Преступление, о котором принято молчать

Почему Индию захлестнула волна изнасилований

Полицейские сопровождают одного из четырех осужденных за групповое изнасилование, Мумбаи, Индия
Полицейские сопровождают одного из четырех осужденных за групповое изнасилование, Мумбаи, Индия
Фото: Rafiq Maqbool / AP

В Индии каждые 22 минуты совершается изнасилование. Зачастую такие преступления бывают групповыми, а иногда заканчиваются убийством. Неспособность урегулировать эту проблему стала одной из причин недавнего поражения Индийского национального конгресса, находившегося у власти 10 лет. Теперь вести кампанию по борьбе с сексуальным насилием над женщинами предстоит новой правящей партии — «Бхаратия джаната парти». Удастся ли ей переломить ситуацию, сложившуюся из-за гендерного дисбаланса и социальных традиций — вопрос открытый.

Несколько дней назад в индийском Мумбае суд вынес обвинительный приговор двум подросткам по делу о групповом изнасиловании. От смерти преступников спас только возраст — их подельников приговорили либо к пожизненному заключению, либо к высшей мере. Наказание определили уже в соответствии с новой, значительно ужесточенной, редакцией статьи в уголовном кодексе. Изнасилование прочно удерживает четвертое место в списке преступлений против женщин в Индии, уступая только домашнему насилию, оскорблению на улице и похищению. Причем число жертв изнасилования все время растет. Рискуют не только индийки, но и иностранные туристки независимо от возраста. В 2012 году групповое изнасилование девушки в автобусе, повлекшее ее смерть, привело к массовым акциям протеста: сотни тысяч людей вышли на улицы, требуя от правительства и полиции защитить индийских женщин от насильников. Неспособность властей справиться с волной преступности стала одной из причин поражения Индийского национального конгресса (ИНК) на выборах. Что же толкает индийцев на преступление снова и снова?

Понаехали

Когда после нашумевшего изнасилования в 2012 году задержали подозреваемых, источники в полиции сразу сообщили прессе: среди арестованных – ни одного делийца, все приезжие. Мигранты на улицах Нью-Дели — явление не менее привычное, нежели на улицах Москвы. Разница только в том, что, если в российскую столицу едут на заработки преимущественно жители соседних государств, то в индийскую за лучшей жизнью стекаются жители беднейших штатов. Первенство держит Бихар. Бихарец в столичном фольклоре — деревенщина со смешным акцентом, любимый персонаж анекдотов и нетолерантных шуток.

Согласно переписи населения 2011 года, мигрантами оказались 30 процентов всего населения Индии. Из деревень в города людей гонят бедность, аграрный кризис и перенаселение. Приезжие селятся в трущобах, где нет элементарных удобств, воды и электричества, и работают за мизерную плату. Для женщин из деревни есть лишь два пути: либо на стройку, заниматься тяжелым физическим трудом, либо в домработницы. Единственное исключение составляют девушки, которых привезли в город, пообещав райскую жизнь, а в итоге продали в бордели. Ежедневно в Индии по статистике убивают восемь домработниц, многих перед этим насилуют. Если обходится без убийства, женщина все равно не обращается в полицию, чтобы сохранить, хоть и копеечный, но стабильный заработок.

Но, если женщины-мигранты забиты и безответны, то мужчины, как правило, более агрессивны. Они приезжают из деревни, где до сих пор блюдутся стародавние обычаи и женщины в городе в коротких юбках, пьющие алкоголь, спокойно стоящие среди мужчин в ожидании общественного транспорта, вызывают у них непонимание и крайнее раздражение.

Древние обычаи

Индийская деревня — оплот традиций и консерватизма. Несмотря на то, что кастовая система в Индии официально отменена, именно на ней строится вся система власти в сельской местности. Старейшины из печально известных кхап панчайятов (деревенских советов) управляют селами практически неограниченно. Именно эти кружки уважаемых стариков, по данным полиции, организуют групповые изнасилования и убийства «во имя чести семьи», а также применяют такое страшное оружие, как бойкот — вся семья женщины становится изгнанниками в своей деревне, и их допускают обратно в общество только после сурового наказания. Кхап панчайяты стали в индийской прессе символом отсталости и косности, и в 2011 году они были официально распущены решением верховного суда, но нелегально продолжают действовать до сих пор.

Индийская деревня представляет собой строгую систему каст, иерархию, в которой на верхушке находятся брахманы, а внизу — далиты, «неприкасаемые», вообще не входящие в эту структуру. Землевладельцы, как правило, принадлежат к одной из высших каст — «дваждырожденных», безземельные и рабочие — к низшим, а большинство и вовсе к «неприкасаемым». Нередко представители высших каст, не боясь осквернить себя, совершают преступления. Индию в свое время потрясла история Бханвари Деви, далитки, которая выступала против ранних браков. Группа мужчин из высших каст подвергла ее групповому изнасилованию в наказание, но суд даже отказался рассматривать это дело: как объяснил судья, он не верит, что «дваждырожденный осквернил бы себя изнасилованием женщины низшей касты».

Много шума в свое время наделало заявление представителя одного из правых движений, тесно связанных с пришедшей недавно к власти «Бхаратия джаната парти» (БДП), Мохана Бхавата, который заявил: «Массовые изнасилования — проблема Индии, а не Бхарат». Бхарат – древнее название Индии на хинди; таким образом, Бхават намекнул на то, что весь вопрос изнасилований — следствие исключительно западного влияния. Заявление вызвало бурю возмущения, в прессу стали все чаще просачиваться страшные подробности: в некоторых деревнях женщин, которые отвергли сексуальные домогательства или бросили вызов патриархальным нормам, проводили по улицам обнаженными, привязывали к дереву и линчевали. Но статистика по насилию в деревнях ведется в Индии из рук вон плохо, не говоря уже о принуждении к сексу в семье — такого пункта вообще нет в индийском уголовном кодексе.

