Дорожная карта Кебедова

Сельский житель построил стратегически важную для России дорогу своими силами

Фото: Марк Редькин / РИА Новости

В августе в Дагестане начнется реконструкция стратегического долгостроя, начатого еще при Александре II в 1859 году. Речь идет об Аваро-Кахетинской дороге. Власти республики объявили о грядущем запуске строительства трассы, которая пройдет через четыре горных района. Между тем, эта дорога уже существует. Построил ее на собственные средства житель села Бежта Магомед Кебедов.

Дорога в рай

Пятьдесят четыре километра грунтовой дороги шириной четыре метра — таков итог пятнадцатилетней работы дагестанского предпринимателя Магомеда Кебедова. Для него трасса от села Бежта в Дагестане через Вантлиашевский перевал до грузинского села Ахалсопели во всех смыслах является «дорогой жизни» — уже 27 лет он возводит ее собственными руками, закупая нужную технику на собственные средства. Это стратегическое, а во многом и стоическое решение он принял 1987 году. В то время 37-летний Кебедов был не единственным энтузиастом. «Строительство я начал при участии общественности района, — рассказывает он. — Нам удалось расчистить горные тропы, расширив их до полутора метров и дойти до Вантлиашевского перевала. Фактически, до границы с Грузией. Однако дальше дело не пошло: мне надо было зарабатывать на жизнь. Второй этап строительства начался уже после развала Союза, в 1991 году».

Отсутствие интереса к проекту дороги со стороны властей предприниматель считает странным: стратегическое значение наличия коммуникаций между Дагестаном и Грузией осознавали еще в царской России: как иначе перебрасывать войска из Грузии в случае нападения Турции? В условиях современных экономических отношений, дорога от Каспийского моря к Черному — будет востребована вне зависимости от политической конъюнктуры. В Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана готовится войти Армения, и эта дорога – наиболее удобный для нее выход к Каспийскому морю.

Между тем, с Аваро-Кахетинской дорогой местное население связывают определенные традиции. Во всяком случае, именно из разговора с Кебедовым становится понятно, почему местное население готово отстаивать проект строительства. «Раньше дороги из нашего поселка в Махачкалу не было, — старательно рисует на земле некое подобие карты отчаянный предприниматель. — Чтобы не помереть с голода, мы все необходимое завозили из Грузии. Разница ведь ощутима: к центру Дагестана мы ехали традиционно два дня, а по Аваро-Кахетинской дороге до грузинского изобилия [имеется в виду советское время — прим.] добирались за несколько часов. По этой причине взрослые всегда зимой работали в Грузии».

Естественно, этой дорогой родители водили и маленького Магомеда, которому путешествие через горы навсегда врезались в память вместе с дружбой народов и вкусными грузинскими фруктами. «Грузины возили сюда фрукты, овощи, вино — у них же благоприятное место, что ни посади, вырастет даже на камне. Со временем мы все обрели там кунаков, подружились. Никто же не знал русского языка в то время, только родной [сложный диалект аварского] и грузинский», — вспоминает Кебедов. «Однажды я всю дорогу нес пустое 12-литровое оцинкованное ведро, — глядя будто внутрь себя, говорит он, — это врезалось в мою память, и с этих пор в моем сознании укоренилась мечта построить дорогу». Кебедов внимательно смотрит в горы, когда рассказывает эту часть своей истории. «А как была рада моя мама этой дороге (я начал строить еще при ее жизни)! У грузин и дагестанцев много схожих черт характера и они могут уживаться вместе — говорила она. Времена Гамсахурдии, когда был провозглашен националистический лозунг: «Грузия для грузин», сами грузины вспоминают с сожалением», — с горечью говорит он.

Угроза безопасности США

Тем временем, спустя 150 лет после Александра II Аваро-Кахетинская дорога снова «зазвучала» в высших эшелонах власти России: в 2008 году неожиданно прилетевший в Дагестан президент Владимир Путин пообещал местным жителям, что дорога из Ботлихского и Цумадинского районов будет проложена до границы с Грузией. Это заявление вызвало панику в руководстве Грузии — напряженность тогда нарастала и спустя полгода вылилась в грузино-осетинский конфликт. Однако в тот момент, еще до принуждения к миру, Россия ввела облегченный режим для перехода границ грузинскими гражданами, что было воспринято Тбилиси в штыки и рассматривалось ни много ни мало – как угроза безопасности страны. Не помог даже тот факт, что Москва всего лишь пыталась решить проблемы аварского населения Дагестана, исторически проживающего по обе стороны границы. Так в эпопее со строительством Аваро-Кахетинской дороги появился еще один нюанс: геополитический, расположившийся по ту сторону Атлантики.

«Вы представляете, — раздражение в голосе Кебедова нарастает, — оказалось, что моя дорога мешает американцам. Через друзей и знакомых я узнал, что они всячески препятствуют реконструкции этой дороги — оказывают давление на Грузию, чтоб дорогу не открыли. Я трижды просил Шеварднадзе через депутата их парламента, ставил вопрос об открытии упрощенного пропускного пункта. Каждый раз Шеварднадзе только отмахивался, дескать, этот вопрос преждевременный». «А еще в 1991 году полковник КГБ Грузии приехал и говорит мне слово в слово, что я делаю благородное дело, и что грузины знают, какая от этого польза будет и как это нужно. Но Грузия тогда согласовывала свой бюджет с Америкой — и всем дорога оказалась без надобности», — Кебедов уже не жалуется, а просто перечисляет этапы своей борьбы с Тбилиси и Вашингтоном. После этого с новыми властями — Саакашвили и Иванишвили он уже не связывался.

В настоящий момент дорога закрыта, по ней никто не ездит. Это связано не только с политикой, но и с элементарными правилами безопасности — за горной дорогой надо постоянно ухаживать, иначе ее начинают разбивать обвалы и оползни. Кроме того, после отказа Грузии ввести упрощенный въезд гражданам приграничных регионов, закрыта и граница — пограничники не пропускают ни кого по обе стороны от пограничного столба. Сам же Кебедов к властям уже не обращается, считает, что от чиновников только вред. Он уверенно говорит о том, что «деньги, отпущенные на дорогу, беспощадно воруют» и, ссылаясь на российские законы, предлагает отдать Аваро-Кахетинскую дорогу в его, частные руки. Эти предложения даже не отвергаются — они просто остаются без ответа. И Кебедов понимает, почему так происходит. «Если Магомед километр дороги строит за один миллион, а не за пятнадцать, как чиновники, естественно возникает вопрос, почему транжирятся государственные деньги», — поясняет он.

Бумага стерпит все

Между тем, объявлено, что в августе этого года «Дагавтодор» начнет реконструировать участок Аваро-Кахетинской дороги, чтобы довести асфальтовое покрытие до всех райцентров. На инициативу уже выделено 32 миллиарда рублей, но о выходе к Грузии пока речи нет. «Асфальтовая дорога соединит центры Шамильского, Цунтинского, Тляратинского районов и Бежтинского административного участка. Что касается доведения дороги до границы и соединения ее с грузинской частью — это дело отдаленной перспективы. Если будет принята соответствующая федеральная программа», — говорят в ведомстве.

Кебедов относится к этим заявлениям с горькой иронией, говорит, что «миром правит взятка». Ему, к слову, много раз предлагали за банальный откат продавить нужное решение, но предприниматель всякий раз отказывался. «Я разорился на кредитах, пришлось дом продать, жены украшения. Дети мои босиком в школу ходили. Я самый большой противник взятки — никогда не брал и не давал никому. Сколько раз ко мне домой приходили киллеры и хотели заставить взять деньги, чтоб я откат отдал. Депутаты района обращались к председателю правительства с просьбой или изыскать оплату или разрешить достроить дорогу до конца в частном порядке. Ни того, ни другого», — говорит он. И подчеркивает с истинно горским запалом: «Они мне говорили, чтобы я писал смету побольше, чтобы и на откат и на дорогу хватило. Я своему кодексу изменить не могу, я считаю тех, кто берет взятки, предателями».

В свое время около двух тысяч жителей района подписались под обращением, в котором просили руководство Дагестана оказать содействие в строительстве «стратегически важной» дороги. Однако в 1998 году случился захват здания правительства и чиновники сказали, что это обращение потерялось. Больше бумаг за подписью жителей района не появлялось. Все остальные открытые письма подписаны именем Магомеда Кебедова.

подписатьсяОбсудить
Челюстно-городская хирургия
Каким станет Новый Арбат после завершения масштабной реконструкции
 Лососевая путина на СахалинеРыба твоей мечты
Где наши законные морепродукты и почему они стоят так дорого
Михаил Бабич на Всероссийском аграрном форумеПосол по-киевски
Примет ли Украина нового российского диппредставителя
Максим Ликсутов«Нельзя купить машину, если у вас нет парковочного места»
Максим Ликсутов о перспективах развития дорожно-транспортной системы Москвы
Рисунок любви
Почему девушки хотят замуж за очень взрослых мужчин
Разрешите вас съесть
Кинопремьеры недели: от «Охотников за привидениями» до «Неонового демона»
Импортозамещение в картинках
Третьяковка предлагает «отбросить предвзятое мнение» по отношению к Айвазовскому
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей