Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Мечты миллиардера

Грузия между Иванишвили и Саакашвили: репортаж "Ленты.ру"

Выборы в парламент Грузии проходят в непривычный для российского избирателя день недели - понедельник. Реальные шансы на победу - у двух партий: "Единого национального движения" президента Михаила Саакашвили и оппозиционной коалиции "Грузинская мечта", которую возглавляет миллиардер Бидзина Иванишвили. Ставки в этом сражении - самые высокие, поскольку в следующем году Грузия станет парламентской республикой: это означает, что роль президента будет номинальной, а премьера изберут депутаты.

"Лента.ру" следила за финалом парламентской гонки в Грузии: обе стороны провели в Тбилиси массовые митинги, причем Иванишвили удалось переплюнуть оппонента сразу по нескольким параметрам.

На площади Свободы

Сторонники "Грузинской мечты" в субботу, 29 сентября, собрались на митинг на площади Свободы. В центре площади на высоком основании стоит золотой Святой Георгий работы скульптора Зураба Церетели. Около здания мэрии возвели сцену, перед которой установили пуленепробиваемые стекла, чтобы защитить от возможного покушения миллиардера Бидзину Иванишвили. При этом попасть в "вип-зону" за сценой особого труда не составляло.

К началу митинга вся площадь была под завязку набита людьми. Вышедшего на сцену после национального гимна Иванишвили люди в синих футболках и кепках с цифрами "41" (избирательный номер "Грузинской мечты" в бюллетенях) встретили овацией и скандированием "Са-кар-тве-ло!" ("Грузия"). Речь, которую произнес миллиардер, не оставляла сомнений, что себя он видит как минимум победителем этих выборов, а скорее всего, и будущим главой страны. "Победа 1 октября - в наших руках, и мы обязательно победим. Мы уже победили - посмотрите, сколько нас. Победу надо только оформить", - сказал собравшимся Иванишвили. Миллиардер пообещал, что после прихода к власти "Грузинской мечты" в стране "начнется восстановление справедливости".

Пока Иванишвили говорил, площадь то и дело взрывалась скандированием "Са-кар-тве-ло!" "Во всех сферах будет восстановлено равноправие. Главной ценностью государства будет человек и защита прав человека. Мы построим такую страну, где никто не сможет отнять у человека право выбора. В нашей стране будет свободная пресса, свободный бизнес, свободный суд, свободные и достойные граждане", - чеканил предвыборные тезисы и обещания Иванишвили. После этого миллиардер вместе со своим сыном рэпером Бера исполнил песню "Закончилась эпоха несвободы".

Вечером после митинга "Грузинская мечта" разослала пресс-релиз, в котором оппозиционеры сообщили, что на акцию пришли 600 тысяч человек. Эта цифра кажется, конечно, сильно преувеличенной. По данным разных грузинских политиков и СМИ, на митинге было от 50 до 200 тысяч человек. Поскольку заполнена людьми была не только площадь Свободы, но и большая часть проспекта Руставели (центральной улицы города), то людей было никак не меньше 120-150 тысяч. "Я никогда не видел столько людей на улице в Грузии", - торжествующе сказал корреспонденту "Ленты.ру" один из представителей "Грузинской мечты".

Обыкновенный саакашвилинг

Митинг в поддержку Единого национального движения, прошедший накануне, разительно контрастировал с мероприятием "Грузинской мечты". Во-первых, акция состоялась не в центре города, а на футбольном стадионе "Динамо". В этом смысле Саакашвили, которого часто обвиняют в "путинских методах" управления страной, повторил опыт своего российского коллеги и врага: Путин последний предвыборный митинг в 2012 году проводил на стадионе "Лужники".

Кроме того, как и на "путинги" в Москве, на "саакашвилинг" в Тбилиси людей свозили из регионов. Набережная Куры в сторону стадиона имени Пайчадзе была забита пустыми маршрутками с символикой ЕНД. Я насчитал не менее пары сотен машин. В "Грузинской мечте" меня позже заверили: "Есть много информации, что начальники учреждений принуждали людей идти туда". "На нашем мероприятии не было ни одного человека, который пришел против своего желания", - уверенно заявил оппозиционер. Судя по искреннему энтузиазму в толпе на площади Свободы, это правда. В противовес митингу на стадионе шествие по Руставели по своему настроению напоминало гражданский марш по проспекту Сахарова или Большой Якиманке в Москве.

Саакашвили, выйдя к сторонникам, заявил, что "это самый грандиозный митинг, который проходил в Грузии до сих пор". Если это и так, то таковым он в любом случае оставался менее суток - до акции "Грузинской мечты" на площади Свободы. Стадион "Динамо" вмещает не больше 65 тысяч человек; кроме того, некоторые участники сидели на стульях, установленных непосредственно на футбольном поле. Саакашвили также заявил, что ЕНД победит на выборах и похвастался успехами, достигнутыми страной за годы его правления. "Если мы дрогнем, тогда затаившаяся Россия сделает все, чтобы мы вернулись туда, откуда нет и не будет пути вперед. Грузинский народ неподкупен и не сдастся на волю оккупанту", - сказал Саакашвили, намекая на то, что его конкурент Иванишвили, во-первых, якобы связан с "ворами в законе", а во-вторых, действует, как говорят, согласно указаниям из Москвы.

Еще во время выступления президента многие участники митинга начали покидать свои места, и охране даже пришлось закрыть выход со стадиона. В то же время, кому-то - как, например, встреченной мною журналистке местного 9-го канала (принадлежащего Иванишвили) - на стадион пройти, наоборот, не дали.

Разговорить пришедших на митинг сторонников Саакашвили было непросто. Большинство отделывались общими словами и старались поскорее вернуться к товарищам. "Саакашвили дисциплину навел. Он всем нравится. А Иванишвили не уверен, что будет денег всем раздавать. Да и безработица безработицей, а кто хочет работать, тот всегда ее найдет", - говорил директор спортивной школы Гвича. "Мы ничего не видели кроме темноты, а сейчас все видим! Саакашвили все правильно делает, а Иванишвили едва ли будет на меня свои деньги расходовать", - неохотно сказал мне седой старик и, прервавшись на полуслове, ушел. "Саакашвили - хороший человек, все хорошо делает. Проблемы всегда будут, что поделать", - нехотя признался Геннадий, полный мужчина в майке с символикой ЕНД.

Лоялист

Проспект Руставели для проведения шествия "Грузинской мечты" перекрыли уже ранним субботним утром. Что характерно, сделали это не сотрудники хваленой грузинской полиции, но активисты оппозиции (за все время многотысячной акции коалиции Иванишвили я не видел в окрестностях ни одного полицейского). Председатель международного комитета парламента Грузии Давид Дарчиашвили, недовольный тем, что подобраться к отелю Mariott невозможно, увез меня в штаб-квартиру ЕНД. "Они решили, что они здесь уже власть, а выборы - простая формальность", - злится Дарчиашвили, пока мы едем из города по шоссе Джорджа Буша.

По последним опросам американской компании NDI, сделанным, правда, еще до скандала с пытками в тбилисской тюрьме, за партию власти готовы были проголосовать 37 процентов, а за оппозицию Иванишили - 17 процентов. После обмена компроматом (оппозиция обнародовала видеосвидетельства пыток в тюрьме, а власти в ответ показали видеозаписи, свидетельствующие о расколе внутри "Грузинской мечты" и общении одного из оппозиционеров с криминальными авторитетами) рейтинг конкурентов, похоже, почти сравнялся.

"Он оказался самым изощренным оппозиционером в своем evil. Был Бадри Патаркацишвили, который тоже пользовался бог знает какими информационными технологиями - типа, как Пелевин в своих романах описывает. Но этот прятался несколько лет, делал благотворительность, вдруг неуклюже влез в политику, где его интересуют только компромат и эмоции", - описывает политический стиль Иванишвили депутат Дарчиашвили.

Штаб-квартира ЕНД - современное трехэтажное здание с относительно скромным дизайном скандинавского типа, на стенах фотографии Саакашвили и других лидеров партии с зарубежными гостями. На прилегающей к кабинету президента кухне в холодильнике нахожу российское молоко "Домик в деревне". "Мы никогда не были против культуры или продукции России", - объясняет Дарчиашвили. Офис коалиции Иванишвили, разместившейся рядом с резиденцией патриарха, Дарчиашвили сравнивает с зависшей над центром города летающей тарелкой пришельцев из фильма "День независимости".

На мой вопрос, может ли инопланетный миллиардер завоевать Тбилиси, Дарчиашвили отвечает уверенно: "Риск есть, но шансов нет". "Он использует изощренные методы, играет на эмоциях. Во-первых, он предлагает покупку страны, но это оскорбительно, и прагматичные люди видят, что он обманывает. Во-вторых, очень явно выглядывает интерес криминала", - объясняет депутат. Образ Иванишвили как человека, который вернет Грузию в 1990-годы, когда воры в законе и коррупция во власти стали фактически частью грузинской культуры, активно эксплуатируется сейчас партией власти.

"Я имел подозрение, что семь миллиардов в 1990-е годы чистыми руками не сделать, должна была быть криминальная поддержка. Я знаю и чую, что за люди идут - те, которые все потеряли. Есть данные французской жандармерии. Не хочу сдавать страну ворам, которые на своем флаге написали 'права человека'", - говорит Дарчиашвили. Доказательств у него, правда, немного, и все они представлены в href=http://www.apsny.ge/interview/1348794085.php
target=_blank>интервью с российским журналистом Владимиром Иванидзе.

Обвинения оппозиции в адрес ЕНД и Саакашвили Дарчиашвили признает, но очень избирательно. "У нас есть ошибки - преступление в тюрьме совершенно государственными чиновниками, но эмоции проходят, и из-за этого выплескивать ребенка вместе с водой не резонно. Лучше дать нам возможность все исправить", - увещевает депутат. Он добавляет, что на видеозаписях из тюрем соответствует реальности только сцена избиения, а "изнасиловать человека веником, чтобы он потом стоял и улыбался, невозможно".

Что касается обвинений в бессмысленных тратах на строительство резиденций, то Дарчиашвили оправдывает Саакашвили так: "Миша не строит дворцы для себя, Миша строит дворцы для народа". За годы президентства Саакашвили в Тбилиси над рекой Курой вырос громадный президентский дворец с прозрачным куполом, как у Рейхстага, но его принадлежность народу вызывает большие вопросы.

Главный аргумент сторонников власти против заявлений о том, что в Грузии самая высокая в регионе безработица и самые низкие пенсии - это новые здания, дороги и прочие объекты инфраструктуры. "Если не развивать экономику, а просто раздавать деньги, то этим бедность не искоренить, а скорее наоборот. Это сложный путь - увеличивать ВНП и строить инфраструктуру, но другого пути развивать государство нет", - уверенно говорит Дарчиашвили, развалившись в кресле в новом здании ЕНП.

Обвинения в том, что власть раньше брала деньги у Иванишвили на проведение реформ (он финансировал реформу полиции, восстанавливал церкви и музеи), а теперь называет его капитал криминальным, депутат легко отвергает. "Политика - искусство возможного. Если бы сам Путин решил дать деньги на наши реформы, то я бы согласился. Деньги не пахнут. Если речь не идет о принципе "кто платит, тот заказывает музыку", то почему бы не взять деньги на восстановление церквей и полиции?", - спрашивает Дарчиашвили. Он добавляет, что миллиардер гораздо больше оставил бы в Грузии денег, если бы зарегистрировал свой капитал в родной стране.

Скандал с оппозиционером Георгием Хаиндравой, который якобы обсуждал с криминальными авторитетами свержение режима Саакашвили, может затронуть и Иванишвили. "Если выяснится, что Хаиндраву договариваться о перевороте с явным криминалом посылал Бидзина, то тогда уголовное дело будет обязательно открыто", - обещает депутат. На мой вопрос, не станет ли тогда Иванишвили грузинским Ходорковским, депутат отвечает предсказуемо: "Ходорковский хотел что-то улучшить в России, а этот - только испохабить".

В Грузии накануне выборов вполне серьезно заговорили о том, что Россия готовит новое военное вторжение. Одним из тех, кто поддерживает и распространяет эту точку зрения, как раз и является депутат Дарчиашвили. "Вы можете назвать это паранойей, но я верю, что геополитическая имперская концепция Грузии как заднего двора России живет и делает погоду в Кремле. Методы возвращения Грузии на задний двор будут жестокие", - говорит Дарчиашвили. Он видит прямую связь между усилением российского военного контингента в Ахалгорском районе Южной Осетии накануне выборов и активностью Иванишвили.

Депутат признает, что не знает, "как реально можно реализовать сценарий: этот делает митинги здесь, оттуда идут танки". "Это было бы нерационально и глупо, но все возможно, да и Фельгенгауэр (журналист российской "Новой газеты" - прим. "Ленты.ру") все время об этом пишет", - говорит он. Местные жители тоже рассказывали, что если после выборов начнутся беспорядки, которые силовыми методами подавит Саакашвили, Россия может ввести войска под предлогом усмирения диктатора. "США же сделали так в Ираке. У России есть такие же амбиции", - говорила "Ленте.ру" местная журналистка.

Обвинения в том, что заявлениями о российской угрозе власть просто эксплуатирует образ внешнего врага, чтобы завоевать дополнительные голоса на выборах, Дарчиашвили отметает. "Это их риторика! Они только и говорят, что мы сволочи и нарушаем права человека. Сами же они прикрываются фиговым листком в виде Усупашивили и его республиканцами", - заключает Дарчиашвили. Он сам до 2006 года состоял в Республиканской партии, но потом переметнулся к Саакашвили.

Мечтатель

Давид Усупашвили - лидер Республиканской партии Грузии, которая входит в коалицию "Грузинская мечта". Партия существует с 1978 года, но ее лидер легко признает, что без Бидзины Иванишвили едва ли у нее были шансы попасть в парламент (в 2008 году сделать этого она не смогла). "Прошлой осенью Бидзина пришел к нам и предложил стать стратегическими партнерами. Мы тогда практически ничего о нем не знали, кроме того, что он филантроп. На тот момент группировка из восьми оппозиционных партий была разрушена, и все шло к тому, что Саакашвили выиграл бы выборы 2012 года с конституционным большинством", - рассказывает Усупашвили в многоэтажном особняке "Грузинской мечты" в историческом центре города.

Свою слабость Усупашвили объясняет тем, что в Грузии действует "новая версия коммунистического строя", и любой оппозиционной партии приходится бороться сразу со всей властной махиной. Мой вопрос - можно ли в таком случае Иванишвили сравнить с паровозом, втаскивающим вагоны с партнерами по коалиции в парламент (помимо республиканцев это "Свободные демократы" Ираклия Аласании и "Национальный форум" Кахи Шартавы) - Усупашвили не смущает. "Да, можно, но он сам очень интересный водитель паровоза. Он не просто тащит всех остальных, а консультируется и беседует со всем эшелоном, хотя дистанция между нами очень большая", - соглашается Усупашвили.

По его мнению, без таких харизматических лидеров, как Иванишвили, трудно выиграть выборы в странах, где "личность все еще решает больше, чем партийные программы". "О нем можно судить по его жизненному опыту, по тому, чего он пытается добиться, чем sacrifice. Если бы он хотел власти, то мог пойти коротким путем, оставаясь другом Саакашвили. Тогда он мог бы получить любой пост. Это отличает его от Саакашвили", - рассказывает Усупашвили. Он говорит, что неплохо знает нынешнего президента Грузии и у того есть "одержимость прийти к власти". "Он political animal. Для него власть - это все. В оппозиции он был бесподобен, он был лучшим другом гражданского общества, он делал невозможные вещи", - вспоминает лидер республиканцев.

После того, как Иванишвили объявил о своем намерении бросить Саакашвили вызов, против него была развернута серьезная кампания. "Пропаганда Саакашвили не сработала. Люди узнали, что он покинул Россию, как только Путин пришел к власти, что он продает все имущество в России, что он выступает за независимую целостную Грузию в Евросоюзе и НАТО", - перечисляет Усупашвили. Аргументы власти за то, что Иванишвили - это кремлевский проект, тоже не слишком убедительны. "Иванишвили признался, что если бы Путин знал, что он помогает Саакашвили, то его российский бизнес бы прикрыли. А в 2004 году по его каналу (имеется в виду телеканал, принадлежащий Иванишвили - прим. "Ленты.ру") прошел фильм, нелицеприятный про Путина, и он канал закрыл. Он выслуживается", - вот и все, что сказал мне на эту тему Дарчиашвили из ЕНД.

Компромат о связях Иванишвили с криминальными авторитетами лидер Республиканской партии называет "мероприятием последней надежды" и "последним козырем". "Криминальные авторитеты - это живые существа, и некоторые знакомы с ними. Кто-то дружил с детства, кто-то родственник, кто-то на свадьбе познакомился. Их же фотографии не висели на улицах как портреты бин Ладена. Знакомство с кем-то из них ничего не доказывает", - оправдывает лидера коалиции Усупашвили.

Он, как и многие грузины, признает, что у Саакашивили есть и позитивные черты. "Государственная машина работает гораздо эффективнее, чем прежде, они умеют делать дела, - соглашается Усупашвили, но тут же переходит в атаку: - Но какой ценой достигнуты эти успехи! За счет свобод, за счет игнорирования справедливости как таковой, монополизации медиа и бизнеса, учреждения контроля над судебной системой. Грузия лучше ощущается для узкого круга населения, а большинство населения остались за бортом. За фасадами дворцов и красивых зданий остается бедность и несправедливость".

При этом мнение о том, что за Иванишвили голосуют только из-за его денег, Усупашвили называет "поверхностным анализом". "Я сначала тоже думал, что люди, которые живут в такой бедности, надеются, что он оплатит их расходы, но даже на вчерашнем митинге люди куда активнее реагировали, когда Бидзина говорил о правах человека", - уверенно говорит Усупашвили.

Бидзинисты

И все же миллиарды лидера "Грузинской мечты" для его избирателей играют немаловажную роль. В четверг, 27 сентября, в Тбилиси состоялся молебен патриарха Илии II в честь 100 тысяч замученных грузин. Это очень важное для всех грузин событие XII века, когда 100 тысяч человек были убиты по приказу хорезмского шаха - за то, что отказались пройти по мосту по разложенным на мостовой иконам Христа и Девы Марии.

В шествии, которое началось одновременно в четырех разных концах столицы - в Сабуртало, Ваке, Дидубе и Самгори - приняли участие, конечно, не сто тысяч, но никак не меньше 20 тысяч человек. Впервые за всю историю современной Грузии href=http://newsgeorgia.ru/photo/20120929/215242058.html target=_blank>освятили весь Тбилиси. Священнослужители стояли по обочинам дорог и окропляли святой водой улицы, дома, проезжающие машины и проходящих людей.

"Иванишвили людям в карман руку не засунет, а Саакашвили уже взял кредит на семь-девять миллиардов, а возвращать-то нам", - объясняет мне один из участников шествия Зураб. Он идет по проспекту Руставели в шлепанцах и теребит в руках длинный позолоченный ключ. Вслед за ним семенит маленький сын Зураба. "Что лучше: дороги или фабрики по всей стране строить? Фабрики, конечно, - говорит Зураб и показывает мне на трещину в асфальте центрального проспекта Тбилиси - Это все косметический ремонт. Так же вот он пришел и провел косметическую политику".

Зураб во время войны бежал в Тбилиси из Сухуми и верит, что Иванишвили может его туда вернуть - благодаря своим связям в России. "Вообще, в Грузии закономерности (имеется в виду - законности) нет! Если крыши или денег нет, то истины в суде не добьешься. Вот на месте гостиницы "Рэдиссон" раньше была гостиница "Иберия", и мы там жили, когда из Сухуми приехали. Другим компенсацию дали, а мне не дали, и процесс я проиграл, понимаешь?", - жалуется Зураб. Он крепко обижен на Саакашвили и недоволен практически всем, что делает президент. Он второй год не работает, а раньше занимался торговлей, которую Саакашвили "всю монополизировал".

Похожие претензии к Саакашвили высказывает и Леван, вынужденный подрабатывать водителем такси. В Грузии практически все таксисты - оппозиционеры, потому что вынуждены были пойти на эту работу после увольнения с предыдущей при Саакашвили. "Миша закрыл базар - Россию, пришлось идти таксистом работать. Он поднял цену на бензин, и теперь я - нищий. В обычный день не больше 10-20 лари (200-400 рублей - прим. "Ленты.ру") зарабатываю", - жалуется Левон. В это, впрочем, поверить трудно, поскольку одна поездка на такси по центру стоит не меньше четырех-пяти лари.

Иванишвили обещал цены на газ и бензин опустить, заплатив за это из собственного кармана, уверяет меня Леван. Зураб рассказывает, что Иванишвили все эти годы финансировал реформы Саакашвили, "одевал и обувал полицию, купил ей машины, а теперь стал плохой, и деньги его стали русские". "Народ Бидзину любит", - заключает Зураб.

Левак

Число любящих Иванишвили резко увеличилось за несколько недель до выборов. Серьезнейший удар по Саакашвили и ЕНД был нанесен публикацией видеозаписи избиений и жестоких пыток заключенных в тбилисской тюрьме Глдани. Грузинское общество возмутилось, а в Тбилиси на улицы вышли студенты во главе с объединением "Лаборатория 1918".

Оно было создано в Тбилисском государственном университете (ТГУ) полтора года назад, рассказывает один из лидеров "Лаборатории" Гела Бандзеладзе. "В Грузии был стереотип, что политика - это не для студентов, что они должны заниматься учебой. Мы же считаем, что студенты - авангард гражданского общества и должны поднимать голос на все проблемы, а не только образовательные", - говорит Гела. Он работает в Грузино-американском университете (ГАУ) и выглядит как типичный "ботаник": клетчатая рубашка, очки с гигантскими диоптриями и неуклюжая походка.

"Лаборатория 1918" (имеется в виду 1918 год, когда был основан ТГУ) добросовестно протестовала эти полтора года за все хорошее против всего плохого: бедности, нарушений прав человека, исключения из университета профессоров с оппозиционными взглядами, - но популярности или хотя бы сочувствия в обществе не добилась. Все дело в том, что Грузия - страна, по выражению Гелы, "жестко либеральная, где царит wild capitalism, сильные выживают, слабые погибают", а в "Лаборатории 1918" как раз собрались сплошь леваки. "Нас было не больше 200 человек с имиджем странных людей. Есть среди нас социалисты, анархисты, коммунисты-грамшисты, атеисты, ребята с длинными волосами, слушающие альтернативную музыку", - перечисляет Гела. СМИ не обращали на левых маргиналов внимания до тех пор, пока "Лаборатория 1918" не вышла с требованиями наказать виновных в пытках заключенных. "Странные ребята превратились в крутых парней, мы встали в авангарде, и все студенческие организации захотели с нами сотрудничать", - не без гордости рассказывает Гела.

Естественно, помогать "Лаборатории" сразу стали студенты, представляющие "Грузинскую мечту" (которая и устроила этот предвыборный скандал). Это дало шанс представителям ЕНД подвергнуть студенческие митинги критике, но Гела и не скрывает, что главная цель "Лаборатории" - смена режима и уход "диктатора" Саакашвили. "Мы против системы, а значит и этого правительства. Мы хотим более социально ориентированное государство", - рассуждает Гела.

Спрашиваю у него, изменится ли система после прихода Иванишвили - и как вообще леваки могут поддерживать олигарха. Гела признает, что вопрос сложный, но отвечает именно так, как и должно преподавателю сравнительной политологии: "Как говорил Карл Поппер, демократия - это не способ избрания того, кого хочешь, так как ты никогда не можешь заранее знать, кем он окажется потом, а способ сменить того, кого ты точно видеть у власти больше не хочешь". По словам Гелы, с изменением режима в стране появится плюрализм, а "пока все вместе борются против диктатора, чтобы потом конкурировать между собой". То есть грузинская оппозиция действует один в один как объединившиеся в декабре 2011 года против Владимира Путина российские либералы, социалисты и умеренные националисты.

Точно так же, как и российские маргинальные левые (не КПРФ или "Справедливая Россия"), "Лаборатория 1918" жалуется на медиаизоляцию. Однако в отличие от России в Грузии, похоже, просто нет интереса к социализму. По словам Гелы, в Грузии пару лет назад возникла партия "Социал-демократия для развития Грузии" (входит в коалицию Иванишвили, а ее лидер Гия Жоржолиани занимает в пропорциональном списке проходное 12-е место), которая пока состоит только из профессоров, студентов и блогеров. "Очень tricky донести до людей свои идеи. Нам нужен доступ в СМИ, чтобы по телевидению говорить про Норвегию, Швецию и прогрессивную систему taxation", - говорит Гела.

При этом он признает, что пока даже ностальгирующий по СССР грузинский старик верит не левым, а популисту Саакашвили. Нет массовой поддержки левых и среди рабочих, потому что те слишком "боятся потерять работу и бороться за трудовые права не готовы". Несмотря на эти объективные обстоятельства, Гела, в отличие от многих либеральных противников Саакашвили, не отдает должного его достижениям. "Социальное положение в стране ужасное. Мы хотим, чтобы все средства были инвестированы в социальное развитие страны, а не в инфраструктуру или дизайн. У нас приоритет - wellfare state", - твердо заявляет Гела.

Помимо преподавания в ГАУ, где ему платят роскошную по местным меркам зарплату в 1900 лари (для сравнения: у его матери - профессора технического вуза - 400 лари), Гела еще и докторант в Государственном университете Ильи Чавчавадзе (официально вуз сейчас называется просто "Университет Ильи"). "Не думаю, что закончу его, так как у меня не очень хорошие отношения с администрацией. Ректор Гиги Тевзадзе - ярко выраженный "мишист". Я преподавал несколько лет там, а сейчас меня не пригласили. Может, это из-за того, что я плохой учитель, а может, из-за моих взглядов", - смеется Гела.

Ректор

Гиги Тевзадзе взглядов своего студента-докторанта не разделяет. Он встречает меня в своем просторном кабинете в обшарпанном здании Университета Ильи (в советское время в нем располагалась школа КГБ, а потом - Иняз). Ректор любит Михаила Саакашвили и путешествия в экзотические страны. О последнем свидетельствуют африканские маски, необычные головные уборы, сертификат за первый дан айкидо и разнообразное холодное и огнестрельное оружие на стенах.

О поддержке действующего президента говорит сам Тевзадзе. "Я участвовал в "революции роз" и в реформе грузинского образования, я считаю себя не просто supporter ЕНД, но и членом этой команды", - признается ректор. Свои политические взгляды здесь скрывать не принято.

Оппозиционную "Грузинскую мечту" Тевзадзе не любит в том числе и по профессиональным мотивам. Он жалуется, что Иванишвили за всю жизнь не назначил ни одной стипендии молодым ученым. "Он давал деньги старикам, которые считались большими учеными в Советском Союзе, и по своей идеологии он финансирует реликтовое излучение Советского Союза", - говорит ректор Университета Ильи. Тевзадзе рассказывает, что он посылал в фонд Иванишвили (когда тот еще не был политиком) проект по финансированию докторантов, но получил отказ. "В Грузии у людей не такие большие доходы, студентам приходится работать, и на докторские программы очень мало людей идут. Это большая наша проблема, поэтому грузинская наука не развивается", - говорит Тевзадзе и смеется, что забыл об этом случае и в его "антимечтинской кампании" этот довод еще не фигурировал.

Ректор уверяет меня, что если бы Иванишвили давал деньги молодым ученым, а его партия "стояла на декларируемых ЕНД либеральных, демократических и прозападных ценностях", то он бы проголосовал за оппозицию, потому что "смена власти - это очень хорошо". Но пока Тевзадзе отказывает оппозиции даже в наличии "интеллектуальных кадров". "Я вижу корреляцию между слабой компетенцией и поддержкой оппозиции. Я сказал это в максимально корректной форме. Поэтому очень и очень мало профессионалов, поддерживающих "Грузинскую мечту", - убеждает ректор.

Вот и студенты, а тем более профессора его Университета Ильи, по мнению ректора, быстро разобрались, что к чему в протестах против пыток в тюрьмах. "In favor наших студентов можно сказать, что они различают социальный и политический протест, и когда протесты стали against режим, то они уже не очень захотели в этом участвовать", - уверяет Тевзадзе. Фундамент образования в университете - либеральный, поэтому левых среди студентов немного, считает ректор. Под леваками он понимает тех, кто говорит, что "нет excuses для ущемления прав человека даже во время войны". Сам он эти оправдания находит, в том числе для применения силы против демонстрантов оппозиции в 2011 году.

От других вузов Тбилиси Университет Ильи отличается наличием собственного литературного кафе: "Ligamus Iliauni" располагается на трех этажах центрального корпуса. Придумал его сам Тевзадзе, а финансируется оно из средств университета. Местные журналисты рассказывали мне, что там собирается интеллектуальная молодежь и говорит о политике. Когда я спрашиваю ректора о том, не витают ли в студенческом кафе революционные идеи, как в Париже в 1968 году, Тевзадзе отвечает отрицательно. "Минимальное требование, чтобы на полках лежала книга Маркузе, из которого произошло то социальное движение. А в Грузии такой книги нет", - грустно говорит ректор.

По его мнению, тогда бы социальные движения не становились бы сразу политическими, как это произошло с "Лабораторией 1918". "Вот например, мой друг и бывший омбудсмен Созар Субари давно говорил о сигналах из тюрем, но быстро превратился в оппозиционного политика. В этом беда Грузии", - переживает Тевзадзе.

Недавно он побывал в Танзании, и сделал там неожиданное для себя "discovery, что Африка еще не исследована, что этот континент - самое большое в мире белое пятно". "Как и Грузия", - грустно добавляет ректор.

* * *

Сказать, кто победит на выборах в парламент Грузии, на этот раз невозможно, и это, пожалуй, главный результат прихода Иванишвили в политику. Примечательно, что власти накануне выборов усложнили правила работы журналистов и наблюдателей на избирательных участках, что позволило заподозрить их в подготовке фальсификаций.

Все в Грузии затаились и ждут, что случится в день выборов 1 октября - и сразу после объявления результатов. Иванишвили 5 сентября сказал, что "если что-то произойдет на выборах, мы... потребуем прямо на улице посчитать, сколько человек проголосовало за нас". Один из лидеров студенческого протеста заявил "Ленте.ру", что Иванишвили не сможет остановить протест и люди выйдут на улицы, если власти решатся на серьезные фальсификации. "Если будет очень много людей, то Саакашвили не осмелится разгонять их, он не так силен, и у него нет такой поддержки и столько оружия, как у Башара Асада, который воюет со своим населением", - добавил Бандзеладзе.

Впрочем, депутат от правящей партии Дарчиашвили уверенно заявляет, что власть готова действовать "очень жестко". Что произойдет в Грузии после выборов - станет ясно уже в ночь на 2 октября, когда появятся первые результаты.