Индийские судьи крайне неохотно берутся за дела, касающиеся изнасилований: засудить насильника, если случай не слишком резонансный, очень тяжело. На семью жертвы оказывают давление панчайяты и родня преступников, зачастую в травлю включаются сами представители закона. В сентябре 2012 года женщину из низшей касты изнасиловали в штате Харьяна. После этого она отсидела десять дней в тюрьме по обвинению в лжесвидетельстве и отозвала иск.

Правительство выплачивает почти три с половиной тысячи долларов жертвам, которые не побоялись обратиться в полицию после изнасилования. Но многие предпочитают держать произошедшее в тайне, так как шанс обесчещенной женщины выйти замуж крайне мал. И даже при этом условии лишь четверть процессов заканчивается обвинительными приговорами.

Семья и школа

Уже долгие годы Индия пытается решить вопрос с половым просвещением в школах. Против введения этого предмета активно выступают правые партии, настаивающие на том, что секс до брака «аморален, неэтичен и вреден для здоровья». Идея внести половое просвещение в школьную программу рассматривается как следствие тлетворного влияния Запада, намеревающегося подорвать традиционную мораль.

В итоге, как объясняют защитники полового просвещения, дети все равно узнают вкус запретного плода, но весьма специфическим образом. Недавно на окраине Дели 14-летний подросток жестоко изнасиловал шестилетнюю девочку. В полиции он объяснил, что вдохновил его на это просмотр порноролика на мобильном телефоне. По статистике, за прошлый год по обвинениям в изнасиловании были задержаны 1316 несовершеннолетних, причем, по словам экспертов, чаще всего именно их действия отличаются крайней жестокостью. Масла в огонь подливает то, что максимум, который грозит подростку — три года исправительной колонии, в которой его будут кормить и поить за счет государства, и к тому же бесплатно дадут полезную профессию. Многим его сверстникам в это время придется добывать пропитание самостоятельно и оплачивать учебу из своего кармана.

Слишком много мужчин

Но все перечисленные выше проблемы — это лишь верхушка айсберга. Под ними лежит огромная проблема даже не государственного, а цивилизационного масштаба — гендерный дисбаланс.

На полуострове Индостан с давних времен родившийся мальчик считался для родителей благом, а девочка — обузой. Мальчик помогал в поле, зарабатывал на жизнь и наследовал хозяйство, а девочку требовалось как можно удачнее выдать замуж, да еще и дать за ней подобающее приданое. До появления УЗИ эту проблему решали уже после рождения ребенка: мальчиков оставляли, а девочек, если было понятно, что семья не прокормит, уносили в джунгли или к ближайшей реке. Подобный обычай практиковался в свое время у всех народов мира, но если западная цивилизация накопила достаточно богатств, чтобы его изжить, то в Индии, где по-прежнему лишний рот в семье может означать голодную смерть для всех, он сохранился.

После появления ультразвуковой диагностики от младенца нежеланного пола начали избавляться еще в утробе. Сейчас, по данным индийского министерства здравоохранения, в год делается 700 тысяч абортов девочек. В итоге гендерный дисбаланс достиг чудовищных значений: на 1000 мужчин приходится 940 женщин (для сравнения: в России на 1000 мужчин приходится 1160 женщин), то есть в Индии десятки миллионов мужчин не могут найти себе подругу. Первенство держит штат Харьяна: там на 1000 мужчин приходится 879 женщин. В стране по-прежнему большая часть деревенского населения живет по сложившимся веками обычаям, и хотя почти десять лет назад был принят закон, по которому женщины имеют равные с мужчинами права на наследование имущества, он почти не работает.

В итоге в Индии число молодых мужчин, не имеющих возможности когда-либо завести семью, превышает все население России. Неудивительно, что число изнасилований на этом фоне растет как на дрожжах. Индийское правительство пытается исправить диспропорцию выплатой символической компенсации в случае рождения девочки и бесконечными запретами. Запрещены тесты, определяющие пол ребенка, и аборты по их показаниям. Все эти запреты, разумеется, обходятся. Как цинично шутят индийские врачи, «заплатите 500 рупий сейчас и сэкономьте 50 тысяч рупий, которые вам придется потратить на приданое, в будущем».

В предыдущие годы индийские политики не раз позволяли себе достаточно спорные высказывания по поводу изнасилований. То один, то другой чиновник или депутат выдавал нечто вроде: «Изнасилования — это случайные инциденты», «Бывают изнасилования оправданные, а бывают и неоправданные». Лидер местной партии в штате Уттар-Прадеш, например, призывая смягчить приговор участникам группового изнасилования, заявил: «Мальчики иногда совершают ошибки, что же их теперь, за это вешать?» И чаще всего такие высказывания позволяли себе политики правого спектра. Но именно пришедшему к власти в Индии правому правительству придется так или иначе решить вопрос с изнасилованиями, если министры не хотят повторить судьбу своих предшественников из Индийского национального конгресса.

подписатьсяОбсудить
«Все здесь сочувствуют Украине»
Уроженка Омска делится впечатлениями после переезда в Канаду
Без прикрытия
Звезды призывают женщин отказаться от макияжа
Дикий, дикий райцентр
Фотоистория о жизни ковбоя из города Шуи
«Бесплатные вегетарианские хот-доги»«Убить всех веганов»
За что мясоеды не любят поклонников растительной диеты
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон