Новости партнеров

Сырная доля

Как производители и ретейлеры решают проблему импортозамещения

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

С момента введения Россией продуктового эмбарго прошел почти год, и в марте 2015-го глава правительства Дмитрий Медведев констатировал, что российские торговые сети «повернулись к отечественному товаропроизводителю лицом». Сам производитель с этим не согласен, а законодатели предлагают радикальный способ решения проблемы.

Кто виноват?

Речь на том мартовском совещании с премьером шла об импортозамещении, курс на которое российские власти провозгласили в 2014 году. Казалось бы, отечественному производителю следует возрадоваться, ведь более подходящих условий для развития бизнеса у него еще не было. Но не все пошло гладко: дорога к покупателю оказалась вымощена трудностями, а сам процесс срочной замены санкционных товаров на отечественные походит скорее на попытку сделать косметический ремонт в доме, нуждающемся в капитальном.

Впрочем, и положительные результаты уже есть: в начале февраля председатель президиума Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), президент группы «Дикси» Илья Якубсон сообщил, что доля российских товаров на полках сетевых магазинов с момента введения продовольственного эмбарго выросла на 2-10 процентов — в зависимости от формата торговой сети. А именно — десятипроцентное увеличение объемов отечественной продукции отмечено в крупных торговых сетях, тогда как в магазинах шаговой доступности российских товаров стало больше лишь на 1-2 процента.

При этом представитель АКОРТ назвал замещение выпавшего из-за эмбарго ассортимента успешным, — по его словам, он изменился, но не обеднел. Правда, при этом Якубсон отметил, что увеличение доли отечественного товара в крупных торговых сетях оказалось не таким значительным, как этого хотелось бы. Проблема, по его словам, в сильном отставании предложения от спроса. Он рассказал, что ретейлеры провели закупочные сессии в регионах и на федеральном уровне в поиске новых поставщиков. «Однако все, что можно было найти в нужном объеме и качестве у российских производителей, закупалось и до введения эмбарго, а новых предложений появилось не так много», — посетовал Илья Якубсон.

Позже выяснилось, что ответственными за скромные масштабы импортозамещения могут оказаться не только производители, но и сами ретейлеры. Так, например, губернатор Алтайского края Александр Карлин в марте пожаловался премьер-министру на то, что сельхозпроизводители его региона столкнулись с проблемой продвижения продукции в торговые сети. В результате у производителей на складах скопилось сыра, масла и другой продукции почти на 2 миллиарда рублей, и они не смогли рассчитаться с поставщиками молока.

«Всем совершенно очевидно, что торговые сети в последнее время позиционируют себя в России как монополисты. Все это происходит в условиях дискриминации отечественных производителей и отсутствия конкуренции», — отмечал еще в начале года член Совета Общественной палаты РФ Владимир Слепак.

К сожалению, на просьбу «Ленты.ру» прокомментировать ситуацию большинство ретейлеров ответило молчанием. При этом в АШАН Россия «Ленте.ру» рассказали, что к настоящему моменту импорт непродовольственных товаров сети не претерпел изменений. По словам директора по внешним коммуникациям Марии Курносовой, эмбарго затронуло примерно 500 наименований продовольственных товаров из 50 тысяч представленных в сети. Однако влияние санкций на товарооборот оказалось невысоким — ниже одного процента.

При этом ретейлер не отказывается от взаимодействия с местными производителями и организует в разных городах Дни поставщиков, в ходе которых местные производители и торговая сеть могут найти способы взаимодействия. К примеру, в Барнауле такая встреча прошла в феврале и собрала более 60 поставщиков, треть из которых уже ведет переговоры с ретейлером.

Проблемы с доступом сельхозпроизводителей в магазины вызывают вопросы, ведь политика импортозамещения предписывает сетям не только не препятствовать, но и всячески способствовать продвижению российской продукции на полки. На деле торговые сети стараются повернуть ситуацию с вялотекущим импортозамещением в свою пользу, и не всегда законными способами. Так, в начале апреля Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России зафиксировала нарушение закона о торговле в сети «Перекресток» (входит в X5 Retail Group): ретейлер взимал с поставщиков мясной продукции различную плату за одинаковые услуги по продвижению товаров.

По словам заместителя начальника управления контроля социальной сферы и торговли ФАС Екатерины Урюкиной, случай этот не единичный. «Ведомство до сих пор сталкивается со случаями, когда торговые сети, занимая более сильную экономическую позицию, создают условия, при которых поставщики вынуждены платить разную цену за одно и то же», — отметила представитель ФАС.

В феврале этого года депутаты задумались о том, чтобы запретить торговым сетям взимать плату с поставщиков за доступ продовольствия на полки магазинов, и даже внесли в Думу соответствующий законопроект. «Войти сегодня в любую сеть, особенно федеральную, без каких-либо доплат невозможно, так как ассортиментные и ценовые позиции фактически узурпированы крупным ретейлом, который диктует правила и указывает, какой товар может быть на полке», — возмущались парламентарии. Председатель комитета ГД РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая уверена, что обременения, которые сегодня несет российский производитель, ограничивают возможности развития производства и снижения цены.

70 процентов на полку

Между тем статистика говорит о том, что ситуация с импортом все же меняется. По данным Федеральной таможенной службы, в марте этого года Россия резко сократила импорт продовольствия по сравнению с мартом 2014-го. Так, стоимость (сумма) импорта молочных продуктов снизилась в 5,1 раза (до 47,1 миллиона долларов), рыбы — в 2,2 раза (до 96 миллионов долларов), мяса и субпродуктов — в 1,9 раза (до 156,3 миллиона долларов), овощей — на 38,7 процента (до 227,2 миллиона долларов), сахара — на 36,8 процента (до 51,8 миллиона долларов), фруктов — на 36,7 процента (до 330,2 миллиона долларов), растительного масла — на 17,3 процента (до 91,2 миллиона долларов).

Поставки алкогольной и безалкогольной продукции сократились в 2,2 раза (до 89,9 миллиона долларов), зерновых культур — в 1,8 раза (до 41,1 миллиона долларов), табака — на 6,6 процента (до 79,9 миллиона долларов).

В целом, подсчитали в ФТС, на импорт продовольственных товаров в марте этого года было потрачено на 38,8 процента средств меньше, чем в марте 2013-го.

В то же время по сравнению с февралем 2015 года поставки, наоборот, выросли. Например, импорт сахара увеличился в 3,1 раза, овощей — на 41,2 процента, мяса и субпродуктов — на 32 процента, рыбы — на 19,7 процента, растительного масла — на 17,9 процента, фруктов — на 17 процентов, молочных продуктов — на 12,3 процента. При этом снова снизилась стоимость импорта зерновых культур (на 17,4 процента), табака (на 4,9 процента), алкогольной и безалкогольной продукции (на 4,4 процента).

Низкие темпы импортозамещения, помимо бюрократической волокиты и нежелания сетей упускать прибыль, объясняются еще и тем, что быстро расширить производство не сможет ни один производитель, даже если очень этого хочет и получил соответствующее распоряжение властей. Во-первых, сырьевая база остается прежней и, как правило, позволяет увеличить выпуск одного вида продукции лишь в ущерб другому (например, производство сыра в ущерб молоку). Во-вторых, далеко не все производители успеют нарастить мощности и воспользоваться благоприятными рыночными условиями в течение заявленного срока действия эмбарго (12 месяцев) из-за больших сроков окупаемости новых проектов в некоторых сегментах (например, в сегменте свинины — до пяти лет).

Между тем освободившаяся ниша, на которую могут претендовать российские производители растительной и животной продукции, огромна. После введения эмбарго в Минсельхозе сообщили, что в результате запрета из общего объема импорта «выпало» 47,2 процента мяса (848,5 тысячи тонн), в том числе 72,7 процента свинины (450,8 тысячи тонн) и 64,8 процента птицы (338,7 тысячи тонн). Кроме того, российский рынок лишился 38,5 процента молока и молочных продуктов (3,64 миллиона тонн), в том числе 60 процентов сыра (249,9 тысячи тонн), а также 25,2 процента овощей и фруктов (1,6 миллиона тонн).

Как же добиться увеличения доли отечественных продуктов и сокращения импортных? Предложения звучали разные. Так, еще в октябре 2014 года Минсельхоз России предложил запретить госзакупки импортных продуктов. В феврале 2014 года парламентарии задумались о запрете торговым сетям прямых закупок сельхозпродукции за рубежом. Как рассказывал первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Сергей Лисовский, импортеры, с которыми российские сети заключают договоры о поставках, являются по большей части офшорными компаниями. Ретейлеру, по мнению парламентария, выгоднее работать с такими компаниями, чем с российскими производителями, даже если те предлагают хорошее качество и хорошие цены.

В марте парламентарии предложили обязать торговые сети отдавать часть площадей продуктам российского производства. Так, в марте депутат от фракции ЛДПР Виталий Золочевский внес в Госдуму законопроект, который обязал бы российские торговые сети использовать не менее 70 процентов торговых площадей для продажи отечественной сельхозпродукции. А глава комитета Госдумы по экономической политике Игорь Руденский («Единая Россия») предлагал отвести под отечественный товар до 50 процентов места на полках.

Как указывали парламентарии, несмотря на то, что на одного россиянина приходится в 2,5 раза больше природной земли, чем в большинстве стран мира, продукции сельского хозяйства в расчете на одного жителя страны производится намного меньше, чем в зарубежных государствах с развитой системой сельскохозяйственного производства.

Но у этой идеи есть противники. Против установления квот для отечественных продуктов на торговых полках выступил Минпромторг. Заместитель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Виктор Звагельский выразил уверенность, что введение предельных квот на импорт продовольствия не улучшит текущего положения дел, а будет способствовать перефасовке продуктов предпринимателями. В результате вырастут объемы фальсификата и контрафакта продовольственных товаров.

Стратегия импортозамещения предусматривает выделение к 2020 году дополнительных бюджетных средств сельхозпроизводителям в размере 625,7 миллиарда рублей. Ожидается, что это позволит заместить объем импортной продукции на сумму 1,3 триллиона рублей.

Однако срок действия продуктовых санкций, введенных Россией, приближается к концу. Готовый вернуться импорт — в прежних или больших объемах — может нивелировать все усилия по поддержке отечественного производителя. Чтобы этого не случилось, всем участникам процесса импортозамещения придется утроить усилия. Например, сделать менее проблемными отношения между местными производителями и ретейлом. Ну или продлить эмбарго.