Очередной решающий день

Украинская оппозиция и власть делят центр Киева: репортаж «Ленты.ру»

A man welds a barricade set up by supporters of EU integration to block a street in Kiev, December 9, 2013. Anti-government protesters toppled a statue of Soviet state founder Vladimir Lenin in Ukraine's capital and attacked it with hammers on Sunday in a symbolic challenge to President Viktor Yanukovich and his plans for closer ties with Russia. REUTERS/Stringer
Фото: Reuters

На протяжении двух последних недель протесты в Киеве и других городах Украины не только не шли на убыль, но и набирали обороты. В воскресенье Евромайдан собрал сотни тысяч людей — оппозиционные лидеры и активисты заявили о том, что поставлен очередной рекорд численности митингующих на улицах. Все это как будто привело и к качественному изменению ситуации — из осажденного лагеря Майдан превратился в осаждающий. Однако в понедельник власть решила взять реванш и начала вытеснять митингующих из центра столицы. За тем, что происходит в Киеве, наблюдает корреспондент «Ленты.ру».

На прошлой неделе в Киеве рассуждали о «болотизации» украинской революции. Огромный митинг и столкновения с милицией возле здания администрации президента 1 декабря 2013 года не принесли никаких тактических успехов. Зато обернулись арестом десятка активистов, подозреваемых в участии в массовых беспорядках. Все это не могло не напомнить события 6 мая 2012 года в Москве и историю с возникшим впоследствии «болотным делом». Кроме того, украинские активисты, как и их московские коллеги, вооружились тысячами бантиков, шариков, ленточек и флагов с европейской символикой, что оказалось слабым утешением для тех, кто был уверен: «протест сливают».

Однако протест слить не удалось. В ночь с 5 на 6 декабря сотрудники милиции задержали известного на Украине гражданского активиста, участника движения «Дорожный контроль» (местный аналог «Синих ведерок»), журналиста Андрея Дзиндзю. Суд по мере пресечения, начавшийся утром 6 декабря, выглядел, как минимум, странно. Сначала к Дзиндзе не пускали адвоката — был назначен государственный защитник; потом судья Владимир Бугель передумал, и активисту вернули его защитника. Потом прокурор и следователь не могли разобраться, в чем именно обвиняют подозреваемого. Выяснилось, что в угоне трактора, который ехал во главе колонны националистов во время погрома у администрации президента. В итоге судья отказался принимать во внимание многочисленные свидетельства и видеозапись (на ней видно, что Дзиндзя идет рядом с трактором, в кабине которого сидит другой человек). Даже эмоциональная речь адвоката о том, что его подзащитный в принципе не умеет управлять трактором, на судью никакого впечатления не произвела.

Зато разбирательство произвело сильнейшее впечатление на телезрителей. Возле здания суда начали собираться люди, требующие освобождения активиста. Десятки быстро превратились в сотни и тысячи. Автомобилисты, чьи права отстаивает Дзиндзя, перегородили въезды и выезды машинами. Откуда-то приехал микроавтобус со звукоусиливающим оборудованием. Начался стихийный митинг, главным требованием которого стало освобождение активиста. «Без Андрея не уйдем!» — скандировали уже тысячи людей.

Несколько сотен сотрудников «Беркута» (местного ОМОНа), спрятавшиеся от протестующих в узком переулке, явно не были готовы к такому повороту событий. Заметно нервничая, они жались к стенам суда. Разгневанная толпа могла легко смести их в любой момент, «раздавив как жабу на асфальте» (выражение одного из сторонников Дзиндзи). Однако подоспевшие к месту событий политики от парламентских партий, «Свободы», БЮТа и «Удара», не дали этого сделать. В своих выступлениях они старательно подчеркивали, что «протест — мирный», призывая собравшихся «не поддаваться на провокации». Устав от безделья, люди начали сооружать на окрестных улицах баррикады, которые должны были остановить автозак, в котором активиста «Дорожного контроля» повезут в СИЗО.

Замерзшие активисты время от времени забегали погреться в расположенную рядом греко-католическую церковь. Там же устроили небольшую кухню, где нарезали бутерброды и готовили горячий чай. Священники иногда выходили на паперть и с тревогой глядели на происходящее, но ни во что не вмешивались. Один из служителей храма, правда, унес в подсобное помещение часть ограды храма, опасаясь, что ее могут использовать для возведения баррикад.

После окончания рабочего дня людей стало еще больше, они начали вдавливать милицию и «Беркут» во двор суда. «Сейчас что-то будет, сейчас что-то будет», — приплясывая от холода, шептала молодая девушка. Ее мрачный кавалер отвечал: «Да ни *** не будет. Мирная акция».

В целом, он оказался прав. Несмотря на баррикады и пикеты, ближе к ночи Дзиндзю из суда каким-то образом увезли в СИЗО. В этом лично удостоверился лидер партии «Батькивщина» Арсений Яценюк, которого милиция пропустила внутрь суда — на инспекцию. Вернувшись на улицу, он взял в руки мегафон и сообщил собравшимся, что ни активиста, ни судьи внутри уже нет, так что пора возвращаться на Майдан. 

В этот момент протестующие пришли в негодование: злились и на себя (проворонили Дзиндзю), и на милиционеров, не пускавших людей в суд, и на оппозиционеров, отговаривавших людей от активных действий. «Ну и чего мы тут мерзли?» — задавался риторическим вопросом мужчина средних лет. По его мнению, надо было либо ставить засевшим в суде милиционерам ультиматум — с требованием освободить активиста, либо вообще не оставаться на Майдане.

Была уже почти полночь, когда тысячи людей из группы поддержки Дзиндзи в крайне недобром настроении нестройными рядами отправились на главную столичную площадь.

* * *

В субботу, 7 декабря, моральный дух Майдана существенно окреп благодаря двум событиям. Сначала на сцену вышел бывший грузинский президент Михаил Саакашвили, который выступил с пространной речью на украинском языке; ее суть сводилась к неизбежности победы митингующих. При этом Саакашвили несколько раз резко высказался о Владимире Путине, сравнив его с «хулиганом в темном переулке», а страны бывшего СССР — с его потенциальными жертвами. Кроме того, он назвал события в стране «рейдерским захватом Украины», осуществляемым Кремлем. Выступление Саакашвили протестующие приняли на ура.

Через несколько часов после Саакашвили на той же сцене появились музыканты белорусской группы «Ляпис Трубецкой», которые исполнили несколько своих фирменных революционных песен (выступать перед протестующими белорусам не в новинку — например, 6 сентября 2013 года они пели на митинге в поддержку Алексея Навального). Музыкантам подпевала вся площадь, а пришедшие на Майдан старушки даже весело приплясывали. Заряд оптимизма был настолько мощным, что уже после завершения выступления десятки тысяч людей в знак благодарности с минуту дружно скандировали: «Бе-Ла-Русь! — Бе-Ла-Русь!»

«Нам давно их не хватало, очень хорошо, что приехали», — сказал львовянин Богдан. Он также пообещал, что на следующий день, то есть в воскресенье, обязательно выйдет на «народное вече», анонсированное и разрекламированное лидерами парламентской оппозиции. «С друзьями», — уточнил студент. В тот вечер не он один — вся площадь рвалась в бой, не желая превращать намеченное на 8 декабря «вече» в очередное обсуждение текущего момента с элементами концерта. Сразу несколько человек объявили корреспонденту «Ленты.ру»: «Завтра — решающий день».



* * *

Воскресным утром в Киеве светило солнце, поэтому Майдан, до отказа заполненный людьми, смотрелся особенно празднично. Людей собралось так много, что оценить их численность не было никакой возможности. Но очевидно, что пришли сотни тысяч; по оценкам организаторов — полмиллиона.

Люди стояли не только на Майдане, но и на прилегающих к нему улицах. На трибуне выступали лидеры оппозиции: Олег Тягнибок от националистической «Свободы», Арсений Яценюк от «Батькивщины» и Виталий Кличко от «Удара». За две недели Евромайдана его участники уже могли выучить речи политиков наизусть (вот они в кратком пересказе: «Мы требуем отставки правительства, освобождения политзаключенных, наказания тех, кто отдал милиции приказ применить силу на Майдане в ночь на 30 ноября; если этого не произойдет, мы победим и отправим преступную власть под суд»).

Вероятно, именно поэтому многие из пришедших на Майдан даже не стали слушать ораторов, а сразу отправились «на разведку» — на улицу Банковую, к администрации президента, у которой неделей ранее развернулись жестокие бои с милицией. Вход на эту улицу был заблокирован автобусами, перед ними в несколько рядов стояли «беркутовцы» и солдаты внутренних войск.

Переулки, ведущие от администрации к зданию правительства и парламента, также были перегорожены автобусами и войсками. Движение было возможно только по улице Институтской, поднимающейся вверх от Майдана. «А как пройти к правительству?» — спросил милиционеров один из демонстрантов. «С боем», — ответил ему другой. Милиционеры промолчали. Людей, не желающих слушать лидеров оппозиции, становилось все больше. Не обладая никакой программой действий, они ходили вверх и вниз по Институтской.

Тем временем на Майдане была сформирована настоящая добровольческая мини-армия из крепких мужчин в строительных касках, многие из них были с противогазами и газовыми баллончиками. Около часа дня они, разбившись на сотни (всего их было не менее 17-ти), строевым шагом отправились к зданию правительства на улицу Грушевского. За этими людьми потянулись и остальные протестующие. Песен, в отличие от прошлых митингов, никто не пел. Общий настрой был очень серьезным.

Колонны мрачных марширующих людей выглядели впечатляюще. Боевой дух они поддерживали, выкрикивая: «Слава нации! Смерть врагам!», «Украина превыше всего!» и «Слава Украине — героям слава!» Когда колонна остановилась у одной из перегороженных улиц, охранявшие ее милиционеры испытали заметный дискомфорт. Толстый милицейский начальник кричал кому-то в телефон: «Да, они тут, у меня! Что мне делать? Нет, не знаю, пока стоят!» На его счастье спустя десять минут колонна двинулась дальше — в обороне правительственного квартала обнаружилась брешь: незащищенная улица, по которой «сотни» вышли на улицу Грушевского и прилегающему к ней Мариинскому парку.

Это был кульминационный момент митинга: всего лишь шеренга крайне напуганных милиционеров отделяла марширующих от проправительственного митинга, гремящего военными песнями. Этот митинг сильно отличался от Майдана — на него со всей страны свезли несколько тысяч бюджетников и молодых людей спортивного телосложения. Учитывая расклад сил, ни милиционеры, ни «регионалы» не могли стать помехой митингующим на пути к зданиям парламента и правительства.

Впрочем, неизвестно откуда в эти минуты появились депутаты от оппозиционных партий, которые взобрались на микроавтобус с колонками и начали повторять ровно то же, что часом ранее звучало на Майдане. «Мы — мирный протест! Мы требуем отставки правительства! Долой Януковича!» Люди недоуменно глядели на происходящее; выступавших, однако, это не смущало. «Давайте все вместе еще раз скажем этой банде — геть!» — кричал один из них. «Банду геть!» — послушно отвечала колонна. «А давайте скажем, где зеку место!» — надрывался оратор. «Зека — на нары!» — отзывались люди в касках. Минут через 15 рядом с милиционерами возникли бойцы спецподразделений внутренних войск. Стало ясно, что пройти вперед без серьезных столкновений невозможно.

Люди, собравшиеся в колонны, устали стоять и начали мерзнуть. Они явно не понимали, что они там делают. «Есть такая страна — Австрия. В ней столица — город Вена. В этом прекрасном городе…» — не унимался очередной депутат. Протестующие стали разбредаться по парку, где небольшими группками мирно паслись бюджетники, завернутые во флаги Партии регионов.

— Вы видели, что у вас появились гости? — поинтересовался я у нескольких женщин, пивших чай из термоса под деревом.
— Ну видели, — вяло отозвалась одна из них.
— И что вы думаете?
— Да ничего. Нам-то что?

Происходившее вокруг их категорически не заботило. Тем не менее, большинство сторонников президента во избежание конфликтов предусмотрительно избавились от символики Партии регионов. 

Ближе к вечеру протестующие, осознав, что никакого похода на правительство и парламент не будет, перегородили улицу Грушевского грузовиками и разбили там армейские палатки. То же самое произошло возле администрации президента. Фактически к вечеру 8 декабря весь правительственный квартал Киева оказался в осаде. Укрепившись, демонстранты стали готовиться ко сну. Основная активность на этот день закончилась. 

Стоит отметить, что если раньше участники Майдана строили баррикады, чтобы отбиваться от возможной атаки со стороны милиции, то теперь такие же баррикады используются для блокады правительственных зданий. Фактически это отсекает и премьера, и правительство от их кабинетов — и можно поспорить, насколько прочно они сохраняют власть в своих руках. Служба безопасности Украины отреагировала на эту новую реальность заведением уголовного дела о попытке захвата государственной власти. Ни подозреваемых, ни обвиняемых в деле, правда, нет.

* * *

На фоне продолжающегося Евромайдана активисты партии «Свобода» устроили собственный праздник. Поздно вечером в воскресенье они приехали к местному памятнику Ленину с домкратом и строительными тросами. Под одобрительные возгласы зевак «свободовцы» накинули тросы на памятник и начали его наклонять, пока он, наконец, не рухнул головой вниз. Все это сопровождалось распеванием гимна Украины. Проезжающие мимо автомобили приветственно гудели клаксонами. Ликование было всеобщим, единственного защитника памятника, престарелого коммуниста, оттащили — чтобы не пострадал. К рухнувшему Ленину устремились люди с кувалдами, молотками и металлическими прутьями. Они яростно крушили статую, отбивая от нее куски «на память». «Такое ощущение, что Януковича скинули, а не памятник», — сказала светящаяся от радости киевлянка Елена.

На пустой постамент националисты водрузили флаг Украины, после чего все присутствующие в один голос начали скандировать: «Янукович, ты следующий!» За осколками Ленина тут же выстроилась настоящая очередь. Обломки статуи отнесли на Майдан в качестве трофея. День закончился не просто на мажорной ноте, но с полной уверенностью в скорой победе.





* * *

Радость, однако была преждевременной. В понедельник утром поползли слухи о том, что в Киев стянуты войска. Тысячи людей, побросав свои дела и работу, устремились на Майдан. Попасть туда было не так просто — митингующие за несколько часов превратили главную площадь Украины в настоящую сечь, укрепив ее по периметру баррикадами и значительно сузив входы; там образовались пробки.

Поначалу казалось, что тревога не напрасна. Прилегающие к Майдану улицы перегородили автобусами и грузовиками с солдатами и офицерами внутренних войск. Бойцы встали плотной цепью посреди проезжей части, оставив свободными лишь тротуары. Площадь взяли в «коробочку». Кроме того, были закрыты три центральные станции киевского метро, там якобы обнаружили взрывчатку.

Ближе к полудню к милиции вышли депутаты от оппозиции, которые попытались выяснить, зачем выставлены кордоны. Правоохранители заявили, что это плановая ротация, применение силы не планируется — внутренние войска получили приказ охранять митинг.

