Отсель грозить мы будем

Партия Саакашвили объяснила, как будет бороться с новой властью

Михаил Саакашвили на митинге партии «Единое национальное движение», 28 сентября 2012 года
Фото: Давид Мдзинаришвили / Reuters

На днях партия президента Грузии «Единое национальное движение», вытесненная в оппозицию, решила объяснить, как она собирается вернуться во власть. С объяснениями выступил генеральный секретарь партии, бывший глава МВД и близкий соратник президента Вано Мерабишвили. Из его заявлений следовало, что устраивать вооруженное восстание ЕНД не собирается, в досрочных парламентских выборах участвовать готова, но на победу не рассчитывает. Пока что, по словам бывшего министра, его соратники будут пытаться ослабить новую власть, выжидая, пока не появится возможность перейти к более решительным действиям.

План Мерабишвили в общем соответствует нынешним возможностям президентской партии. Вот только его эффективность вызывает сомнения. Осенью прошлого года «Единое национальное движение» проиграло оппозиционной «Грузинской мечте», хотя тогда имело статус партии власти. Теперь партия, возглавляемая утратившим влияние президентом, находится в гораздо более худшем положении. Из фракции ЕНД в парламенте один за другим бегут депутаты, сторонников президентской партии выдавливают из органов власти в провинции, на членов команды Михаила Саакашвили пришедшие к власти «мечтатели» заводят уголовные дела.

Со своей стороны, «Грузинская мечта», которая теперь контролирует правительство и силовые структуры, вряд ли будет пассивно наблюдать за тем, как кто-то пытается ее «ослабить». Новые власти имеют достаточно возможностей, чтобы просто арестовать руководство противостоящей им партии по тем или иным обвинениям (прокуратура, кстати, уже обвинила ЕНД в растрате государственных средств на избирательную кампанию). Если понадобится — организовать многотысячные акции в поддержку нового правительства (способность устраивать массовые мероприятия коалиция, возглавляемая миллиардером Бидзиной Иванишвили, продемонстрировала еще во время выборов). Что касается «войны компроматов», то после «тюремного скандала», раскрученного оппозицией во время выборов, окружение президента едва ли захочет вновь провоцировать такого рода противостояние.

Ключевым моментом для партии Саакашвили в минувшем году стало даже не ее поражение на выборах. А то, что ее лидер поспешил это поражение признать. Президент тогда объявил победу «Грузинской мечты» (которой до этого активно противостоял), не дожидаясь даже окончательного решения ЦИКа. Таким жестом он завоевал симпатию Запада, представители которого стали расхваливать грузинского президента за приверженность демократии, и обеспечил себе определенную защиту на случай преследований со стороны пришедших к власти оппонентов. Защита, кстати, сработала: если поначалу Иванишвили и его соратники требовали досрочной отставки президента, то позднее, столкнувшись с критикой из-за рубежа, от этих требований отказались — на официальном уровне по крайней мере.

А вот соратники Саакашвили остались без защиты. Некоторые, оценив ситуацию, предпочли от его партии дистанцироваться (к концу 2012 года из фракции ЕНД в парламенте вышли уже девять депутатов). Кое-кто вообще поспешил покинуть страну. Оставшимися теперь занимаются МВД и прокуратура. С обвинениями столкнулся даже генеральный секретарь ЕНД Вано Мерабишвили: его новая власть обвинила в использовании фальшивого паспорта. До задержания, впрочем, дело не дошло.

В регионах сторонники новой власти стали требовать, чтобы начальники местных администраций, занявшие эти должности при Саакашвили, освободили их для представителей «Грузинской мечты». «Мечтатели» врывались в административные здания, блокировали входы в них, дело доходило до стычек. В этих условиях к концу декабря, по информации «Эха Кавказа», более 30 глав местных самоуправлений (габгебели), поддерживавших партию Саакашвили, согласились покинуть свои посты. Занявший одно из освободившихся мест — должность главы Каспского района — Олег Иадзе объявил себя «маленьким Бидзиной в районе» и добавил, что ни одного «национала» на руководящие должности не пустит.

Лишение правящего статуса, уголовные дела и потеря власти на местах сопровождались падением рейтинга ЕНД. К середине декабря, по данным американского Национального демократического института (NDI), он упал до десяти процентов (хотя на октябрьских выборах ее поддержали 40 процентов избирателей). Тогда как рейтинг «Грузинской мечты», согласно тому же источнику, вырос до 63 процентов.

Перед ЕНД замаячила невеселая перспектива превращения в грузинский вариант «Нашей Украины» — партии с рейтингом в несколько процентов и лидером, способным (как выразился один украинский политик о Викторе Ющенко) всю ее политическую деятельность «перемножить на ноль».

Сторонники Саакашвили, впрочем, попытались продолжить борьбу. В конце декабря «Единое национальное движение» организовало конференцию, на которой было объявлено, что партия «обновилась», что она готова сделать выводы из своих ошибок и вернуться к власти. «Мы обязательно встанем на ноги, — заявил выступавший там Саакашвили. — И я не собираюсь повесить где-нибудь в шкафу свои боксерские перчатки после окончания моего президентского срока... Последний раунд будет за нами и за грузинским народом, мы обязательно победим».

В конце минувшей недели генеральный секретарь ЕНД наконец объяснил, что именно она собирается предпринять. На встрече с соратниками он заявил, что планы новой власти грозят «ослаблением» Грузии (при этом Мерабишвили упомянул, в частности, сближение нового руководства республики с Россией) и что ждать в этих условиях очередных выборов (которые должны пройти через четыре года) его партия не намерена.

«Существуют различные формы прихода к власти, — отметил он. — Реально осуществлять общественный контроль; ослабить те институты государства, которые являются репрессивными; перевербовывать людей... Поэтому мы шаг за шагом должны притеснять эту власть и блокировать их деструктивные действия. В какой форме, это время покажет».

Бывший министр, желая, очевидно, подбодрить соратников, провел параллели с ситуацией перед «революцией роз» 2003 года. Он заявил, что к «революции» сторонники Саакашвили подошли с похожим багажом: тогда они также контролировали ряд местных органов власти (в том числе мэрию Тбилиси) и, используя эти ресурсы, развили свой успех. Сравнение, правда, не учитывает, что 10 лет назад партия Саакашвили находилась на подъеме, а теперь, как выразился политолог Рамаз Сакварелидзе, вызывает у большей части населения «мягко говоря раздражение».

Странным представляется то, что руководство партии вообще решило раскрыть карты. Например, указало на возможность «перевербовки людей». «Грузинская мечта» уже объявила, что «националы» внедрили в ее ряды своих агентов, чтобы устраивать скандалы и провоцировать внутренние конфликты. По словам депутата от «Грузинской мечты» Давида Саганелидзе, в ближайшее время будет составлен список «агентов», а их фамилии будут переданы в правоохранительные органы.

Возможно, конечно, никаких агентов партия Саакашвили никуда не внедряла и не собиралась внедрять. А заявления по поводу перевербовки были лишь попыткой «потроллить» «Грузинскую мечту», вызвав у ее представителей легкий приступ паранойи. Смену власти в стране, анонсированную Мерабишвили, это, правда, едва ли приблизило.

Бывший СССР00:0416 июля

«Вор в законе был чуть ли не в каждом дворе»

Криминальные авторитеты жили в Армении спокойно. Но у новой власти свои правила
01:54Сегодня