Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Синдром третьей республики

Украинская власть озаботилась защитой Харькова

Петр Порошенко во время рабочей поездки в город Харьков, 11 октября 2014 года
Фото: Николай Лазаренко / Коммерсантъ

В минувшие выходные в Харькове побывал президент Украины Петр Порошенко. Он назвал город «форпостом украинства» и пообещал обеспечить ему надежную защиту с юга. Часть Харьковской области, как сообщалось ранее, может быть включена в зону АТО (антитеррористической операции, ведущейся на востоке страны). Укреплением обороны региона Киев занялся на фоне нарушений перемирия на территории Донбасса и слухов о возможном создании в Харькове «народной республики».

Для защиты Харьковской области власть уже приняла ряд мер. К концу мая на ее границах с Донецкой и Луганской областями были установлены десятки блокпостов. В июне сообщалось, что там перекрывают мосты — «чтобы в область не могли проникнуть диверсионные группы».

В самом Харькове были организованы патрули с участием милиции, а также батальонов «Харьков-1» и «Слобожанщина» (недавно они были усилены бронированными автомобилями «Кугуар»). Патрулировать улицы вышли и местные проукраинские активисты — с целью пресекать возможные «сепаратистские провокации» и нападения на административные здания. «Город сейчас нужно оборонять от внутренних врагов, внутренний враг работает постоянно», — заявил один из них.

В сентябре стало известно, что в Харьковской области планируется создать еще один батальон территориальной обороны — для укрепления границ, охраны особо важных объектов и организации опорных пунктов по периметру областного центра. Также туда решили передислоцировать 22-й Харьковский батальон, который был создан ранее и задействован в военной операции на территории Донбасса.

Вскоре после этого Порошенко поручил областному совету утвердить план обороны Харькова. «Технология войны, которая ведется блокпостами, закончена. Она не очень эффективна, и моя ответственность, как верховного главнокомандующего, разместить достаточное количество бригад с эшелонированной обороной, которая способна защитить Харьков», — заявил он.

О возможности включения некоторых районов Харьковской области в зону АТО недавно рассказал председатель Государственной службы Украины по делам ветеранов Артур Деревянко. Фактически информацию подтвердил и советник главы МВД Антон Геращенко, заявивший, что пересмотр границ АТО связан с предоставлением льгот силовикам (в том числе тем, кто охраняет блокпосты в Харьковской области). Позднее, правда, последовало опровержение: в Совете безопасности Украины заявили, что расширять зону операции не планируется.

Усиление обороны Харьковской области согласуется с нынешним курсом Киева на локализацию конфликта на востоке Украины и создание буферной зоны у де-факто границ ДНР и ЛНР. Как заявил Порошенко в своем обращении к народу 12 октября, речь идет о том, чтобы «свести несколько линий оборонительных сооружений на Донбассе и надежно прикрыть остальные украинские территории».

С другой стороны, сложной остается и ситуация в самом Харькове, где периодически напоминают о себе сторонники создания «народной республики», а противостояние между майдановцами и антимайдановцами время от времени выливается в уличные стычки.

Харьков в свое время был одним из центров сопротивления Майдану. Там активно действовала организация «Оплот», противостоявшая сторонникам «революции» (позднее ее представители приняли участие в событиях так называемой «русской весны»). Еще в начале марта в Харькове была захвачена областная администрация, месяц спустя там, как и в Донецке, провозгласили народную республику. Появился даже «народный губернатор». В мае сторонники Харьковской народной республики (ХНР) собирались провести референдум.

Затем кампания пошла на спад. Референдум о Харьковской республике так и не состоялся. Некоторые из лидеров Антимайдана были арестованы. «Количество активистов — известных и рядовых — действительно уменьшилось, — констатировал в начале июля один из лидеров движения «Юго-Восток» Юрий Апухтин. — Власть предпринимает шаги, чтобы наше движение подавить: запрещает митинги, не дает ставить палатки. Думаю, мы просто поменяем формат, уйдем от массовых выступлений в более умеренную стезю».

Полностью, впрочем, тема Харьковской республики закрыта не была. На харьковских улицах появлялись надписи «ХНР», а в интернет выкладывались обращения от имени «харьковских партизан», обещавших «освободить Харьков». Деятельности «партизан» приписывались и теракты, совершенные в регионе за последнее время: уничтожение высоковольтной линии на железной дороге, подрыв банкомата «ПриватБанка», нападение на офис кандидата в депутаты, обстрел военкомата и взрыв цистерн с горючим.

В августе на YouTube выложили обращение некоего Антона Гурьянова, который был назван главой парламента Харьковской республики. Он заявил, что в Харькове создана подпольная сеть, действующая «под общим политическим и военным руководством», и что «дни преступного режима сочтены». Наличие подпольного движения подтверждал и один из лидеров антимайданного движения Константин Долгов.

Власть наличие угрозы признавала. Украинские силовики периодически отчитывались о поимке диверсантов. В сентябре, в частности, было объявлено о задержании некоего гражданина, который якобы за вознаграждение планировал устроить взрыв возле областной администрации, а также целой группы, готовившей, по данным следствия, теракты на объектах жизнеобеспечения. В целом, однако, власть старалась население успокоить. «Это не более чем пиар… Реальных оснований для этого нет», — заявлял в августе советник главы МВД Антон Геращенко, комментируя призывы к созданию ХНР. По поводу соответствующих надписей, появляющихся в городе, он высказал мнение, что «реально эти силы ничего сделать не могут и нанимают бомжей-алкоголиков, которые за 100 гривен нарисуют что угодно».

Если верить украинским социологам, среди местного населения особой популярностью идеи отделения от Украины не пользуются. По данным недавнего опроса, проведенного фондом «Демократические инициативы», сторонники отделения не представляют большинства ни в одной из частей Украины, их доля составляет в среднем около пяти процентов (за исключением Донбасса, где она выше, хотя и там, по данным авторов исследования, она составляет менее половины населения). С учетом негативного опыта ДНР и ЛНР — вне зависимости от того, кто и в какой степени несет за это ответственность — такого рода настроения едва ли можно назвать неожиданными (в самой ДНР недавно признали, что «когда население столкнулось с бедой, со смертями, убийствами… многие люди разуверились, отчаялись в ожиданиях»).

Слухи о возможном появлении Харьковской республики, тем не менее, не прекращались. О таком сценарии на днях заявил, в частности, украинский правозащитник Константин Реуцкий, сославшись на сведения, поступившие от ополченцев ЛНР. Руководитель «Информационного сопротивления» Дмитрий Тымчук распространил информацию, что в Луганскую республику уже поступила партия шевронов ХНР. А бизнесмен, лидер партии «5.10» Геннадий Балашов заявил, что мятеж в Харькове якобы намечен на весну 2015 года (вину за это он возложил на Россию).

«Вероятность появления так называемой Харьковской народной республики есть всегда, потому что в городе есть сообщества людей с соответствующей идеологией, есть соответствующая среда», — считает историк Станислав Николенко. Такие сообщества, по его мнению, могут «подстрекаться» кем-то к активным действиям.

Недавние события, произошедшие в городе (в частности, снос памятника Ленину), можно рассматривать и с этой точки зрения. «Снос памятника может стать фактором регионального противостояния, — констатирует политолог Кость Бондаренко. — В городе много людей, для которых Ленин — не просто памятник, а символ эпохи и идеалов. И они могут воспринять это как некий плевок в лицо… Такое впечатление, что кто-то специально сжимает пружину недовольства, играя на настроениях и чувствах людей, чтобы эта пружина распрямилась».

О провокациях говорили и местные майдановцы, комментируя сентябрьский инцидент с участием людей в балаклавах, вышедших разгонять немногочисленный митинг коммунистов. «Это были непонятные люди, которым возможно заплатили. Мое мнение, что это спланированные провокации, которые были и раньше, которые снимают на российские телекамеры, которым выгодна дестабилизация событий в Харькове», — заявила журналистам одна из участниц Евромайдана.

Вопрос о том, кому может быть выгодно обострение обстановки в Харькове, остается открытым. Украинские власти по обыкновению винят Россию. Некоторые (такую версию выдвинул, в частности, координатор местного Евромайдана Владимир Чистилин) видят в этом интерес мэра Геннадия Кернеса, полагая, что расшатывание ситуации может быть использовано им, чтобы доказать свою полезность и предстать в роли «спасителя Харькова» (в местной прессе можно было встретить аналогичную версию с упоминанием руководства области).

Еще одно возможное объяснение сводится к тому, что обстановку может обострять условная «партия войны», пытающаяся создать новый очаг конфликта на фоне перемирия в Донбассе. Наконец, существует версия, что в Харькове пытается сыграть на опережение украинская власть — спровоцировать выступления своих оппонентов и получить повод для их подавления.

В городе между тем ждут очередного обострения. Во вторник, 14 октября, по некоторым данным, националисты собираются провести там марш в честь УПА (Украинской повстанческой армии). Сообщалось, что шествие готовят представители батальона «Азов». В местном движении Антимайдана заявили, что некие провокаторы планируют на этот день радикальные акции, направленные на дискредитацию сторонников ХНР. Представитель движения Олег Новиков заверил, что к вероятному сценарию такого рода его соратники отношения не имеют.

Бывший СССР00:02 9 октября

Колесо Майдана

Зеленский подписал мирные соглашения по Донбассу. Почему украинцы недовольны?
Бывший СССР00:02 6 октября

«Надо удирать в Россию»

Почему польские белорусы радовались пакту Молотова-Риббентропа и мечтали вернуться в СССР