Однако «охрана митинга» позже обернулась постепенным выдавливанием участников акций протеста с занимаемых позиций. «Беркут» и бойцы ВВ постепенно зачистили улицу Грушевского, на которой расположено здание кабинета министров и парламента. Стало известно также об обысках, которые были проведены в офисе партии «Батькивщина» (эту информацию позже сами правоохранители, правда, опровергли). По данным на 21.00 понедельника по мск (19.00 по Киеву), милиция оттеснила митингующих также и от палаточного лагеря на перекрестке Институтской улицы и Крепостного переулка. Все это вкупе делает окончательную зачистку центра украинской столицы уже к утру вторника более чем реальной.

подписатьсяОбсудить
00:05 21 июля 2016
A man lights a candle by a portrait of Pavel Sheremet surrounded with flowers and candles at a place of his death in Kiev, Ukraine, Wednesday, July 20, 2016. A prominent journalist was killed in a car bombing in Ukraine's capital, Kiev, on Wednesday, sending shockwaves through the Ukrainian journalist community that was shaped by the gruesome killing of the publication's founder 16 years ago. (AP Photo/Sergei Chusavkov)

Ищите женщину?

Убийство Павла Шеремета: целенаправленная охота или роковая случайность
Свадьба в БишкекеЗа кражу невест не берут под арест
Почему в Киргизии принято начинать создание семьи с преступления
A man lights a candle by a portrait of Pavel Sheremet surrounded with flowers and candles at a place of his death in Kiev, Ukraine, Wednesday, July 20, 2016. A prominent journalist was killed in a car bombing in Ukraine's capital, Kiev, on Wednesday, sending shockwaves through the Ukrainian journalist community that was shaped by the gruesome killing of the publication's founder 16 years ago. (AP Photo/Sergei Chusavkov)Ищите женщину?
Убийство Павла Шеремета: целенаправленная охота или роковая случайность
Распаднические настроения
С чем останется Украина после интеграции в нее Евросоюза
Как купить мушкет
Где приобретают «старинное» оружие и как из него стреляют
Обыски в офисе Главного следственного управления Следственного комитета РоссииСлед Шакро
Как перестрелка у московского кафе привела к задержанию высокопоставленных чинов
Policemen walking down stairs and securing the area in the underground station Karlsplatz (Stachus) after a shootout in Munich, Germany, 22 July 2016. After a shootout in the Olympia shopping centre in Munich, injuries and possible deaths were reported by the police. The situation is still unclear. PHOTO: ANDREAS GEBERT/dpaКТО стучится в дверь ко мне
Какие выводы стоит сделать из полицейской операции в Мюнхене
Сокрытое в волнах
Сколько ядерных бомб потеряно в Мировом океане
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Еще нарожают
Зачем персидская знать торговала телами своих жен
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Рюриковичи мы!
Что скрывается за образом основателя великой Руси
«Она подозревала в нем будущего алкоголика»
Марина Степнова и Александра Боярская читают книгу «Где-то под Гроссето»
Стар? Супер!
Артисты, для которых возраст не имеет значения
The Lady Vanishes'  - Sally Stewart, Margaret Lockwood,       
Alfred Hitchcock and Googie Withers
An English girl on a train from Switzerland befriends an old woman. But when the woman disappears, her fellow passengers deny ever having seen her.
«Он всегда утверждал, что в их браке нет секса»
Жизнь Альфреда Хичкока и Альмы Ревиль в изложении Питера Акройда
«Явись же в наготе моим очам»
Генрих VIII и Анна Болейн, фавориты Елизаветы I в поэзии XVI-XVII веков
Чудаки пришли к успеху
10 самых необычных аккаунтов в Instagram
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Убить за селфи
История «пакистанской Ким Кардашьян», которую задушил родной брат
Гран-при Венгрии
Онлайн-трансляция самой экваториальной гонки Формулы-1
Советский форсаж
Более 100 раритетов на Красной площади: видеотрансляция
Немаленький домик
Длительный тест MINI Cooper S Clubman: итоги, выводы и три цилиндра
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей