Новости партнеров

Сгоняли ничейку

Правые и левые поделили Кнессет

Сторонники Биньямина Нетаниягу после подведения итогов выборов в Кнессет
Фото: Oded Balilty / AP

Выборы в Кнессет, состоявшиеся в Израиле 22 января, принесли множество электоральных сюрпризов. Прежние фавориты растеряли голоса, а новые лидеры добились впечатляющих успехов. Из-за примерно равного распределения мандатов между правыми и левыми создание коалиции обещает затянуться на длительный период и даже обернуться решением о досрочных перевыборах.

Голосование

На только что завершившихся выборах израильтянам был предложен весьма богатый ассортимент практически на любой вкус. На 120 мест в Кнессете претендовали два десятка партий — от арабов-коммунистов и убежденных сторонников легализации марихуаны до закоренелых иудейских ультраортодоксов и отчаянных еврейских националистов. Для попадания в парламент каждой из партий необходимо было набрать как минимум два процента голосов избирателей, коих местный ЦИК насчитал 5656705 человек. Проголосовать можно было на одном из 10128 участков, рассыпанных по всей стране, включая больницы и тюрьмы.

Победителем выборов обычно называется партия, набравшая больше всего голосов. Ее лидеру президент поручает сформировать коалицию, если же тот не справляется, то это право переходит лидеру партии, занявшей второе место.

Вторник, на который было назначено голосование, был объявлен по такому поводу выходным, что вызвало огромные пробки на дорогах страны, поскольку многие люди тут же устремились к морю или в горы. В обычный израильский выходной — субботу — такого не происходит из-за запрета на вождение автомобиля в шаббат.

Однако соблазн отвлечься от будничных дел из-за неожиданно нагрянувшего выходного к снижению явки избирателей не привел. Из упомянутых выше 5,6 миллиона человек проголосовали более 3,6 миллиона (свыше 66 процентов), что на четыре процента больше, чем на предыдущих выборах в Кнессет. Как обычно, наиболее активными избирателями стали ортодоксальные иудеи. Меньше всего интереса выборы вызвали у местных арабов, давно разочаровавшихся в израильской политике. По трем их спискам в Кнессет прошли всего 12 человек.

Удивление многих наблюдателей вызвала повышенная активность людей, придерживающихся левых убеждений. Местные и иностранные СМИ были настолько уверены в безоговорочной победе правых, что израильские социалисты и центристы массово отправились на участки, испугавшись формирования правительства из одних лишь националистов и религиозных ортодоксов. Это обстоятельство, видимо, и стало источником большинства сюрпризов по итогам выборов.

Левые

Во-первых, восстала из пепла левацкая партия «Мерец», рожденная еще во времена расцвета полукоммунистических кибуцев. Ее лидеры, конечно, не предлагают взять все и поделить, но многие избиратели уверены, что в мыслях у них именно это. В прошлых Кнессетах «Мереца» не было вовсе, но сейчас социалисты сумели получить шесть мандатов.

Во-вторых, в парламент с двумя депутатами еле-еле протиснулась лево-центристская «Кадима». Партия, созданная Ариэлем Шароном, на прошлых выборах получила больше всех мандатов, однако из-за исключительно непоследовательной политики и вечных склок в руководстве полностью растеряла былой авторитет. Строго говоря, ее мандаты все еще под вопросом: счет идет на десятые доли процента, а окончательные итоги будут подведены лишь на следующей неделе. Но сам факт потенциального прохождения в Кнессет находящейся при смерти партии впечатляет.

В-третьих, на удивление неплохой результат показали традиционные левые - партия «Авода». 15 мандатов для партии, из которой сбежал ее собственный лидер (Эхуд Барак бросил однопартийцев ради поста министра обороны), — весьма недурной результат. А в условиях общего крена вправо, наблюдаемого в израильском обществе, можно сказать, что лейбористы добились успеха.

В-четвертых, в Кнессет во главе собственной партии вернулась Ципи Ливни, изгнанная в результате интриг из «Кадимы». Ее партия «Хатнуа» (совершенно новая) считается центристской, но с левым уклоном. Ливни будет командовать в парламенте своей мини-фракцией из шести человек (включая ее саму). Несмотря на столь незначительное представительство, Ливни была бы желаемым партнером для любой коалиции, поскольку ее всегда очень тепло принимают в Вашингтоне.

Ну и главное. Настоящей сенсацией прошедших выборов стал оглушительный успех партии «Есть будущее» (назвать партию просто «Будущее» не позволила избирательная комиссия) отставного телеведущего Яира Лапида. Про этого человека надо сказать несколько слов отдельно. За природное обаяние и умение подать себя его называют «израильским Джорджем Клуни». Кроме того, Лапид отличается редким для политиков умением толково, без тумана и заумных философствований рассказать о своих взглядах и программе. Суть ее такова: всесторонняя поддержка среднего класса, отказ от разного рода преференций для ультраортодоксальных иудеев, а также мир с палестинцами, но на израильских условиях. Особенно привлекательным для израильтян стал первый пункт его программы: израильский средний класс действительно оказывается во все более стесненных условиях из-за высоких налогов, медленного роста зарплат, крайне дорогих базовых услуг, продуктов, а особенно — жилья.

За Лапида, который обещает сделать все возможное для роста благосостояния обычного израильтянина, проголосовало необычно большое для новичка число избирателей, и в результате его партия заняла второе место, получив 19 мандатов. Предвыборные опросы общественного мнения сулили Лапиду всего 10-11 мест, лучшего результата не ожидал никто. Возможно, именно поэтому израильская пресса единодушно назвала его партию главным победителем на прошедших выборах. Хотя формально победила совсем другая политическая сила.

Правые

Лидер партии «Ликуд», действующий премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу стал инициатором досрочных выборов. Формальным поводом для этого послужила неспособность Кнессета принять сбалансированный (в его понимании) бюджет. Настоящей же причиной аналитики в один голос называли желание премьера капитализировать свою возросшую популярность и получить абсолютное парламентское большинство. Это позволило бы Нетаниягу проводить самостоятельную политику без оглядки на разношерстных партнеров по коалиции, которые за его спиной изо всех сил пинали друг друга.

Однако по итогам выборов «Ликуд» и «Наш дом Израиль» Авигдора Либермана, объединившиеся ради создания кумулятивного эффекта, не только не сумели набрать большинство, но и растеряли голоса. Чисто арифметически «Ликуд-Байтену» победил, получив 31 мандат. Но в прошлом составе парламента у них вместе было 40 с лишним мест, так что вполне возможно, что у Нетаниягу было очень кислое выражение лица, когда в ночь после выборов он читал своим сторонникам «победную» речь. Разочарование премьера можно понять: голоса правых националистов, на которые он так рассчитывал, ушли человеку, который открыто говорит то, о чем сам Нетаниягу только думает.

Еще одним открытием израильского политического сезона 2012-2013 стала партия «Еврейский дом» Нафтали Беннетта. Сорокалетний политик является своего рода воплощением «израильской мечты». Это отставной армейский майор, создавший с нуля и продавший за сто с лишним миллионов долларов успешную IT-компанию. У него образ энергичного, прямого и делового человека, ставящего перед собой непростые задачи, но способного быстро и эффективно добиваться их реализации. Кроме того, он не стесняется откровенно националистической риторики, что вызывает восторг у менее успешных молодых израильтян, видящих в нем образец для подражания. Беннетт прямо говорит, что «мирный процесс» с палестинцами зашел в тупик, что создание арабского государства на «исконно еврейских землях» — это мина, заложенная под существование Израиля. В этой связи он предлагает аннексировать свыше 60 процентов Западного берега и навсегда закрыть разговор о палестинском государстве.

Эти идеи с удовольствием поддержали жители еврейских поселений на оккупированных территориях, для которых Нетаниягу — чересчур нерешительный и стеснительный. Кроме того, Беннетт выступил с экономической программой, которая во многом совпадает с платформой Лапида: забота о среднем классе и его интересах объявлена абсолютным приоритетом. Для этого «Еврейский дом» предлагает решительно бороться с гигантскими монополиями, высасывающими все соки из экономики страны. Партия Беннета получила в Кнессете 11 мандатов, что стало лучшим результатом за всю ее историю. При этом дополнительных избирателей напористые соратники Беннета отгрызли не только у «Ликуда».

Те же 11 депутатов в новом Кнессете будут у религиозно-националистической партии ШАС, за которую традиционно голосуют люди, ревностно соблюдающие обряды и традиции иудаизма, однако не посвятившие всю свою жизнь религии. Духовный лидер ШАС раввин Овадья Йосеф, понимая, что популярность Беннетта прирастает и за счет его сторонников, обвинил конкурентов в том, что они — отъявленные секуляристы, а их «Еврейский дом» на самом деле «дом для гоев». Бородатый раввин из Багдада в расшитых золотом балахонах и чалме вообще любит приплетать зловещий «гойский заговор» в любой политический контекст, чем весьма напоминает своих многочисленных альтер-эго, всюду видящих заговор «сионистов». Речи подобного содержания и в Израиле находят немногочисленного, но страстного слушателя.

Ну и еще семь мест в израильском парламенте достанутся блоку «Объединенный иудаизм Торы». Название говорит само за себя. Главное место в программе этой партии отведено не экономике и политике, а религии, которую ее последователи хотят ввести в повседневный обиход каждого израильтянина. При этом подходы к реализации этой цели настолько противоречивы, что порой вызывают конфликты даже внутри этого блока.

Предварительный подсчет мест, распределенных в Кнессете между правыми и левыми по итогам выборов, демонстрирует любопытный результат: парламент разделился ровно пополам — 60 депутатов (включая арабов) склоняются влево, 60 — вправо. Коалицию в этих условиях создать будет очень непросто.

Коалиция

Израильские и мировые СМИ сейчас полны прогнозов относительно возможных вариантов коалиции. Публике предлагают десятки вариантов той или иной степени реальности. Но все они наталкиваются на загвоздку в стиле «как перевезти через реку капусту, козу и волка»: израильские левые и правые, секуляристы и верующие плохо уживаются друг с другом, поэтому включение в коалицию одной партии часто ведет к автоматическому исключению другой. Например, «Еврейский дом» вызывает аллергию у «Ликуда» и ШАСа, сам Нетаниягу — у лейбористов и Ливни, последнюю на дух не переносит Беннет, сам являющийся настоящим пугалом для «Мереца», вызывающего ужас у религиозных партий. При этом Лапида считают заносчивым выскочкой практически все, а от депутатов-арабов их еврейские коллеги шарахаются, как от прокаженных.

Однако какую-то конфигурацию Нетаниягу, как победителю, создавать все-таки придется. По оценкам наблюдателей, у него есть два основных варианта: положиться на старых союзников из религиозного лагеря — ШАС и «Объединенный иудаизм Торы» — или попытаться привлечь новых: «Еврейский дом» и «Есть будущее». Собрать их вместе будет почти невозможно, так как первые категорически против одного из главных пунктов программы вторых — введения равных обязанностей для ортодоксов.

Но даже попытка сколотить коалицию на основе светских или религиозных партий будет только началом пути. Дело в том, что в первом случае у Нетаниягу будет 57 депутатов, а во втором — 49. Депутатов, недостающих до заветного числа 61, придется где-то добирать. Для различных специалистов по гаданию на кофейной гуще тут настоящее раздолье, однако реальность может превзойти самые удивительные предположения. Сам Нетаниягу за время своего премьерства нажил столько недоброжелателей, что страстного желания влиться в коалицию под его руководством нет ни у кого. Зато Лапид и Беннет — неопытные политики, но любимцы среднего класса — вызывают у потенциальных партнеров по коалиции меньше неприязни.

Именно поэтому пока все еще сохраняется вероятность превращения того же Нетаниягу в младшего коалиционного партнера или даже оппозиционера. В принципе, такие случаи уже были. На прошлых выборах его партия заняла второе место, но все равно именно он стал главой правительства.

Тем временем «Еврейский дом» и «Есть будущее» уже начали набивать себе цену, заявляя, что скорее останутся в оппозиции, чем станут «фиговыми листками», прикрывающими политику, противоречащую их принципам. Этим немедленно воспользовались лейбористы, заявившие, что готовы обсуждать возможную коалицию со всеми, кроме Нетаниягу. Сам действующий премьер попытался пресечь на корню такие разговоры, заявив, что результаты выборов являются вотумом доверия ему со стороны израильтян. Утверждение спорное: взлет Лапида и Беннетта свидетельствует, что в обществе очень силен запрос на новые лица и свежие идеи, а вовсе не на страшилки Нетаниягу насчет Ирана. Поэтому обсуждение различных вариантов, не предполагающих сохранение нынешнего премьера у власти, продолжается.

Как был то ни было, формирование коалиции и правительства пока поручено Нетаниягу. Ему сейчас предстоит титаническая работа по сглаживанию противоречий как между потенциальными партнерами, так и между ними и его собственной платформой. При этом время работает против формального победителя выборов: он прекрасно знает, что за его спиной также идут переговоры, в которых ему отводится место, сильно отличающееся от нынешнего.

На сегодняшний день большинство аналитиков полагает, что Нетаниягу все-таки сформирует право-религиозное правительство с включением в него одной из центристских партий. Вопрос о том, как примирить «латентных секуляристов» из «Еврейского дома» с ортодоксами из ШАСа, наблюдатели обходят стороной, так как ответа на него пока не существует. Возможно, надежды возлагаются на то, что сам Беннетт без кипы не выходит из дому и предпочитает называть свою партию «религиозной».

Вполне вероятно, что нынешний премьер справится с задачей и все-таки создаст правительство. В прошлый раз ему это удалось, несмотря на отчаянное противодействие со стороны тогдашнего победителя — «Кадимы». Но и тут есть свои подводные камни: чем больше наблюдатели всматриваются в новый расклад сил в Кнессете, тем популярнее становится точка зрения о неизбежности скорых перевыборов. Объяснений тут много, но главное — нестабильность любого правительства, которое может все-таки появиться. Дело в том, что принципиально важные вопросы (скажем, служба ортодоксов в армии или мир с палестинцами) могут вызвать серьезный раскол в рядах коалиции и выход из нее одной или нескольких партий. В этих условиях надо быть отчаянным оптимистом, чтобы уверовать в долгую и счастливую жизнь будущего правительства Израиля.

Палестинцы

Арабы, живущие бок о бок с Израилем, на нынешних выборах были практически забыты. Тема их будущего интересовала лишь Беннетта. Да и для него арабский вопрос сводится к необходимости аннексировать больше половины Западного берега. Вообще, для лидера «Еврейского дома» разговоры о «двух государствах для двух народов» — неслыханная ересь. (Кстати, Нетаниягу на словах поддерживает эту концепцию.) Остальные партии полностью углубились в социальные и экономические вопросы, в которых для палестинцев места не осталось.

Однако для иностранных политиков и СМИ выборы в Израиле были интересны прежде всего с точки зрения их влияния на пребывающий в коме «ближневосточный мирный процесс». Чем объясняется это внимание, растолковал министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг. По его словам, 2013 год станет решающим для урегулирования ситуации в этом регионе. Переизбрание Барака Обамы и формирование нового правительства Израиля дают шанс на то, что переговоры сдвинутся с мертвой точки. В противном случае Хейг предположил окончательный коллапс диалога с дальнейшими непредсказуемыми последствиями.

В общем, министр прав. Его логику можно дополнить еще одним утверждением: судьба процесса будет зависеть от того, кто займет премьерское кресло в Израиле. Если это будет Нетаниягу в компании Беннета и религиозных ортодоксов, о независимом палестинском государстве можно забыть. Строительство поселений начнется с удвоенной энергией, палестинцам в лучшем случае оставят лишь 10-15 процентов их земель, на которых никакого государства создать, разумеется, нельзя.

Если же правительство будет центристским или левым, какой-то компромисс возможен, но и это крайне маловероятно: в Израиле мало кто согласится на то, чтобы отдать арабам половину Иерусалима, отказаться от поселений на Западном берегу и разрешить поселиться в стране нескольким миллионам потомков палестинских беженцев.

Поэтому Хейгу и его коллегам из других стран слишком уж далеко заходить в своих мечтах не следует: прорыва на переговорах (если они вдруг возобновятся) не будет. Тем не менее, и европейцы, и американцы втайне мечтают, что кто-то из левых или центристов сумеет обойти Нетаниягу на вираже и выскочить в израильские премьеры.

Ничейный результат на прошедших выборах пока позволяет надеяться на это.