«Молодое поколение не помнит героев»

Историки, политологи и журналисты о том, как страна отметила 70 лет Победы

Фото: Ирина Бужор / «Коммерсантъ»

В Доме журналиста состоялась презентация проекта Ассоциации исследователей российского общества (НИЦ АИРО- XXI) при участии Союза журналистов России «Победа 70: реконструкция юбилея». «Лента.ру» публикует основные тезисы выступлений.

Людмила Гатагова — старший научный сотрудник Центра изучения народов и межэтнических отношений в России Института российской истории РАН:

Я исследовала подготовку к празднованию Дня Победы на постсоветском пространстве. Победа в Великой Отечественной войне долгое время оставалась для постсоветских стран единственной общеразделяемой праздничной датой. Сейчас память об этой войне раскололась. Это длительный процесс, который начался не вчера, но именно нынешний юбилей продемонстрировал, что сейчас это уже данность. В постсоветских странах менялась не только стилистика, даты или официальное обозначение праздника. Произошло самое главное — стало меняться отношение к событиям Великой Отечественной войны, их трактовка. Это было связано как с появлением новых документов, открытием архивов, так и с меняющейся политической конъюнктурой.

События, происходящие на юго-востоке Украины, безусловно, дали новый импульс к пересмотру канонической версии истории Великой Отечественной войны и Победы в ней. Наблюдается факт переосмысления роли СССР во всех внешнеполитических коллизиях 1930-1940-х годов, равно как и моральной роли СССР в войне в целом. Например, украинский историк М. Маринович заявил: «Тога "победителя над Гитлером" прикрыла гадкую наготу сталинского режима, преступления которого отнюдь не были меньшими, чем преступления режима гитлеровского». Подобного такого рода высказываний было очень много, и это очень печально, что трактовки войны меняются на совершенно полярные.

В постсоветских странах наблюдалось и наличие официального и неофициального контекстов празднования. Это было в странах Балтии, Молдове, Грузии, и, что важно, данные контексты не совпадали. Точно так же во многих государствах наблюдалась картина конфликта старшего поколения, воспитанного на традиционной трактовке и отвергающего любые попытки пересмотра военно-исторического наследства, и младшего поколения, стремящегося установить истину. В этом плане во многом показателен был Конгресс российской прессы за рубежом, который проходил в Москве в начале июня. На нем выступал директор Государственного архива Российской Федерации Сергей Мироненко, в своем выступлении рассказавший, как создавалась легенда о 28 героях-панфиловцах. Это вызвало у многих резкое отторжение, так как часть людей не хотят изживать мифы Великой Отечественной войны.

Петр Баратов — специальный корреспондент журнала «Дилетант»:

Тематикой моей части мониторинга был «Юбилей 70-летия Победы в цифровом пространстве». Я брал два больших сегмента. Первый — интернет как таковой, включающий социальные сети, блогосферу, официальные сайты. И второй сегмент — компьютерные игры.

Выводы такие. Цифровое пространство и социальные сети обладают общим свойством. Информация, попавшая в цифровое пространство, очень ярко горит и быстро гаснет, если туда не подбрасывать топливо. Любое событие, любой интересный момент вызывают повышенное внимание, обсуждение. Но если это событие не влечет за собой некоторое развитие, то интернет-сообщество теряет к нему интерес. Увы, юбилей Победы, который, несмотря на всю подготовку, длится один день, не стал исключением. 10, 11, 12 мая ленты и сообщества пестрели отчетами о параде, шли обсуждения, увязки с текущей политической обстановкой. После этого тема затихла. Остались только официальные порталы, но праздник в интернете довольно быстро закончился.

По поводу компьютерных игр. Немало отечественных фирм занимаются темой Великой Отечественной войны, и многие попытались использовать юбилей, чтобы продвинуть свои продукты. Отечественный проект «Блицкриг 3» — одна из самых популярных российских стратегий — вышел на рынок недоделанным. Произошла типичная ошибка игроиндустрии — попытка продать игру до того, как она будет готова.

Сергей Антоненко — заместитель главного редактора журнала «Наука и религия»:

Я изучал 70-летие Победы в жизни Русской Православной Церкви (РПЦ) и других конфессий. Во-первых, отмечается новая теология Победы — богословской концепции, осмысливающей события войны с точки зрения православной концепции синергии, совместного действия Бога и человека. Эта концепция приходит на смену озвученной патриархом несколько лет назад и вызвавшей острую реакцию — о том, что война была Божьим наказанием, Божьей карой за грехи народа.

Второй момент. РПЦ активно развивала в этом году свое творчество в плане проведения различных ритуалов, освоения новых обрядовых форм, организации мероприятий. Интересно, что Церковь постаралась выдвинуть альтернативную дату Победы — центр празднования был перенесен с 9 на 6 мая в храм Георгия Победоносца на Поклонной горе. В ходе этих торжеств осваивались такие молодежные формы действа, как авто- и мотопробеги, флешмобы.

В то же время споры по острым моментам истории, значимым персонажам — таким, как Сталин и Власов, — в преддверии юбилея были приглушены внутри Церкви, однако можно ожидать, что они всплывут в будущем. И мы это видели буквально в конце мая, когда широко обсуждалась история с «Державной» иконой Божией Матери с изображенным на ней Сталиным и сталинскими маршалами, которая была провезена по российским городам (инициатива так называемого Изборского клуба и писателя А. Проханова, официально осужденная Саратовской митрополией РПЦ — прим. «Ленты.ру»).

Также интересно, что малые церкви России (в основном различные протестантские деноминации) активно используют День Победы в качестве канала своей натурализации в российском культурном поле. Как один из примеров могу привести историю, когда Церковь святого Иисуса Христа и Последних дней и мормоны приняли активное участие в праздничных торжествах, причем везде выступали с георгиевскими ленточками.

Борис Соколов — историк, писатель:

Моя тема была посвящена отражению юбилея в культуре: кино, театре, литературе. У меня создалось впечатление, что, несмотря на все огромные усилия, которые власть мобилизовала на празднование этого юбилея, для культурного пространства Вторая мировая война и Великая Отечественная война — уже не какое-то главное событие.

К примеру, в преддверии юбилея не появлялось каких-либо значительных литературных произведений, посвященных Великой Отечественной войне. Она для литературы — явно периферийная тема, а все остальные искусства ведь так или иначе пляшут от литературы. Соответственно, не поставили никаких спектаклей, которые были бы общественно значимыми, хотя, конечно, сейчас и не 1920-е годы, когда спектакли могли раскалывать общество и вызывать бурную дискуссию.

Главной ареной, в которой отражался юбилей, стало телевидение и кино. Но даже здесь сложно отметить появление каких-либо событийных фильмов. Совершенно провальным, на мой взгляд, получился сериал «Молодая гвардия», который позиционировался как главная картина этого года о войне. Но в целом телевидению удавалось поддерживать тему юбилея в течение примерно четырех месяцев до праздника. После 9 Мая в телепрограммах наблюдалось резкое падение количества материалов по Второй мировой войне.

Мне кажется, одной из главных ошибок юбилея стала попытка совместить праздничную и мемориальную составляющую. Дикая вещь, когда люди маршируют с портретами своих предков. Это ведь мемориальная и камерная память. Одно дело — собраться в узком кругу и помянуть, но идти с портретом на демонстрацию? Эмоционально это смотрится, считаю, как-то странно, и логичнее было бы выбрать какую-то одну составляющую праздника.

Ирина Давидян — научный сотрудник НИЦ АИРО- XXI:

Темой моего мониторинга являлись историко-культурные выставки. Есть ряд интересных наблюдений. Во-первых, название большинства выставок представляет собой само слово «Победа», представленное на логотипе, и различные производные от этого слова. Плохого здесь два момента. Это говорит о формальном подходе организаторов, которые просто выполняли заказ и даже не захотели чуть-чуть подумать дальше. А второе плохое состоит в том, что как названия выставок, так и их содержание не отражают протяженности войны. Получается, что была сразу Победа и не было страшных четырех лет, ей предшествовавших. У людей, у которых нет представления о войне, кто не смотрел старых фильмов и не читал книжек, а таких довольно много, создается шапкозакидательское представление, что Победа — это так легко и что, случись сейчас война, мы всех легко победим.

Второе наблюдение состоит в том, что на выставках было слишком много чисто военной составляющей. В центре внимания — штабы Победы, знамена, военно-политическое руководство, кабинетные военачальники. Почти не присутствует образ народа, хотя, с другой стороны, замазано и значение Сталина. Он хоть и присутствует, но скорее в виде упоминания. Практически не отмечается руководящая роль партии. Она делегирована военному руководству. Характерно, что к штабам Победы была отнесена и Русская Православная Церковь.

Наконец, практически на всех выставках была притянута тема Украины и Крыма для отдачи дани актуальности момента. Когда я спросила у одного из кураторов, зачем вы поместили информацию о Крымской операции, а не об операции «Багратион», например, мне ответили в том ключе, что «Крым — это актуально и мы должны как-то на это реагировать».

Леонид Максименков — историк:

У меня была тема архивно-исторической составляющей юбилея. В этой сфере я бы выделил три уровня: общество, у которого есть запрос на архивную информацию; власть, поддерживающую общество в подобном стремлении; архивную бюрократию, которая этот спрос удовлетворить не может. Как пример. Росархив оказался не способен к 9 Мая предоставить обществу архив постановлений Государственного комитета обороны. Его выпустили только 17 июня.

Татьяна Филиппова — старший научный сотрудник филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова:

Темой моего мониторинга была научная и академическая среда. Общество историков — это не самый затратный и одиозный сегмент в отличие от интернета и медиа. Профессиональное сообщество в преддверии юбилея заинтересовала больше не военная история войны, а история повседневности, гендерная и социальная. Была предпринята попытка выяснить, как выживает человек во время войны. При этом, конечно, пласт традиционных военных историков продолжали биться над классическими вопросами. Но основными направлениями исторической науки стали общегуманитарные моменты, проблема сохранения человечности и культурного наследия страны в условиях войны, выживание человека.

Дмитрий Люкшин — доцент кафедры мировой политики и международных экономических отношений Казанского федерального университета:

Я пытался найти этнорегиональные отличия в праздновании юбилея Победы. В итоге мне не удалось обнаружить ни какой-то татарской или рязанской специфики. Было ощущение общей усталости государственных менеджеров от юбилейной практики и поиски некой новой волны. Юбилей Победы — уникальное событие, которое объединяет власть и общество. Большинство молодых людей очень позитивно определяют образ Победы, при этом они не знают героев, подвигов, с трудом ассоциируют Жукова и битву под Москвой, но Сталина большинство помнят. Это новое пространство памяти, формирующееся сейчас. Вместе с тем молодое поколение не воспринимает Победу как тяжелый труд. Оно считает этот день праздником и символом единения. Молодежь не понимает трудовую составляющую Победы. Они просто не могут представить, каково это — не есть неделю. А раздать георгиевские ленточки — с удовольствием и запросто.

Одновременно они очень признательны ветеранам, и считают, что страна перед ними в неоплатном долгу. Из низовых движений обретает форму «Бессмертный полк», хотя мы и можем говорить, что у данного мероприятия не самая удачная форма. Тем не менее молодежь реагирует на эти акции, она готова к позитивному восприятию. Главная проблема для власти сейчас состоит в том, как удержать молодых людей в позитивном настроении и предотвратить чувство обманутости и цинизма, которые обычно появляются у участников молодежных движений в России.

Сергей Щербина — арт-директор АИРО-XXI век:

Все мы посмотрели юбилей Победы и пытаемся ответить на вопрос: «Что это было?» Акция «Георгиевская ленточка», которая вышла на орбиту МКС, билборды в Ивантеевке, информирующие ее жителей о героизме экипажа немецкого бомбардировщика. Путешествие российских байкеров с целью правильного обучения «аборигенов» истории. Теперь мы все живем в эпоху победившего постмодернизма, который стал отражением жизни общества в целом.

Через два года нас ждет столетие года 1917-го. Участники круглого исторического стола месяц назад вывесили на сайте министерства культуры пять тезисов, посвященных грядущем празднику. Однако прошедший юбилей показывает, что эти тезисы вряд ли помогут предотвратить стихийное появление новых образов великой российской революции. Например, если какое-то общество любителей паровозов из Цюриха организует праздничное путешествие в пломбированном вагоне через Германию, Швецию, Хельсинки с прибытием на Финляндский вокзал Санкт-Петербурга, то, следуя тезису №1 «о признании преемственности исторического развития Российской империи через СССР к современной Российской Федерации», мы должны будем организовать прибывшим радостную встречу.

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки