету ласточка.

Так, Мошкову, давшему свое первое и такое неудачное интервью, точка зрения на анонимность явно досталась в наследство от предшественника, главы Бюро специальных технических мероприятий МВД Бориса Мирошникова. Тот еще в 2009 году назвал сетевую анонимность приглашением к преступлению и призывал осветить этот темный переулок. Его тезисы были гораздо жестче, чем у Мошкова. В частности, он называл сторонников отсутствия регулирования Сети демагогами, играющими на руку преступникам.

МВД - не единственное учреждение, ведомство или представительство властной воли с подобными взглядами на сетевое регулирование. Еще в 2004 году российская делегация на встрече ОБСЕ обозвала интернет одним из главных источников расовой, религиозной и другой нетерпимости.

Затем был думский комитет, противодействующий экстремизму в играх и в Сети. Было и личное распоряжение Владимира Путина о победе над сетевым экстремизмом. И схема запрета доступа к экстремистским сайтам, подготовленная Генпрокуратурой. И вежливая просьба ФСБ по передаче интернет-цензуры прокуратуре. Были другие многочисленные предложения, обсуждения и осуждения.

Риторика не менялась с 2004 года. Например, в 2010 году сказал свое слово Минюст: "интернет является главным распространителем наиболее радикальных и экстремистских идей". Ведомство приходит, ведомство уходит, а наследственная память остается.

Историю битвы российской власти с онлайном невозможно закончить - она продолжается. Однако можно было бы завершить описание очередного этапа цитатой президента России Дмитрия Анатольевича Медведева. Последняя ее фраза как нельзя лучше прогнозирует исход этой битвы:

Тот, кто будет, я не могу сказать доминировать, поскольку доминировать в Интернете невозможно, но заказывать моду в Интернете, у той политической силы и будет политическое будущее. Если политическая сила не сможет научиться дружить с Интернетом, она умрет.

Обсудить
Пришли к успеху
Американская секта порабощала женщин, клеймила их и мучила диетами
Шпион, разлогинься
Мировые корпорации породили свои ЦРУ и КГБ, но проиграли интернету
Шам на крови
Что скрывает павшая столица «Исламского государства»
Пиво и сигареты
Тайная жизнь Северной Кореи
Иссам ЗахреддинХалифат убери
Сирийский терминатор три года косил джихадистов, но взорвался в день победы
«В Шаламове чувствовался лагерный человек»
Перестройка в СССР началась с публикаций узника ГУЛАГа
Если не мы, то кот
Кино недели: от «Геошторма» до «Двуличного любовника»
«Попробовал экстази — и понял, что такое секс»
Молочные оргии, голые девушки и беспробудный кайф Владимира Епифанцева
Матильда Кшесинская«Это был первый грех на моей совести»
Матильда Кшесинская о романе с Николаем II и другими членами императорской семьи
Тигуанище
Мы поехали на тест одного удлиненного VW Tiguan, а встретили сразу два
Дайте грязи: конкуренты вседорожному хэтчу Kia Rio X-Line
Renault Sandero Stepway, Lada Vesta SW Cross и другие приподнятые бюджетники
Как через Instagram продают машины за миллионы
Соцсети, молодеющие покупатели и другие причуды современного рынка суперкаров
Семиместность не порок
Как из пятиместной Mazda CX-5 получился семиместный кроссовер CX-9
Братва помнит
Чем украшают могилы криминальных авторитетов
Интим предлагать
Секс стал способом решения квартирного вопроса
«Я тупо решила, что теперь ем одну гречку»
Одинокая мать год сидела на крупе, чтобы накопить на квартиру
Раз, два, взяли!
Жилье в Крыму пока еще можно купить за копейки