Новости партнеров

Возвышаясь над интернетом

«Другая Россия» намерена зарегистрироваться в Минюсте

Третий съезд партии «Другая Россия»
Фото: Зураб Джавахадзе / ИТАР-ТАСС

В субботу, 14 сентября, в Москве прошел третий съезд партии «Другая Россия» Эдуарда Лимонова. Так получилось, что он стал и учредительным — партия решила официально зарегистрироваться в Министерстве юстиции. Планы у нее такие: выборы бойкотировать, режим со временем свергнуть, реализовать лозунг «Отнять и поделить». Ну а пока с удовольствием критиковать Алексея Навального и прочую либеральную оппозицию, которой Лимонов никогда не простит «слив протеста» в декабре 2011 года.

— Теперь обсуждаем партийный устав, — сказал ведущий съезда.
— Текст-то покажите, — отреагировали с места.
— Наизусть должны знать! — парировал ведущий.

Конференц-зал гостиницы «Измайлово» был переполнен, делегаты и гости стояли даже в проходах. Одну из стен украшал красный флаг с белым кругом и нарисованной в нем гранатой-лимонкой. Со второго красно-белого полотна в делегатов из револьвера целился Фантомас. «III открытый съезд партии "Другая Россия"», — было написано на нем.

«Другая Россия» Эдуарда Лимонова решила официально зарегистрироваться в Минюсте как политическая партия. В этой части у партийного руководства богатая история. Лимонов пытался зарегистрировать «Национал-большевистскую партию», а потом ее преемницу «Другую Россию» девять раз — и как партию, и как общественную организацию; всякий раз безрезультатно. О степени ненависти властей к нацболам можно судить хотя бы по тому, что Роскомнадзор официально запретил российским СМИ даже упоминать имя партии всуе. Допускались только варианты типа «запрещенная НБП». Сейчас «Другая Россия», несколько сдавшая свои позиции с 2011 года, пытается совершить камбек и стать официальной партией — условия для этого по новому законодательству значительно смягчены.

Лидером на съезде, разумеется, безальтернативно был избран Эдуард Лимонов. В исполком вошли сплошь проверенные нацболы: Александр Аверин, Алексей Волынец, нижегородец Юрий Староверов, муж сидящей в тюрьме Таисии Осиповой Сергей Фомченков. Все они — очень давние соратники Лимонова. В исполком не попал лишь питерский нацбол Андрей Дмитриев. «Дмитриев осужден... На что он там покушался? Ах да, на государственный строй он покушался, — под аплодисменты объявил ведущий. — Мы-то это расцениваем как орден, но по нашему законодательству в руководстве партии быть он не может». На самом деле, Дмитриев вместе с 12-ю питерскими активистами «Другой России» были наказаны по антиэкстремистской 282-й статье УК РФ. Причем приговор был вынесен уже когда про НБП и не вспоминали, а «Другую Россию» никто не запрещал.

Пока шло тайное голосование за состав президиума, нацболы разговорились о литературе. «Один из членов партии заключил договор об издании книги в серии "Жизнь замечательных людей" о моей скромной персоне», — с удовольствием подключился к беседе Лимонов. Вскоре после голосования он произнес программную речь.

«Благодарен, тронут и удивлен тому, сколько лет вы меня единодушно выдвигаете, — поблагодарил он однопартийцев. — Я постараюсь вас довести туда, куда всегда обещал — к победе. Ну, а если не смогу, кто-то обязательно подхватит мое знамя». Далее последовал разбор политической ситуации в России, начиная с декабря 2011 года, «нервного момента в истории страны». Тут Лимонову по-прежнему много есть чего сказать. Он напомнил, что самую первую акцию протеста против итогов выборов провела именно «Другая Россия» 4 декабря 2011-го (Лимонов слукавил, но совсем чуть-чуть — самую первую несанкционированную акцию протеста 4 декабря провел «Левый фронт», всего на два часа раньше «Другой России»). 6 декабря на «намоленное место» — Триумфальную площадь — вновь вышли люди, задержано тогда было 569 человек. И именно тогда, по мнению Лимонова, начался заговор «либеральных вождей» против него. Уже утром 7 декабря эти лидеры встретились в одном из столичных кафе, чтобы обсудить, «как отвадить массы от Лимонова».

«Господа [публицист Сергей] Пархоменко, [политик Владимир] Рыжков, [бывший депутат Госдумы Геннадий] Гудков в кабинете вице-мэра [Москвы] Александра Горбенко в присутствии Алексея Громова из администрации президента приняли решение выходить на Болотную площадь», — это предательство Лимонов явно не забудет никогда. «Десятки тысяч протестующих граждан были подготовлены именно нами за те пять лет, что мы сотрудничали с либералами. У нас больше моральных прав на этих людей. Они не должны были у власти ничего просить, они должны были менять ее», — возмущался он.

Лимонов продолжил хронику деградации либеральной оппозиции выборами в Координационный совет прошлой осенью: «Уже через полгода они возились там как пауки в банке». Затем, по мнению Лимонова, было придумано участие оппозиционера Алексея Навального в выборах мэра Москвы — «чтобы показать Западу, что он оппозиционный политик, а не мошенник и казнокрад». Дальше «партия жуликов и воров» дала Навальному голоса муниципальных депутатов, и Навальный окончательно показал, что он «беспринципный карьерист и циничный аферист». Пятилетний срок Навальному по делу «Кировлеса», по мнению Лимонова, был назначен, чтобы резко повысить его популярность. А бешеные деньги на предвыборную кампанию Навальному дали олигархи; в частности, лидер «Другой России» уверен, что за финансированием Навального может стоять «Альфа-групп».



Лимонов по-прежнему считает, что выборы мэра Москвы выиграл именно он — призвав бойкотировать их (явка действительно была низкой). «Навальный получил 27 процентов, это много. Но судьба России от этого не изменилась ничуть», — подвел он итог. Некоторые делегаты приехали на съезд с детьми, и один маленький мальчик на этих словах принялся очень задорно хохотать. «Ребенка утихомирьте, — отреагировал Лимонов. — Нехорошо детей утихомиривать, но иногда надо». Мальчика выставили из зала, и следующий час он развлекался тем, что стеной стоял у входной двери и не впускал и не выпускал делегатов съезда.

Лимонов сказал, что никакие союзы «Другой России» с либералами в принципе невозможны. Пожалел находящегося под домашним арестом координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова, которого «либералы предали, и он отдувается за всех». «Благодаря Удальцову протест вообще выжил. Он им занимался, когда вообще никто не занимался», — похвалил его Лимонов. Националисты, сказал Лимонов, резко сдали в последние годы, а у «бунта либералов» никаких перспектив нет, потому что никакой они не «креативный класс», а всего лишь обслуга либерального капитализма, офисный планктон. «Если Навальный станет системным политиком, мы только возрадуемся. Куда делись лозунги "Россия без Путина" и "Свободу политзаключенным"? Спросите у Навального!» — все корил и корил его Лимонов.

«Другая Россия», сказал он, будет вести борьбу на два фронта — с Путиным (о действующем президенте и олицетворении режима Лимонов первый и последний раз в своей речи упомянул ближе к ее финалу) и с ультралибералами. Основным лозунгом партии будет слоган «Отнять и поделить» — под ним имеется в виду пересмотр итогов приватизации. «Этот лозунг поддержат все люди, кроме двух тысяч семей, которые все украли», — убежден Лимонов. Выборы партия будет бойкотировать, а также активно призывать к этому граждан. Тут речь Лимонова опять свернула в направлении Алексея Навального. Он прошелся по руководству его штаба, сказав, что руководитель штаба Леонид Волков собирался эмигрировать в Люксембург, а работавший там же Максим Кац и вовсе похож на Мэрилина Мэнсона. Лимонов вернулся обратно к бойкоту, заявив, что рано или поздно он приведет к тому, что глав администраций, избранных шестью процентами населения, можно будет просто вышвыривать из кабинетов: «Пошли вон, вы не легитимны!»

Раскрывая содержание лозунга «Отнять и поделить», Лимонов уточнил, что никто и пальцем не тронет приватизированные гражданами квартиры и их личные счета. Не коснется экспроприация малого и среднего бизнеса, сельского хозяйства и производителей продуктов. «Другая Россия», когда придет к власти, распустит строительные компании, заменит их государственными, которые будут возводить дешевое жилье и отдавать его гражданам в аренду. По-настоящему же не повезет тем, кто заработал в России от 100 миллионов долларов. Лимонов планирует пустить их по миру, чем бы они ни занимались. Им купят билеты в Европу и предоставят подъемные — по 200 долларов на каждого миллиардера. Именно с такой суммой советские эмигранты отправлялись жить на Запад.

Лимонов признал, что «Другой России» требуется укрепление — партия сильнее любой другой оппозиционной силы пострадала от антиэкстремистского законодательства. «Пассивным массам» в «Другой России» делать нечего: «Мы не хотим никого никуда выводить. Это собак выводят и выгуливают». Лимонову, как, впрочем, и во все времена, нужна социально неустроенная молодежь — провинциалы, неформалы, разнорабочие, футбольные фанаты. Небольшое исключение будет сделано лишь для либеральной интеллигенции. «Среди них есть энергичные и работоспособные люди, надо их переманить какое-то количество», — заявил Лимонов.

Заключительная часть его выступления касалась внешней политики. Здесь тоже без особых изменений. Следует отворачиваться от Европы, перенести столицу поближе к Байкалу, провести референдум о присоединении ряда областей северного Казахстана к России, «поднять уйгуров против китайцев». И в целом, проводить довольно агрессивную политику. «Агрессия — единственная доступная нам национальная идея», — веско произнес Лимонов и завершил свое выступление словами: «Слава партии!»

Слово перешло к соратникам Лимонова, и им до вождя в плане ораторского искусства, надо признать, далеко. Александр Аверин призывал, что партии нужны «акции, акции и еще раз акции», чтобы пропагандировать себя и свои лозунги. Андрей Дмитриев порицал тех, кто считает, будто Лимонов работает на Кремль и призывал «мочить режим с патриотических и социалистических позиций». Сергей Фомченков убеждал печатать газеты и идти в народ. «Политикой в интернете интересуется один процент пользователей. Выходите на улицу, идите к людям, 85-90 процентов поддерживают наши идеи», — говорил он.

Выступил и гость съезда, адвокат Сергей Беляк. Он блестяще защищал Лимонова в 2001-2003 годах, когда Лимонова, Сергея Аксенова и еще нескольких соратников обвинили в незаконном приобретении и хранении оружия, но главное — в попытке создать незаконное вооруженное формирование и свергнуть государственный строй. Адвокат Беляк сумел отбить в саратовском областном суде все обвинения, кроме оружия. В итоге суд вынес Генпрокуратуре и ФСБ частное определение за некачественную работу, а Лимонов освободился условно-досрочно через несколько месяцев после приговора. «Это прекрасно, насколько вы все интеллектуальные здесь, — говорил он. — Вы возвышаетесь над теми, кто ведет переписку в сети. Вы — люди, достойные выступать по центральным телеканалам». Беляк вспомнил убитого при так и не выясненных обстоятельствах нацбола Юрия Червочкина и призвал делегатов съезда быть осторожнее.

Последовала минута молчания.

«Нам нужна легитимность, нужно снизить давление на нас, — сказал позже «Ленте.ру» Лимонов. — Мало кто верит, что нас зарегистрируют. Но мы уже проходили через это, и относимся к процедуре скептически. Если получится, используем новые для нас преимущества».